Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Главное, чтобы не начинался «цилиндр»

16 февраля 2012 года, четверг, день 3765

Нервное утро.

Поездка в больницу.

Звонок хирургу.

«Перезвоните позже».

Повторный звонок доктору.

«Ещё не готов вас пригласить, но попробуйте приехать. У меня — срочная операция».

Приезжаю. Доктора нет. Заведующая отделением снимает мне швы. Делает это элегантно, быстро, красиво, легко.

В Боткинской больнице меня знают многие. В лифте здороваются. По коридору иду — кивают. Стою в холле — многие улыбаются: — «СОЛО на клавиатуре»?..

Хорошо бы все эти люди прошли программу, а не просто о ней знали. Но после моего выступления (презентация была неделю назад) в этой больнице чувствую себя более оптимистично. Уезжаю. На выезде через КПП меня останавливает охранник:

— Владимир Владимирович, вы Серёжку отучили курить, Артём не курит, и я тоже хочу с вами поговорить.

— Как вас зовут?

— Сергей.

— А отчество?

— Иванович.

— Ну, пойдём, Сергей Иванович. Вообще-то я тороплюсь. Но — дело благое. Надеюсь, что успею...

Провёл сеанс на открытом воздухе. Кажется, получилось. Теперь всё зависит от самого курящего. Если поверит мне, сделает всё, как я сказал, то больше сигарету в рот не возьмёт.

Вот уже полтора года прошло, как первых охранников здания, где наш офис, я отучил от этого вредного зелья — табака.

После больницы я отправился на родной для меня факультет журналистики. В городе пробки, еду нервно, думаю: звонить или не звонить заведующему кафедрой, что могу опоздать?..

Везёт! На Красной Пресне всё стало свободным. Приехал за 15 минут до начала заседания кафедры.

Впрочем, не совсем так: я приехал — кафедра уже заседала. Оказалось, Олег Александрович Бакулин решил меня представить всем сотрудникам кафедры и утвердить на заседании мой вопрос. Приняли единогласно: надо сделать спецкурсы «Специфика и особенности общения журналиста» и обучение слепому методу набора по «СОЛО на клавиатуре» для студентов первого и второго курсов.

Не знаю, насколько это точно, пойдёт ли? Но разговор был хорошим. Однако сколько же таких разговоров я слышал!.. Возвращаюсь на фирму. Снова везёт: всегда по Бульварному кольцу плетусь, а тут пролетел на машине совершенно незаметно.

— Боже мой, — сказал Евгений Алексеевич. — Как хорошо, что вы приехали! Я так голоден, что готов съесть всё и всех.

Мы пообедали и славно пообщались.

— Не бойтесь делать звонки высокопоставленным людям сами, Евгений Алексеевич, — говорил я. — Вы ведь мой заместитель. Не надо быть моим секретарём. У нас звонков много — делайте их спокойно, не ждите моего приезда. В Тверь, Пермь, Хабаровск, куда угодно — вы можете звонить сами. Если не отвечают на звонки, пишите письма. Продолжайте отношения с Чувашией, Татарией: начатое надо доводить до результата. То же самое — с Федеральной налоговой службой.

Заместитель начальника Федеральной налоговой службы сказал, что вполне возможна его помощь в продвижении «СОЛО на клавиатуре» и обучении всех налоговиков. Мы с Павлом Вячеславовичем Померанцевым это пустили на самотёк. Теперь ваше, Евгений Алексеевич, дело — вернуться к данному вопросу, продвинуть его, организовать всё и добиться, чтобы был результат. В этом и есть организаторская работа! А вы ждёте, когда начну звонить я, себе отводите лишь роль секретаря. Неправильно! Лучше поручите дозваниваться кому-то из сотрудников и соединить вас, когда трубку возьмёт нужный человек, чтобы вы не тратили время на дозвон. А уж договариваться, писать письма, контролировать — это ваше дело.

— Хорошо, — говорит мне Евгений Алексеевич, — я попробую...

Смотрим ещё раз анкету, заполняемую учениками на сайте «Набираем.Ру», и вопросы, связанные с поиском. Кое-что надо отредактировать. Спотыкаемся на графе о рождении. Что указывать: день рождения? месяц? год? А если человеку известен только год рождения? Как это выразить в одной фразе? «Что знаете, то и пишите?», «Какими данными обладаете, те и указываете?» Даже в пересказе это выглядит длинно, скучно и нудно. А в самом перечне вопросов для поиска, если так написать, тоска зелёная...

Сразу вспомнил, как мы мучились с Ю. В. Никулиным, когда работали над книгой «Почти серьёзно...», над тремя фразами. Никак не могли описать цилиндр, который он сооружал, готовя пародийный номер в студии клоунады. С тех пор, если что-то в технологическом, конструктивном плане мне сложно было написать, я всегда говорил:

— Ну вот, начинается «цилиндр»...

Пригласили Ивана Олеговича Гринько. Он «поиздевался» над нами:

— Да ладно вам! Вообще не пишите об этом. Или пишите что угодно. Всё равно будет нормально.

Были сегодня курильщики.

Запомнился бывший начальник тюрьмы в Саратовской области. Он уже на пенсии, хотя ему всего 48 лет. Серьёзный мужик. В своё время ходил ко мне на антикурительный сеанс, но вот сорвался:

— Владимир Владимирович, не сердитесь на меня. Выпил я сильно. Четыре месяца держался. Но вот выпил — и позволил себе одну сигаретку. И пошло... Вы уж проведите со мной пожёстче сеанс. А я постараюсь держаться. Помню, что он приходил с товарищем — я их по очереди отучал курить, — поэтому спросил:

— А как ваш друг, с которым вы приходили?

— Друг-то хорошо, держится. Уже полгода — и ни одной сигареты. Говорит, что и тяги нет. Все вокруг курят, выпивают, а он сидит — и хоть бы хны. Бросил, говорит, и всё.

— И у вас будет так же, — сказал я.

Потом была девушка — очарованье! Фигурка точёная, лицо умное, внимательное, глаза широченные, черты лица правильные, шея тонкая, руки выразительные... Признаюсь, общаться с нею было одно удовольствие, и я потратил на неё минут на десять больше, чем того требовал сеанс.

Кстати, привёл эту девушку доктор-эндокринолог, в некотором роде ученик Арона Исааковича Белкина.

Вот так всё пересекается! Вчера мне звонил Александр Николаевич Харитонов, ученик Белкина; сегодня ко мне пришёл незнакомец — ученик Белкина. Арон Исаакович — и мой учитель. Я часто его вспоминаю...

Просидел в офисе до половины двенадцатого ночи. Отвечал на письма, просмотрел, кто и что пишет в блогах, поговорил с Валерией Вадимовной Мартемьяновой. К сожалению, не навёл порядка на столе. Но это уже завтра.

— Завтра! — сказал я сам себе и уехал домой. По пути заехал в магазин. Вместо «Алых парусов» открыли продуктовый универсам — почти то же самое, только цены ниже. Как я понимаю, это только вначале, для того, чтобы покупателей приучить к магазину. Потом, конечно, цены поднимутся. А пока сто граммов винегрета — 17 рублей, гречневой каши — 11 рублей. Это дешевле, чем в нашей столовой, намного. Завтра у меня радио. Буду целый день готовиться...

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Сегодня не звонил в приёмную Артёма Валерьевича Ермолаева, министра столичного правительства по информатизации. Попрошу Евгения Алексеевича Никитина завтра позвонить.

— Вы что, серьёзно думаете, что министр займётся организацией обучения чиновников быстрому набору?.. — иронически спросил Евгений Алексеевич.

— Не сомневаюсь в этом, — ответил я. — Он же умный мужик, должен понять, что учить этому — нужно...

«Искусство обучения есть искусство будить в юных душах любознательность и затем удовлетворять её» Анатоль Франс (1844-1924), французский писатель, литературный критик

356

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: