Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Борец с контрафактом

6 декабря 2006 года, среда, день 1671

Как всё хорошо начиналось — и как скверно закончилось!

Это я о сегодняшнем дне. Приехал домой час назад — а руки до сих пор трясутся.

Впрочем, всё по порядку.

С утра приехал в офис. Хорошо пообщался с коллегами. Набирает силу оплата нашей программы через sms. Уверен, что можем увеличить количество таких оплат раз в десять, но для этого следует серьёзно подойти к рекламе — давать её в окружных газетах, специализированных изданиях, на сайтах друзей. Этим полагалось бы заниматься каждый день, и лучше найти человека, который отдавал бы всё своё время только рекламе. Но у нас нет на это денег… Поручать же продвижение рекламы нашим сотрудникам практически бесполезно: у них нет выходов на средства массовой информации, нет моего опыта, моих возможностей… Мы платим небольшие деньги за рекламу в Google, но пока от неё почти нет отдачи.

В очередной раз я составил план по рекламе — и понял: затянется дело. Хорошо бы рекламу на спичках продолжить… Да-да, на спичках. Напомню Максиму Андреевичу, чтобы он связался с руководством спичечной фабрики и попросил их допечатать ещё один тираж коробков с рекламой «СОЛО».

С Максимом Андреевичем, как всегда, поговорил о работе нашей фирмы, о «девятке», о контроле за работой сотрудников. А потом мы отправились на презентацию в метро. Всё взятое — диски и книги — смогли реализовать к половине девятого вечера.

После этого вместе с Дмитрием Юрьевичем Митрофановым мы поехали на станцию метро «Сухаревская», где у нас было назначено свидание с Екатериной Андреевной Улитиной и Андреем Андреевичем Юркиным. Мы договорились посидеть в кафе и обсудить план работы по «девятке» и дизайн. Максим Андреевич Меньшиков должен был подъехать к нам с ноутбуком, чтобы все могли посмотреть обсуждаемое.

На место встречи мы приехали минут на десять раньше назначенного времени. И чёрт меня дёрнул…

И чёрт меня дёрнул, проходя по подземному переходу станции метро «Сухаревская», заглянуть в киоск, где продают диски с компьютерными программами. Небольшой ларёк, молоденькая продавщица…

— У вас есть «СОЛО на клавиатуре»?

— Есть, — сказала она и положила передо мной диск. Пиратский.

Я взорвался:

— Ну что же вы продаёте пиратские диски? Как вам не стыдно!

Девушка тут же начала кому-то звонить. Через минуту в ларьке появились два человека в штатском. Они представились сотрудниками уголовного розыска метрополитена.

Я даже обрадовался сначала: мол, расскажу им всё, и они составят протокол, примут меры, завертится дело о пиратских дисках… А они тут же стали требовать мои документы и предложили мне пройти в отделение.

Я им сказал, что ни в какое отделение не пойду, ибо у меня на девять назначена важная встреча, и вышел из киоска в переход. Они — за мной.

Дмитрий Юрьевич — рядом. Тут подошла и Екатерина Андреевна… И завертелось. Двое в штатском вызвали ещё двух милиционеров, и меня силой потащили в отделение.

За что?! Почему?! А неважно…

Долго всё это рассказывать. Противно.

Финал — плачевный. Я пробыл в отделении милиции два с половиной часа. Звонил по мобильному на Петровку, 38; звонил в приёмную министра внутренних дел…

Сработало. Приехали какие-то чины: майор милиции, подполковник. Зачинщики инцидента — те двое в штатском, которых вызвала продавщица, — извинялись передо мной, опасались, что их уволят… Я крови не жажду. Но было противно.

В отделение приехали Максим Андреевич Меньшиков, Алексей Анатольевич Чейкин, мой сын с корреспондентом «Коммерсанта», два журналиста с телевидения (правда, без аппаратуры), случайно ставшие свидетелями всего этого…

Художница уехала, Юркин уехал. Все на нервах. Разговора не получилось…

Максим Андреевич Меньшиков довёз меня до дома, и я долго ещё приходил в себя.

Борец с контрафактом… Это я про себя. Чем это кончается? Жуть.

Вот так и прошёл день.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Самое ужасное, что я в отделении милиции закурил. Несколько дней держался, не курил, а тут — сорвался.

Дневник публикую уже в марте 2007 года. Но и сейчас, перечитывая его, снова чувствую жуткое, до дрожи, ощущение мерзостности.

В результате этой ситуации мы потеряли художницу — и по-своему она права. И снова мы в поисках дизайнера…

Ладно. Будем воспринимать жизнь такой, какая она есть.

«Знание закона не освобождает от тех, кто пришел брать под стражу». Михаил Мамчич

344

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: