Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Дама из банка и многие, многие другие…

24 марта 2005, четверг, день 1047

А день получился насыщенным. Даже пообедать не успел.

Утром в офис пришла новая ученица (она просила не указывать ее фамилию и имя, поэтому я их сменил) Ашхен Айрапетовна Акопян. Ей за пятьдесят. В прошлом была учительницей. Уже 12 лет живет в Москве. Ашхен Айрапетовну готовы принять на работу в одну солидную фирму (фирмой руководит ее двоюродный брат), но поставили условие: должна научилась работать за компьютером. А бывшая учительница испытывает невыносимый страх перед этой машиной.

Я решил сам проводить ее обучение. Мне понятны сомнение и страх ученицы. Ведь и я когда-то сел в первый раз за компьютер в 55 лет.

Три часа пролетели незаметно. Новая ученица за это время прошла 12 заданий. Неплохо.

Очень хочется продвинуть нашу очную школу. Да, конечно, стоимость очного обучения высока. Но я выяснил, посмотрев в Интернете, что другие фирмы берут еще больше.

Два часа я добирался до редакции «Московского комсомольца». Жуткие пробки. По пути звонил с мобильного в два банка, в налоговую инспекцию, в три издательства и руководителям трех компьютерных фирм.

На беседу с Павлом Николаевичем Гусевым, главным редактором «МК», ушло десять минут. И еще сорок пять минут я добирался до Сущевского вала, где располагается «ЭргоСОЛО». Полдня ушло. А как мало сделал!

Проведя более трех часов в автомобиле, я еще раз убедился, насколько мы все равнодушны. Едет «скорая помощь», а мы ее не пропускаем. Когда же наконец поймем, что в какой бы роли мы ни выступали — водителя, продавца, руководителя, — мы прежде всего люди и должны думать друг о друге, помогать друг другу? Такая банальная мысль. Но мы почему-то об этом забываем. Думаем в подобных ситуациях только о себе.

Пробка. Не едем, а тащимся. Горит мигалка на «скорой помощи», звучит сирена. Я еду в среднем ряду. «Скорая» от меня слева. И ни одна машина перед «скорой» не берет вправо, чтобы пропустить докторов. А это должно быть не просто правилом, которое мы обязаны выполнять, — рефлексом. Увидел подобное — помоги, сдай вправо, пусть «скорая» проедет.

На фирму сегодня приходил Евгений Сергеевич Тюльпанов. Ему 27 лет.

— Евгений Сергеевич, давно ли вы знаете о нашей программе? — спросил я его.

— Да уж года три, — ответил он.

— А что послужило последней каплей для принятия решения?

Он задумался.

— А, вспомнил! У нас на фирме появилась новая секретарша. Хорошенькая! И на клавиатуре она шпарит с бешеной скоростью. Я поинтересовался, где училась. Оказалось, прошла вашу программу. Зашел в Интернет, узнал ваш адрес и вот приехал. Куплю три диска - себе и своим подчиненным.

Евгений Сергеевич Тюльпанов получил два образования. Окончил физфак университета и Высшую школу экономики.

— Я давно хотел научиться, — говорит он, — но все руки не доходили. Много ли у нас на фирме компьютеров? Сотня, пожалуй, будет.

Я посмотрел внимательно на своего собеседника и медленно, почти гипнотизируя его, продолжил беседу.

— Евгений Сергеевич, дорогой, замечательный, я невероятно рад, что вы купили три диска. Не сомневаюсь, что вы научитесь. И двух своих подчиненных сможете научить: начальник принял решение — подчиненные его выполнят. Но что если вам поговорить со своим руководством о том, чтобы установить на всех компьютерах вашей фирмы сетевую версию «СОЛО»?

— Я попробую, — пообещал он.

Сколько человек мне обещали поговорить со своим руководством?! За три года работы фирмы человек триста наберется. Почему же нет результата? А люди произносят слова, дают обещания — и тут же об этом забывают. Нас губит необязательность, нас губит неорганизованность и равнодушие…

Это как и со «скорой помощью». Пусть себе разрывает воздух сирена, надрываются мигалки. Но ведь кругом пробка. Что я буду предпринимать какие-то действия, чтобы освободить путь врачам… Так и здесь.

Я научусь, подчиненных заставлю. А зачем идти к руководству, что-то доказывать, просить, уговаривать, взваливать на себя лишние хлопоты?

После ухода Евгения Сергеевича я засел на полтора часа за телефон. Поговорил с десятью учениками: все они обещали мне в свое время поговорить со своим руководством, чтобы установить сетевую версию. И все десять сказали, что у них не получилось.

Хотелось взвыть от злости. Но вместо этого я пошел в наш буфет, выпил чашку зеленого чая и успокоился.

Как быть, что делать? Как уговаривать руководителей фирм, ведомств на корпоративную версию? Предлагать «откат»? У них появится личная заинтересованность… Не буду.

Нужно продолжать бить в одну точку. Увеличивать число индивидуальных учеников. Когда их станет значительно больше, я уверен, обязательно кто-то из них окажется руководителем того или иного предприятия и подумает о приобретении корпоративной версии. А мне нужно проявить терпение.

Вот уже два года я звоню три-четыре раза в месяц руководству одного крупного банка и каждый раз слышу одни и те же слова: «медленно, но дело движется», «я вас помню», «дело сложное, но, думаю, мы добьемся результата», «потерпите, давайте созвонимся дней через десять-двенадцать»…

Признаюсь, иногда мне хочется в ответ сказать:

— Слушайте, ну что вы мне морочите голову? Неужели за два года нельзя выяснить: да или нет? За то время, что мы с вами общаемся, за два года, прояви вы как начальник минимум усилий, всех — от охранника вашего банка до президента, — да-да, абсолютно всех сотрудников можно было бы научить слепому десятипальцевому методу. А вы тянете резину… Зачем?! Это такой стиль: все делать не спеша, долго… Но если вы так поступаете, вы плохой руководитель. Ведь два года назад мы послали вам первый вариант договора. Я не буду вам больше звонить. Мне стыдно за вас.

Но я не произнес этих слов. С трудом взяв себя в руки, я сказал:

— Хорошо. Через десять-двенадцать дней я вам позвоню.

В то же время во многом виноват и я. В моей записной книжке около ста телефонов. А у меня все время не находится возможности дозвониться до этих людей. То они заняты, то ушли, то уехали в командировку, то отправились в отпуск. А здесь нужно проявлять методичность. Я же переключаюсь на новых людей, забывая о старых. Наверное, мне нужно поступить так, как делает Вадим Владимирович Карп: составить полный список людей и начать с ними работать: обзванивать, встречаться, писать письма — словом, добиваться.

Принял я участие и в обзвоне солистов. Говорил с одним хорошим доктором, терапевтом. Он обещал подумать, не стать ли ему автором нашего сайта.

Обещал подумать! Сколько таких потенциальных авторов никогда не стали реальными. А кто виноват? Я. Я же им не звоню, не напоминаю.

К вечеру на фирму приехал юноша-девятиклассник — его послала мама купить все мои книги.

— А программу мама не просила купить?

— Нет, — ответил он.

— А может быть, вы возьмете программу? — предложил я. - Наш диск стоит 150 рублей.

— Ну давайте, — сказал он.

Любопытная ситуация. Интересно, кто у него мама.

Дама из банка «Сенатор» заказала у нас клавиатуру и книгу.

— Вы действительно можете в течение часа доставить мне майкрософтовскую клавиатуру и книгу «Мне интересны все люди»? - спросила она.

И ровно через час Алексей Анатольевич Чейкин доставил ей требуемое. Дама тут же перезвонила нам и поблагодарила, сказала, что не верила в нашу точность.

На фирме шла обычная, рутинная работа. Отлично трудился Роман Владимирович Колотеев. Отвечал на письма Андрей Юрьевич Орлов. У него сегодня день молчания — проходит школу «Учимся говорить публично». Одно из первых заданий по этому курсу — два дня молчать, ни с кем не общаться голосом, только записками.

У Алексея Анатольевича Чейкина судя по всему спад настроения, и я стараюсь его не трогать. Максим Андреевич Меньшиков сидел у себя в кабинете, зарывшись в бумаги: что-то с чем-то сличал, что-то писал.

Четверг обычно бывает напряженным. Именно в этот день больше всего звонков и писем. Так было и в этот раз.

Я вернулся домой в начале двенадцатого ночи, вымотанный и раздраженный.

Сколько же еще всего нужно сделать, чтобы добиться на фирме прорыва? Не пора ли мне составить полный перечень всех дел, связанных с фирмой, — по рекламе, корпоративным солистам, работе офиса, по сайту, по сотрудничеству с нашими партнерами, по очной школе «СОЛО»…

А по работе над своими книгами?

А по делам, связанным с факультетом журналистики?

От количества вопросов, которые я задавал сам себе, мне стало нехорошо. Я решил сегодня ничего больше не делать. И принял единственное правильное решение. Какое? Выспаться. А там посмотрим.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Суета сует. Но ведь без этого не обойтись.

«Мне столько всего надо сделать, что лучше я пойду спать». Роберт Бенчли

438

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: