Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Десять дней, которые не потрясли мир

22 мая 2002, среда, день 10

Выступая на радио, перед студентами, на встречах с читателями, часто произношу свою любимую фразу: «Там, где кончается терпение, — начинается выносливость».

Да, выносливость мне необходима — такой наступил период.

Впрочем, все по порядку.

Итак, 22 мая 2002 года. Сплошные двойки.

Сегодня первый юбилей. 10 дней, который не потрясли мир. Десять дней, как я объявил о начале работы нашей фирмы. Мы еще не получили в налоговой инспекции ИНН, еще нет расчетного счета, еще нет печати, но я считаю — фирма действует.

Вспомнил: когда Ю. В. Никулин стал директором цирка, ему принесли печать. Он невероятно обрадовался, играл с печатью, как пятилетний ребенок — рассматривал оттиск, пробовал силу нажатия, и удивлялся, что на печать не надо дышать. Это раньше печать делали кругленькой, маленькой, с деревянной ручкой, и перед тем, как поставить оттиск, полагалось на печать подышать. Теперь печать — это полуавтоматическая машинка.

Первую половину дня занимался тестированием программы.

— Зачем Вы это сами делаете? Поручите кому-нибудь, — сказал Михаил Юрьевич Горшков.

— Кому?

С одной стороны, у нас есть более 100 человек, которые готовы протестировать программу, прогнать ее на разных машинах, в разных режимах и подробно рассказать о результатах тестирования.

С другой стороны, программа может преподнести сюрпризы: вдруг не позволит пройти от 45-го задания к 46-му, выдаст неверную команду, могут исчезнуть буквы, которые надо набирать. Как быть в этих случаях тем, кто добровольно согласился помочь? Закрыть программу и закончить тестирование. И ждать, когда же мы пришлем им исправления. И снова проходить всю программу с первого задания. Не сомневаюсь, терпение у тестирующих иссякнет. А выносливостью они могут и не обладать. А в версии на английском языке буква а английская почему-то оказалась русской. Начертание такое же. А выполнить задание не получается. Нужно переключать клавиатуру. А догадаются ли так поступить тестеры?

Поэтому мы с Марией Александровной Казицкой тестируем сами. Тут же сообщаем Денису Евгеньевичу Афанасьеву о найденных фатальных, как мы их называем, ошибках. Он их исправляет и через два-три часа присылает поправки. И мы продолжаем работать.

Как же я возненавидел автора, то есть самого себя, курса «СОЛО на клавиатуре».

Упражнение 77.3.

Вместе с Марией Александровной мы его делали четыре с половиной часа. Набирали быстро и медленно, делили упражнение: пять строчек я, пять строчек Мария Александровна.

Мы злились, вскрикивали, нервно хохотали, удивлялись, возмущались, проклинали, надеялись, бесновались, огорчались, чуть не плакали и каждый раз снова и снова начинали проходить это задание. И каждый раз лепили ошибки.

— Последняя строчка! Девяностая строчка!! А… а… а-а-а… А-а!

Ну вот, именно в этой строчке, по закону подлости, допущена последняя из разрешенных ошибок. Придется все начинать заново.

Конечно, сделал пометку: в этом задании увеличить число разрешенных ошибок в три раза. Пусть будет подарок тем, кто проходит нашу программу. Разрешим сделать 9 ошибок.

В два часа вошел в Интернет. Талантливый журналист Сергей Александрович Мостовщиков был гостем Гостиной «Яндекса». Я тут же задал ему несколько вопросов: владеет ли он слепым десятипальцевым методом, умеют ли набирать профессионально его сотрудники и не хочет ли он, чтобы я всю редакцию еженедельника «Большой город» научил набирать быстро, легко и элегантно?

Вот что мне ответил Сергей Александрович:

«Вы должны простить меня за то, что я не отвечаю со скоростью пулеметчика, поскольку не умею печатать слепым десятипальцевым методом, а только зрячим двухпальцевым. Никто из моих сотрудников тоже старается не печатать вслепую, менять этот порядок не хотелось бы».

Я возразил, написав, что если сотрудники овладеют слепым десятипальцевым методом, то они будут быстрее готовить материалы, меньше допускать ошибок. И в ответ получил:

«Владимир Владимирович! Вас, вероятно, огорчит еще больше то обстоятельство, что практически все журналисты совершенно безграмотны — пишут с ошибками. Но от этого они не перестают быть безумно талантливыми людьми. Им ведь главное — думать как следует. Ловкие пальцы хороши для белошвейки и проктолога. Остальные могут не так уж и стараться в этом смысле».

Ну как к этому относиться?! Если главные редакторы не понимают необходимости набирать все автоматически, не смотреть на клавиатуру (главные редакторы, руководители фирм, управлений, ведомств), что уж говорить о рядовых сотрудниках!

Работать! Убеждать! Продвигать! Просвещать!

Там, где кончается терпение, — начинается выносливость.

В 19.00 ко мне приехал Сергей Геннадьевич Андреев, генеральный директор «АБИ». Более полугода мы вместе работали. За это время подружились. И хотя мы расстались, деловые контакты прерваны, сотрудничество прекратилось, — дружба осталась.

Когда он приехал, я честно спросил: о чем будем говорить, что обсуждать?

— Да я просто так приехал, повидать Вас.

Он привез в подарок две замечательные футболки. Одну с эмблемой велосипеда — о такой футболке давно мечтала Софья Владимировна Костюк, и вторую с парусником — для меня. С намеком — чтоб дул в мои паруса всегда попутный ветер.

Трогательно.

Почему?

Полгода назад, увидев футболку с велосипедом на самом Андрееве, я стал уговаривать его эту футболку подарить, продать, обменять. Не удалось.

— Она мне очень самому нравится, — объяснил он. - Это подарок моего приятеля, а подарки нельзя передаривать.

И вот запомнил. Привез. Сюрприз.

Мы общались пять часов. Говорили о развитии программ, о моих трудностях, вспоминали Юрия Владимировича Никулина. Сергей Геннадьевич рассказывал, как он добровольно голодал 18 дней. Как растут его дети, как он съездил в Грецию.

Голодание сказалось положительно. Сергей Геннадьевич выглядел помолодевшим, посвежевшим, стал еще более обаятельным.

Вечером ко мне приехал Дмитрий Владимирович Киреев.

— Вот, знакомьтесь: Сергей Геннадьевич Андреев (я представил их друг другу). Рассказываю ему о своих радостях и сложностях — первого почти нет, а второго много, — связанных с программой «СОЛО на клавиатуре».

Д. В. Киреев иронично улыбнулся и заворчал:

— Книги надо писать, книги. Мы уже разрекламировали, что в ближайшее время выйдет первый выпуск «Я+Я». Через месяц должен появиться первый выпуск «Учимся говорить публично». Мне нужна верстка первого выпуска сборника «1001 анекдот про ЭТО». Где все это? Я приезжаю к Вам уже, наверное, за последние три месяца сороковой раз, а Вы все говорите: потом, потом.

Ворчал Д. В. Киреев добродушно, мягко, незлобиво. Он все понимает.

Когда уехал Сергей Геннадьевич, я два часа искал диск с версткой книги. Так и не нашел. Потом вспомнил, что отдал его в издательство, а мне его не вернули.

Когда-то мы отправили рисунки Ю. В. Никулина в одно прибалтийское издательство. Нам тоже обещали их вернуть, но о своем обещании забыли. Куда все исчезает? Растворяется. Причина? Необязательность, неточность, замотанность.

А еще в тот вечер Михаил Юрьевич Горшков аккомпанировал на пианино Софье Владимировне Костюк. Софья Владимировна играла на кларнете пьесы Юрия Владимировича Савалова.

Представляете: огромное зеленое дерево до потолка (такой у меня лимон), мягкий свет от торшера — идет домашний концерт. Кристоф чутко реагирует, сосредоточенная Софья Владимировна, весь во власти музыки Михаил Юрьевич. Мы забыли, что уже давно наступило 11 вечера и продолжали концерт. Слышимость в моем доме отличная. Но то ли соседей не было, то ли им нравилась музыка — никто сверху, снизу, с боков не стучал.

…Пустынная Пятницкая улица. Сколько раз я по ней ходил. Тысячи. Когда-то я работал в Гостелерадио СССР на Пятницкой, дом 25.

Машины есть, а прохожих — никого. Несколько киосков открыты: цветочный, табачный. Мы едем по Пятницкой, сворачиваем на Первый Монетчиковский и останавливаемся у дома, где находится наш офис.

В машине, кроме меня, Михаил Юрьевич и Софья Владимировна.

Сидим в машине, смотрим на темные окна нашего офиса. На окнах решетки.

— А вывеска большая будет? — спрашивает Михаил Юрьевич.

— Какая вывеска, черт возьми! У нас ключей нет, мы попасть сюда не можем! Эти окна должны гореть, — продолжаю я, — круглые сутки.

Почему они должны гореть и днем — непонятно, но именно так я сказал.

— Сюда по выделенной линии, которую поможет нам провести «МТУ-Интел», будет стекаться информация со всего мира.

Я почувствовал себя Остапом Бендером. Мы фантазируем. Вывеска. Неоновая реклама. Круглосуточно действующий экзамен для солистов. Может быть, еще и банкеты в ресторане «Обломов», благо он рядом?

Получить бы ключи. Достать бы денег на два компьютера. (Андрей Иванович Швец не звонит — скорее всего, дать нам в кредит компьютеры не сможет. Чтобы не ставить себя и его в неловкое положение, я решил тоже не звонить.)

Сергей Михайлович Голубицкий уверял меня, что приличные компьютеры с 15-дюймовым монитором можно купить за 350 долларов. Мы обзвонили несколько фирм, один из моих сподвижников объездил 12 магазинов — дешевле, чем за 500 долларов, ничего приличного найти не удалось.

Ночь. Тишина. Мы все трое молчим.

Тихо, спокойно, ровно, умиротворенно Софья Владимировна произнесла:

— Все будет хорошо.

Я включил мотор и почему-то резко дернул с места. За нами поехала машина. Я повернул направо. Машина — следом.

Вскоре она нас обогнала, и три милиционера внимательно посмотрели на наши лица. Но не остановили. А мы — по Садовому кольцу, по Ленинскому проспекту, на Профсоюзную, в Ясенево.

Три раза встречался по пути плакат «СОЛО» со странным мужиком в верхнем левом углу.

Мне казалось, что он иронично смотрит на нас: наше «СОЛО» есть, а будет ли «СОЛО на клавиатуре»? Фирма «СОЛО» продает компьютерную мебель. Может быть, с ними сговориться? Дать им рекламу в программе? Они нам деньги, а мы на эти деньги компьютеры купим:

В три ночи вернулся домой. Обычно в это время я ложусь спать.

Но сначала решил погулять с Кристофом.

Машин почти не было. Встретились два бомжа, собирающих бутылки. Около 40 минут мы с Кристофом гуляли в Сокольниках. Отдохнул. Вернувшись домой, сел за компьютер, получил почту. Человек пять написали о том, что они уже прошли программу и готовы приобрести восьмую версию, чтобы научиться набору на английском языке.

Пришло письмо от старого знакомого. Он математик. Когда-то довольно часто бывал у меня дома. Потом в силу целого ряда причин наши пути разошлись. Он написал:

«Мы когда-то с Вами дружили, может быть, помните. Это не так важно, помните или нет: дело в том, что я недавно прочитал Ваши «Записки начинающего бизнесмена» — и: о-о-о! ну наконец-то! Поздравляю с начинанием! Вы начали делать то, что уже давно, давно надо было начать делать с Вашим, не побоюсь этого слова, многострадальным «СОЛО». Лучше взять все в свои руки — юридически закреплено, чем пытаться уговорить кого-то делать так, как ты хочешь.

Желаю Вам успехов! По возможности, не бросайте «записки» — ибо это, по всей видимости, будут, как мне кажется, крайне любопытные записки человека — немолодого и занимавшегося в основном тем что называется «творческой деятельностью», - который силою внутренних и внешних обстоятельств и своего желания — пошел генерально директорствовать в свою собственную фирму…»

Кто знает, какие будут записки, но мне главное, чтобы мы смогли хотя бы наполовину (планку всегда надо высоко поднимать) выполнить намеченное.

И еще получил такое письмо:

«Владимир Владимирович, здравствуйте.

Я тут на досуге вспомнил одно стихотвореньице из детства, возможно, оно пригодится Вам в новой версии «СОЛО».

Что такое, что случилось?
С печки азбука свалилась.

Больно вывихнула ножку
Прописная буква М,
Е ударилась немножко,
Ж рассыпалась совсем,
Потеряла буква Ю
Перекладину свою.

Букву Р перевернуло,
Превратило в мягкий знак,
Ф бедняжку так раздуло,
Не узнать ее никак,
Букву С совсем замкнуло,
Превратило в букву О,
Буква А, когда очнулась,
Не узнала никого.

С уважением,
Ксиротирис Илья Костас».

Илья Костас (да, такое у него отчество) живет в Череповце, греческие корни…

С Ильей Костасом мы договорились, что он мне поможет в продвижении «СОЛО» в Интернете на форумах и чатах.

Кстати говоря, все, кто читает эти строчки, может, и Вы нам чем-то можете помочь?

С продвижением «СОЛО», с приобретением техники, с тестированием программы, с предложениями о том, как сделать лучше программу, интереснее наш форум по «СОЛО», а может быть, Вы поговорите у себя на работе с руководством об использовании «СОЛО на клавиатуре», и Ваша фирма станет нашим корпоративным пользователем?

Что-то я с Кристофом разгулялся и спать совсем не хотелось. А уже начало светать. Сделаю-ка еще одно задание.

Так и закончился десятый день работы фирмы «ЭргоСОЛО», где пока есть четыре штатных сотрудника, пять внештатных помощников и очень много замечательных учеников, наших солистов.

Там, где кончается терпение, — начинается выносливость.

Вот и все.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Я всегда и всем говорю, что самое главное высыпаться. Обычно я ложусь в три и встаю в девять без будильника. На этот раз решил подстраховаться. Поскольку лег в пять и на утро ничего не было назначено, я поставил будильник на 11 часов утра.

Плотно задвинул шторы (они у меня двойные — спать нужно в темноте, тогда лучше высыпаешься…), потом послал этот материал нашему веб-мастеру и, сказав сам себе «спокойной ночи», пошел спать.

Владимир Шахиджанян. 1959 год

Мне было 19 лет. Я работал старшим вожатым в школе. Мне казалось тогда, что смогу устроить своим ребятам интересную и веселую жизнь. Многое удавалось. А может быть, сегодня тоже все будет хорошо. Поэтому и попросил дать снимок того времени. Мне 19 лет, я старший вожатый 91 школы в Ленинграде. Шел 1959 год.

443

Комментарии

Семёнова Мария Владимировна 15/01/09 20:39
Доброго времени суток, Владимир Владимирович!

Ваш дневник очень хорош и увлекателен. Я даже завела привычку читать его по утрам или перед кропотливой работой за компьютером. Поднимает настроение и самой хочется жить. Нет, не так. Жить. Вот. А ещё работать усерднее и качественно.

С каждым днём я узнаю о Ваших достижениях и появляется тоже жажда добиваться и стремиться. (Ведь жить по принципу, как удобно, как сытно и как легче - это просто и скучно!)

Сразу же начинаю сравнивать свои задачи и ваши далеко идущие цели. Становится неловко за себя, хотя можно было отмахнуться и "успокоить" себя: "Это большой человек, а я так... Каждому своё..." Ваш текст вызывает чувство, которое между негодованием и жадностью ("как бы мне тоже кусок такой урвать?"). Но признаю, что это не самое лучшее настроение для созидания. Это прививка или горькая микстура от лени и праздности, когда делаешь лишь требуемый минимум. В подобном лечении я сейчас нуждаюсь, и ваши "Заметки" выводят меня из этого низменного блаженства. Словно пощёчина или ушанок холодной воды.
Спасибо Вам. Вы делаете настоящее чудо - преображение отдельных людей. Вы мне помогает просто тем, что Вы есть, занимаетесь любимым делом, что Вы искренны и доброжелательны.

Желаю Вам новых успехов и радостей с "Соло" и книгами.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: