Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Быть знаменитым некрасиво?..

3 августа 2012 года, пятница, день 3925

О, друзья, читающие мой дневник! Хочу создать вам хорошее настроение — поэтому начните слушать, а потом будете читать.

Вот трек. А почему я даю его — расскажу в финале этого выпуска дневника…

Эта песня, хит 80-х годов, сопровождает меня уже много лет. Вспоминаю её, когда бывает грустно, наравне с песней о пятнадцатилетнем капитане, — потому что она заряжает оптимизмом, хотя и не знаю её слов. Вот есть в ней что-то странное, запоминающееся: вроде и «поп», а вроде и не «поп».

А день сегодня начался снова с врачей — в том плане, что мы решали (общался с сотрудниками из дома, по телефону и Интернету), как организовать их обучение.

Наш выездной экспресс-курс вошёл в проект «Электронная Москва». Это проект поднятия компьютерной грамотности в столице.

Брать или не брать новых учителей? Может быть, поручить преподавание нашим сотрудникам, которые хорошо знают «СОЛО»?

Смогут ли хорошо обучать два наших Максима Александровича — Зорин и Заика?

Тут наши мнения с Евгением Алексеевичем Никитиным разошлись.

Максим Зорин

Считаю, что все сотрудники «ЭргоСОЛО», за исключением программистов, просто обязаны вести уроки.

Во-первых, мы тогда узнаем все плюсы и минусы своей программы и можем её улучшать. Во-вторых, это хорошая форма общения с теми, для кого мы работаем. В-третьих — маркетинговый ход.

Евгений Алексеевич со мной не согласился. Придётся его убеждать…

Тут вспоминается одна история из сталинских времён.

В начале 50-х годов знаменитый певец Иван Козловский был непременным участником всех правительственных концертов, проходящих в Кремле. Однажды он спел какую-то песню, а из зала стали кричать:

Иван Козловский

— Иван Семёнович, Иван Семёнович, исполните, пожалуйста, арию Ленского! Нет, Иван Семёнович, спойте романс Глинки на стихи Пушкина!..

И тут встал Сталин. Он сказал, попыхивая трубкой:

— Зачем просить артиста петь то, что мы хотим? Пусть артист поёт то, что он хочет, а он хочет арию Риголетто.

Иван Семёнович Козловский, рассказывая мне эту историю, сказал, грустно улыбаясь:

— Конечно, я хотел спеть арию Риголетто. И спел её…

Поэтому, если Евгений Алексеевич долго не будет соглашаться, мне придётся прибегнуть к этому способу.

Ещё организовал рассылку нашим ученикам в Москве и Московской области — тем, кто прошёл «СОЛО» и мог бы у нас преподавать.

Сделал рассылку и для Саратова — но писал там о другом — о моей любви к этому городу, с которым связано многое в моей жизни.

А потом встал из-за компьютера и начал, прохаживаясь по квартире, думать, как сделать очередную ночную радиопередачу любопытной, полезной, привлекательной.

Тема — «Знаменитости».

Естественно, построю её на известном стихотворении Бориса Пастернака, которое полностью даю в одном из упражнений «СОЛО на клавиатуре». И здесь, в своём дневнике, дам тоже полностью.

Быть знаменитым некрасиво.
Быть знаменитым некрасиво.
Не это подымает ввысь.
Не надо заводить архива,
Над рукописями трястись.

Цель творчества — самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех.

Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.

И надо оставлять пробелы
В судьбе, а не среди бумаг,
Места и главы жизни целой
Отчёркивая на полях.

И окунаться в неизвестность,
И прятать в ней свои шаги,
Как прячется в тумане местность,
Когда в ней не видать ни зги.

Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.

И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым, и только,
Живым и только до конца.

Борис Пастернак

Во время передачи прочитаю его три раза.

Первый раз — просто как стихотворение.

Второй раз — с предысторией: расскажу, как оно появилось.

А третий — применительно к нашему времени.

Почему быть знаменитым некрасиво?

Кто у нас сегодня знаменит? Без званий, имён и фамилий: слушатели всё поймут. Какие писатели, какие режиссёры, какие певцы, какие актёры… А кто не знаменит? И сколько сделали они?..

Затем поведу разговор, что любая знаменитость, то есть очень известный человек, — сложная личность, если говорить о его качествах. Это — мученик.

Да-да, мне всегда были видны одни муки.

Мучительное выражение лица у Аркадия Исааковича Райкина.

Дмитрий Шостакович

Даже фотографы запечатлели на лице Дмитрия Дмитриевича Шостаковича нервное состояние.

А такие актёры, как Ролан Быков, — сплошной комок нервов.

Вспоминаю и сложности жизни Сергея Эйзенштейна… Но об этом — так я решил — в передаче упоминать не буду. Расскажу только о тех, кого знал лично.

Написал конспект.

Вспомнил, что когда-то был знаком с Асхатом Зиганшиным, Иваном Федотовым, Анатолием Крючковским и Филиппом Поплавским. Была такая легендарная четвёрка. В 1960 году они оторвались на своей барже от буксира и пропали в океане. Их довольно поздно хватились и не могли найти. Родственникам сообщили, что они пропали без вести. А на 49-й день их случайно обнаружил американский корабль. С баржи их забрали, обогрели, чуть-чуть дали поесть. Они были тощими, больными. Сразу их накормить было нельзя.

Под наблюдением врача они долго приходили в себя, а потом приехали в Сан-Франциско, где получили предложение навсегда остаться. Но не согласились — уехали в Советский Союз, который пышно встретил своих героев.

«Великолепная четверка»
Асхат Зиганшин, Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов.

О них сняли фильм. Помню, как они выступали перед моими пионерами, когда я был старшим пионервожатым в 91-й ленинградской школе (был и такой период в моей жизни).

Сергей Эйзенштейн

Всё перекликается, всё переплетается…

Я работал в 91-й школе Ленинграда, которая дружила с 91-й школой Москвы. Ребята приезжали на каникулы друг к другу, жили в спортивном зале. Именно эту школу (тогда у неё был другой номер) закончил в своё время Борис Леонидович Пастернак — об этом я узнал из Википедии.

 

Может быть (допускаю такое), ночуя в спортивном зале, мы ложились на доски, по которым ходил Борис Леонидович. Конечно, возможно, школу полностью перестроили, и доски, по которым ходил мальчик Боря Пастернак, просто моя романтическая фантазия. Не знаю…

Ролан Быков

Передача получилась. Довольно яркими вышли рассказы о Григории Рошале, Аркадии Райкине, Ролане Быкове. Боялся, что мне не о чем будет говорить, выйдет много пауз. Но оказалось, что о многом запланированном рассказать не успел. (Всегда, готовясь к передаче, нужно брать в три-четыре раза больше материалов, чем «поместится» в эфир, — тогда она получится.)

Звонков — шквал! Мне задавали вопросы о Вячеславе Тихонове и даже о Владимире Ленине. И я на них отвечал. Но почему-то в самом начале эфира было полное молчание — ни одного звонка. Наверное, я «задавил» слушателей вступлением, голосом и манерой ведения. Зато потом — как прорвало! Люди наперебой рассказывали о своих встречах со знаменитостями, отвечали, мечтали или нет сами стать известными…

В завершение передачи мне удалось подвести к элементарному выводу: каждый человек знаменит! Его знают домашние, сотрудники, соседи. Эта известность значительно выше лжепопулярности, когда тебя знают миллионы из-за того, что ты ударил по щеке женщину (был у нас такой политический деятель, который ударил мою студентку на Красной площади и не раскаялся).

Сейчас почти четыре утра — и я, наверное, лягу спать. Завтра опять много интересной работы. Самое главное — задуманное сделать воплощённым.

А вот список тех, кому публично приношу особую благодарность. Список из десяти человек.

На самом деле таких людей, к счастью, больше.

Вы можете посмотреть личные странички этих солистов.

 

  Андрей Петрович Гавюк
  Ольга Владимировна Фрейдина
  Любовь Сергеевна Зайцева
  Павел Александрович Зайцев
  Любовь Вячеславовна Яценко
  Софья Анатольевна Габова
  Александр Васильевич Рассохин
  Лиза Георгиевна Зальц
  Василий Александрович Зернухин
  Марина Юрьевна Колосова

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

 

P.S. Ругаюсь, кричу, нервничаю — а сам доволен: дело-то идёт! Это мне помогает сохранить тонус.

«Некоторые люди знамениты, а некоторые заслуживают быть знаменитыми». Готхольд Эфраим Лессинг (1729-1781), немецкий писатель, критик, драматург

609

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: