Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

А меня все посылали и посылали…

1 марта 2004, понедельник, день 659

С утра хорошее настроение. Взглянул в окно — капает. Снег тает. Солнышко. Календарная весна пришла. И некалендарная тоже. Как же я ненавижу зиму.

Наконец-таки исправили мой компьютер. Оказывается, полетел жесткий диск, полетел безвозвратно. Восстановлению не подлежит. Хорошо, что там почти не было моих материалов.

Полдня провел дома. Все думал о том, как сотрудники комментируют анкеты. Почему я никак не могу научить их не формально отвечать солистам? Когда проверяю работу каждого, беседую лично, учу — результат есть. Но проходит время, и все возвращается на круги своя. Любую идею можно скомпрометировать. Так и здесь.

Сколько раз уже говорил: дежурный менеджер должен так написать человеку, заполнившему анкету, чтобы завязался личный контакт, он должен так прокомментировать ответы в анкете, чтобы нашему солисту захотелось общаться, а главное, чтобы ученик тут же начал заниматься и, конечно, принял решение программу оплатить.

Как этого добиться? Почему об одном и том же надо говорить десять, двадцать, сто раз? Как бороться с формальным отношением к работе? Буду об этом говорить с Максимом Андреевичем Меньшиковым.

Или взять рекламу. Эта работа на Сергее Викторовиче Исакове. Но я никак не могу получить от него новых предложений. Получается, он не организатор рекламы, а исполнитель. Дашь ему текст, попросишь послать в то или иное издание — сделает. А мне нужен человек, как теперь принято говорить, креативного направления. Чтобы сам придумывал, организовывал, исполнял и сообщал о результате. Попробую еще раз поговорить с Сергеем Викторовичем на эту тему.

Понимаю: я организатор всего процесса. Наверное, плохой организатор, раз не удается сделать так, как задумано. Учусь.

Через два-три дня будет готова версия для тестирования очередной подверсии нашего диска. Мы внесли, как я уже писал, более 400 изменений. Убрали рекламу, разрешили делать больше ошибок в некоторых заданиях, добавили текстов, разнообразили сообщения, которые выскакивают, когда ученик допускает ошибку. По моим данным, эту подверсию легче пройти, чем предыдущую, значит, больше учеников осилят программу, дойдут до 100-го задания, а, следовательно, научатся набирать слепым десятипальцевым методом.

На фирму приехал поздно. Сегодня выдавали зарплату (на два дня раньше). К сожалению, всем зарплату снизили. Не потому, что кто-то работал лучше, а кто-то хуже (кстати, нужно было поступить именно так), а из-за того, что элементарно нет денег.

Часа два у меня ушло на поиск номера телефона Института повышения квалификации учителей. Этот институт находится рядом с моим домом — пять минут пешком. Но я все пытался узнать номер телефона. Зачем мне институт? Я слышал, что там есть свободные помещения, и подумал: может быть, начать с ними переговоры об аренде?

Я все звонил и звонил, а меня все посылали и посылали: из департамента по образованию в министерство по образованию, из министерства по образованию — в различные главки. Но никто не знал номера телефона этого института.

Вспомнил сегодня Виталия Александровича Сырокомского. Он работал главным редактором «Вечерней Москвы», первым заместителем главного в «Литературной газете», возглавлял «Неделю». И где бы он ни трудился, у него все получалось. Он всегда быстро налаживал процесс. Его боялись. Если Сыр (так называли Виталия Александровича в коллективе) что-то просил, исполняли незамедлительно — страшились его гнева. Но я не хочу, чтобы меня боялись. Я хочу, чтобы меня понимали. Понимали! Пока не получается.

Мне очень легко работать с Павлом Игоревичем Крыловым, Евгением Александровичем Ременцом, Дмитрием Сергеевичем Чесалиным, Романом Владимировичем Колотеевым. Мне никогда не приходится говорить им что-либо два раза. На работе они стараются максимально использовать время именно для работы. А есть сотрудники, которые просто проводят часы на работе, стараясь как можно меньше сделать, действуя по принципу: солдат спит — служба идет. Куда торопиться? Работа не волк — в лес не убежит. Они никак (я о таких сотрудниках) не могут понять, что фирма «ЭргоСОЛО» начнет прилично зарабатывать (а, следовательно, мы сможем достойно оценить их труд) только в том случае, если все начнут работать с полной отдачей.

Долго разговаривал с Максимом Андреевичем Меньшиковым. Нам нужно составить реальный план нашего развития на ближайшие три месяца и стараться методично этот план реализовывать.

Вечером побывал дома у Сергея Викторовича Исакова.

Пришла весна. Это меня радует. Ощущаю прилив сил. Надеюсь, что смогу лучше работать. Поживем — увидим.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Виталия Александровича Сырокомского я вспоминаю часто. Говорят, он сильно болеет сейчас. Ему под 80. Мы с Виталием Александровичем регулярно встречались, когда я организовывал творческую студию для студентов факультета журналистики на базе «Недели». Помню, сколько сил я потратил на то, чтобы нам выделили отдельную комнату в «Известиях». Много раз беседовал с руководителями «Известий», доказывая им, что если такая студия начнет действовать, у них никогда не возникнет проблем с поиском новых талантливых журналистов. Но отдельную комнату так и не нашли — нет свободных помещений, и все тут. А недавно я был в «Известиях» и с грустью отметил: более 50 новых кабинетов отдано различным службам (не имеющим отношения к газете). А в «Известиях» до сих пор не могут решить простую задачу: найти новых талантливых сотрудников. Раз 50 я звонил Рафу Шакирову, новому главному «Известий», хотел с ним встретиться и поговорить, но он неизменно оказывался занятым. Не хочет со мной общаться Раф Шакиров, не хочет. Ну и не надо.

«Ваше благополучие зависит от ваших собственных решений». Рокфеллер

374

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: