Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Холерики и сангвиники среди брюнетов, блондинов и шатенов

23—24 августа 2003, суббота—воскресенье, дни 468—469

Все нормальные люди (конечно, я ненормальный) всю рабочую неделю живут в предвкушении выходных дней. Суббота с воскресеньем — это отдых, смена деятельности, встречи с друзьями, в общем, приятные эмоции. А в понедельник с новыми силами на работу. А у меня?

В субботу с трудом (лег-то в начале четвертого и долго не мог уснуть) проснулся около десяти утра. Почувствовал: болит сердце. Ноет и ноет. Невралгия? Или…

Стоит, видимо, полежать еще. В подобных случаях вспоминаю строчку известной песни: «Если я заболею, то к врачам обращаться не стану». Нет, если я заболеваю, то к врачам обращаюсь немедленно.

Через час боль отошла. Я прогулялся с Кристофом, почувствовал себя хорошо и принялся за работу.

Суббота и воскресенье ушли на комментарии к анкетам, заполненным москвичами и петербуржцами. Питерцы интеллигентнее. Например, московский школьник по сравнению со школьником из Санкт-Петербурга больше прикалывается.

Как же часто встречаются Васи Пупкины и Иваны Ивановичи Ивановы!

Многие спрашивают, зачем нам вопрос о цвете волос. Некоторые вообще просят разъяснить смысл нашей анкеты.

И я честно каждый раз всё всем объясняю.

Анкеты нам нужны, чтобы понять, кто скачивает нашу программу: пол, возраст, специальность…

Мы постоянно анализируем анкеты. Делаем выводы. Вот, к примеру: сначала нас скачивали только мужчины, а сейчас уже 45 процентов женщин хотят стать солистками.

Возросло число секретарей — до 15 процентов. Полгода назад секретарей было всего 1-2 процента.

Наконец-таки удалось привлечь внимание программистов.

К сожалению, еще мало учителей, сотрудников банков, работников страховых компаний, преподавателей институтов. Видимо, стоит дать целенаправленную рекламу в издания для банков, высшей и средней школы.

Зачем нам цвет волос? Признаюсь, это в некотором роде шутка. Часто цвет волос говорит о темпераменте человека. Брюнеты более эмоциональны, блондины спокойнее, шатены сочетают в себе нередко черты холериков и сангвиников. Вопрос о цвете волос родился случайно, но в то же время он носит рекламный характер. Все его запоминают, а потом обязательно кому-нибудь рассказывают: «Представляешь, какая странная анкета — интересуются цветом волос». Ему в ответ: «А что за анкета?» — «Анкета по «СОЛО на клавиатуре». Есть такая программа». Вот такая устная реклама — а она ведь самая действенная. Поэтому мы и оставили этот вопрос — родился, как прикол, а оказался рекламным ходом.

В воскресенье ко мне приехал Валерий Михайлович Акчурин. Он делал профилактику моих компьютеров.

Вечером попытался написать рекламу в «Округу» и для газеты «Столичная». Ничего оригинального в голову не приходило, а старыми пользоваться не хотелось. Отложил это на понедельник.

Собирался уже пойти на прогулку с Кристофом, а тут серьезное письмо пришло от сотрудника. Я его раза три читал. Вот оно.

В свете последних событий, связанных с оплатой наших сотрудников, когда все понимают ситуацию на фирме, я решил не скрывать того, что есть в душе, а оно есть у большинства сотрудников фирмы.

Я к Вам хорошо отношусь. Вы говорите, что любите всех на фирме и каждому говорите, что он лучший. Искренне надеюсь на правду. Ведь только на отношениях строится работа на нашей фирме, отнюдь не зарплата и еще что. Пока лишь можно было держаться из-за отношений, но долго ли…

Вы и сами понимаете, что рано или поздно этот вопрос бы поднялся. На голом энтузиазме долго не проживешь. Я чувствую предел. Предел не возможностям, а возможности жить за гроши. Я не могу постоянно себе во всем отказывать, зная доходы нашей фирмы. Я ведь стоял у истоков ее рождения. Мне стыдно за то, что человек через полтора года работы получил 100 долларов в месяц. Это копейки. На них жить невозможно! Я понимаю, что это снижение. Раньше было 150. Но боюсь, как бы снижение не стало нормой.

Сейчас деньги на исходе. Надежда, что будет повышение зарплаты утонула после того, как никто не получает зарплату по-человечески. Или, возможно, я просто не знаю, кто у нас получает нормальную зарплату… Но ведь у фирмы деньги есть, доходы налицо. А те 7 человек, которые действительно работают за успех в ЭргоСоло по 10-12 часов в сутки, получают 100$. Знаю, что Вы никому ничего не обещали. Но ведь в мае прошлого года мы говорили, что с доходами фирмы будут расти и доходы сотрудников, а в первую очередь, тех, кто стоял у истоков, кто работал на благо развития фирмы…

Почему я пишу «сто долларов», потому что у меня действительно из зарплаты на жизнь остается 100. А уходит 200 только на питание… Т.е. из зарплаты я живу в долг на 100$. Ровно на зарплату в долг… Я ни разу не оделся за полтора года работы за счет заработанных денег. Все из родительских.

Но я не об этих мелочах. Сейчас приходит осень и нужно одеваться. А куда одеваться, если даже на еде экономишь? Мой отец пролежал месяц в больнице, я из дома ни копейки взять не могу, поскольку знаю, что родителям самим сложно.

Поэтому встает вопрос. С таким темпом работы нужно питаться, чтобы не слечь с язвой и более-менее нормально жить. Надеюсь, за долгое время я что-то заслужил… Если же нет, то и расстраиваться не буду. Не такие сложности в жизни переживали.

Компенсацией за бешеный ритм работы и действительные 12 часов в сутки (кроме пары дней), как ни крути за весь август, я хотел бы получать хотя бы нормальную зарплату. Я готов работать в том же ритме, развивать СОЛО, делать его интересным, продолжать помогать программистам. Я многое сделал для дисковой версии из графики. Некоторые это знают. А в результате это никак не учитывалось. И я дал трещину. У меня кончились запасы денег, я остался с нищенской зарплатой и воздушными замками…

Искренне надеюсь на понимание.

Я рассчитываю на нормальную зарплату в 300 и 400$, соответственно при полной отдаче работе. Это не прихоть. Не на что жить.

Ваш…

P.S. Такое же положение не только у меня, но и у моего близкого друга и нашего коллеги, просто он стесняется Вам об это сказать. Я надеюсь, повторяю, на понимание.

Что ответить? Парень прав. Но где я возьму деньги? Наверное, финансовую сторону фирмы надо сделать открытой для всех. Я уже писал, что солидная сумма у нас уходит на аренду и оплату Интернета. Мы также должны тысячу долларов за диски, которые помог нам сделать Виталий Олегович Карпов, у нас задолженность по зарплате художнику и техническому директору, надо оплатить типографские расходы по вкладышам в диски. Я уже не говорю о налогах и многих других расходах, которые нашим сотрудникам не известны.

Я понимаю, как родилось письмо. Этот сотрудник видел, что стало продаваться больше дисков, что возросли поступления в банк от лицензионных солистов, и он считает: деньги для увеличения зарплаты есть. Только Максим Андреевич Меньшиков, Дмитрий Витальевич Лашунин и я знаем истинное финансовое положение нашей фирмы. С развитием компании увеличиваются и ее расходы, нередко непроизводительных. К тому же ряд наших партнеров затягивают перевод денег. Вот и получается денег для увеличения зарплаты пока нет, к сожалению.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Всегда надеешься, что с понедельника все пойдет лучше. Когда планируют начать новую жизнь? С понедельника. Но я-то знаю, что начать новую жизнь невозможно.

«Взяв все лучшее из открытого и созданного, нужно стремиться идти своим путем, только лишь в этом случае путь будет просветленным». Е. Березиков (»Этюды о Неопознанном»)

403

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: