Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Есть такая игра - «Сливочная тянучка»

12 ноября 2003, среда, день 549

— Слушайте, — в голосе Евгения Александровича Ременца звучали бодрые нотки и явное довольство собой, — а мне нравится отвечать на анкеты. Они у меня сегодня так хорошо идут, все получается.

— А что, раньше хуже шло?

— Хуже. Так не хотелось отвечать на анкеты.

— А позвонить тем, кто давно приобрел нашу программу, сегодня все так же не хочется?

— Видимо, сегодня у меня настроение какое-то особое — это тоже получается.

— И делаете с удовольствием?

— Ну да.

— Что ну да.

— Ну да, с удовольствием делаю.

— А без «ну да» можно?

— Ну да, можно.

Так я воспитываю Евгения Александровича Ременца. Воспитывать его мне нравится. Он поддается. Он обучаем. Поговоришь, расскажешь, объяснишь — и Евгений Александрович все делает так, как договорились. Нет лишних вопросов. Нет явного или скрытого саботажа, а это порой у сотрудников проявляется.

На каждой фирме бывают такие люди, которые вроде бы все делают, но так, что лучше бы совсем не делали. Я это называю скрытым саботажем. Они вроде стараются, но многое им выполнять не хочется, поэтому они не способны настроить себя на работу, приносящую радость и удовольствие.

Скажешь, к примеру, такому человеку: «Позвони солистам». Он звонит, но говорит таким тоном, так формально, так заученно, так скучно, что я представляю, какое чувство, испытывает тот, кому звонят: «Господи, и чего они мне звонят, зачем это надо? Отрывают только от дел!»

Ты один раз объясняешь человеку, как надо говорить по телефону, другой, а он все продолжает делать по-старому. Не обучаем. Или плохо обучаем. Вот Евгений Александрович, как я уже писал, легко обучаем. А любому начальнику, если он видит, что подчиненный его понимает и старается делать все как можно лучше, это приятно. И это положительно сказывается на работе фирмы. Заразительны же не только дурные примеры, но и хорошие.

Минут сорок я сегодня говорил с Михаилом Николаевичем Шориным. Попросил Евгения Александровича поучить нового сотрудника.

Часа два отдал встречам с нашими солистами — со всеми, кто приходил на фирму, проводил небольшие беседы.

Мне запомнилась Татьяна Викторовна. Она домохозяйка. У нее двое детей. Сыну 19 лет, дочери 12. Муж с утра до ночи занят на работе. Он инженер, конструирует телетрансляторы.

— Что мне, пирожки печь? — говорит Татьяна Викторовна. - Скучно. Вот и решила пройти «СОЛО». Может быть, сына и дочь уговорю.

— А мужа? — спрашиваю я.

— Это тру-у-удно, — последнее слово она растянула.

И я понял: бесполезно. Хотя кто знает, все в жизни бывает.

Все чаще и чаще я думаю о том, чтобы собрать столичных солистов в каком-нибудь Доме культуры и устроить вечер. Интересно, откликнутся солисты или нет? Стоит это делать или мы только потеряем время? На таком вечере солисты могли бы рассказать, как они проходили программу. Хорошо было бы устроить небольшой конкурс: кто и как набирает, а сам процесс набора проецировать на большом экране. Выступили бы и наши сотрудники, ответили бы на вопросы. Еще бы мы пригласили наших учеников — Ефима Шифрина, Владимира Платонова, Антона Комолова и других.

Опять беседовал с руководителем управления по работе с персоналом из «Альфа-Банком». Получил уклончивый ответ: думаем, обсуждаем, изучаем, исследуем. В который раз я огорчаюсь: вот ведь, послать человека на семинар и заплатить 500 долларов за два дня — тут не надо обсуждать, изучать, исследовать, думать…

Раз десять звоню в налоговую инспекцию Московской области. С кем я только не переговорил — от охранника до заместителя начальника, отвечающего за подразделение IT, Мельникова Николая Евгеньевича. Уже четыре месяца мы обсуждаем один и тот же вопрос — оплату лицензий по использованию «СОЛО на клавиатуре» в системе инспекции. Вроде вопрос решили, Николай Евгеньевич сказал «да». И нижестоящие сотрудники поддержали нас. Договор составили и подписали. Внесли исправления, предложенные юристами налоговой инспекции. Привезли им новый договор. Потом делали еще один вариант с поправками от бухгалтерии и тоже возили его туда- обратно. Всем этим занимался Максим Андреевич Меньшиков. Теперь вроде всех и все устраивает. А они все не переводят и не переводят деньги на наш счет. Неужели с нами так поступают для того, чтобы мы отстали. Существует такой способ ведения бизнеса. Говорить «нет» не хочется, а сделать все, как договорились, не получается. И тогда начинается «сливочная тянучка» (есть такие конфеты). Говорят с тобой спокойно, ровно, мило, доброжелательно. Но каждый раз находится что-то мешающее.

Нет, не верю я, что с нами играют в «сливочную тянучку». Николай Евгеньевич Мельников мне понравился — аккуратен, воспитан, обязателен, искренен, доброжелателен. Не может такой человек обмануть. Не может! Просто его подчиненные не умеют быстро и хорошо работать. Уверен, что налоговая инспекция Московской области оплатит «СОЛО», установит его на все компьютеры и научит своих сотрудников набирать на русском и английском языках (а нужен ли им английский язык?) легко, красиво, элегантно.

Что еще сегодня я делал?

Звонил в несколько банков. Пожалуй, этой фразой могу и ограничиться.

Пил чай с сотрудниками. У нас нет обеденного перерыва. Каждый, когда считает нужным устроить себе небольшой перерыв, может просто походить по офису или коридору, попить чай или прогуляться по улице. Последнее делают очень редко. А зря. Иногда имеет смысл выйти на десять минут на воздух. Больше двух часов сидеть за компьютером не рекомендуется.

Отправили письмо Сергею Саидовичу Алимбекову. Его составил Андрей Максимович Меньшиков. Раньше написание таких писем для него было проблемой — что писать, как писать? А в этот раз он подготовил письмо (я засекал) за три с половиной минуты.

Вот такое письмо он написал:

В последнее время участились случаи задержки или непоступления данных об оплативших через МТУ в нашу базу.

После того как пользователь оплачивает программу, он заполняет форму на сайте МТУ. Эта информация должна поступить к нам, чтобы мы ее обработали, то есть отправили солисту код.

Иногда такие анкеты приходят с опозданием в несколько дней, хотя на сайте мы обязуемся зарегистрировать программу в течение суток.

Иногда мы их вообще не получаем, то ли в результате сбоя, то ли по каким-либо еще причинам.

Для более точной и своевременной обработки информации, для более слаженной работы МТУ и ЭргоСОЛО, мы бы хотели перенести хостинг тех файлов, которые отвечают за хранение данных об оплатах на МТУ (не более 2-3 Мб).

Вечером в офисе дежурил Сергей Сергеевич Глазница. Мне нравится, как он общается с солистами по электронной почте. В его ответах минимум шаблонных вставок и максимум личного. Сергей Сергеевич хотел бы стать чиновником высокого ранга. Экономистом-управленцем. Не берусь судить о его знаниях, но то, что письма он будет писать отличные, — гарантирую.

Подвожу итог дня. Смотрю план. Из намеченного так и не доделал машину. Хотел отдать ее в автосервис и не успел. Сделаю на той неделе. Написал фразу и вспомнил Дмитрия Анатольевича Волкова, как он любил все переносить на ту недельку.

Из фирмы уехал в 11 вечера в хорошем настроении: десять дисков продано в офисе, 27 регистраций по Интернету, 44 звонка, 18 звонков нашим солистам — это хорошие показатели. Вот бы сохранить и улучшить их. Поживем — увидим.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. У нас в «ЭргоСОЛО» царит атмосфера студийности. Хорошо бы сохранить ее. В маленьком коллективе такое возможно. А мы ведь не собираемся расширяться.

«Мы все понимаем, и поэтому ничего не можем понять». Ежи Лец

417

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: