Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Хороший день или плохой?

5 августа 2003, вторник, день 450

С трудом встал сегодня. Марии Александровне Казицкой хорошо — она отдыхает на даче. А я продолжаю в привычном ритме служить благородному делу — улучшать «СОЛО на клавиатуре», продвигать «СОЛО на клавиатуре», заниматься «СОЛО на клавиатуре» — словом, вся моя жизнь — это «СОЛО на клавиатуре»

С утра поехал на фирму. У нас обещал побывать сам Давид Евгеньевич Ян. Свое слово он сдержал, и в час дня мы с ним пили чай, а наши сотрудники по очереди демонстрировали ему высокий класс набора на клавиатуре.

Алексей Анатольевич Чейкин делал это артистично, он закрывал глаза и поднимал голову к потолку, он набирал сидя, стоя, в присядку. Вообще он наслаждался общением с Давидом Евгеньевичем Яном. Он столько слышал о Файнридере и Лингво, он столько читал о Давиде Евгеньевича Яне, что тот стал для него своеобразным кумиром, почти легендарной личностью.

А тут молодой, обаятельный, смешливый, ироничный, вполне земной Давид Евгеньевич Ян стоит перед ним и восхищенно смотрит, как Алексей Анатольевич Чейкин набирает текст.

Затем свое умение демонстрировали Максим Андреевич Меньшиков (он делал это спокойно, ровно, тихо, чуть отстраненно) и Сергей Викторович Исаков (показал класс набора — ни одной опечатки, высокая скорость, а ведь все набирал, закрыв глаза).

Это произвело впечатление на Давида Евгеньевича. Я не удержался и повторил речь, которую произносил уже много раз.

— Давид Евгеньевич, все сотрудники фирмы «ЭргоСОЛО» набирают легко и свободно слепым десятипальцевым методом. Выигрыш по времени при создании того или иного документа — огромен. Одну страницу текста зрячим способом набирают полчаса, а слепым — пять минут. Экономия времени в шесть раз. Количество опечаток — минимальное. Человек, который создает текст, не отвлекается на процесс набора, а думает о том, как и что лучше написать.

Давид Евгеньевич слушал меня внимательно, хотя все это он уже давно знает наизусть.

— Ну почему же, — продолжал я, — почему вы, пройдя программу сами и убедившись в ее полезности, почему вы (я решил своими «почему» доконать Давида Евгеньевича), будучи президентом фирмы АБИ, не потребуете, чтобы все сотрудники освоили слепой десятипальцевый метод? Почему?

Давид Евгеньевич задумался и, улыбаясь, произнес:

— Мы будем в этом направлении работать, обещаю вам.

В три часа дня нам привезли коробочки для дисков. Боксики. Мы тут же вытащили их из упаковочных ящиков и начали вкладывать в них диски.

— Ой, смотрите, а тут царапина! — огорченно воскликнул Евгений Александрович Ременец.

— Ой, смотрите, а у меня не царапина, а какая-то странная жирная линия по диагонали! — радостно воскликнул Алексей Анатольевич Чейкин.

— А у меня много мелких сколов, — спокойно произнес Максим Андреевич Меньшиков.

Начали просматривать все боксики — почти каждый был с тем или иным дефектом: то сильный скол, то глубокая царапина, а то и дырка. Некоторые были с небольшими дефектами. Но все боксики оказались бракованными.

Я чуть не взорвался:

— Вот, Максим Андреевич, сэкономили копейки, и что делать теперь?

— Менять, — сказал Максим Андреевич.

Позвонили на фирму, продавшую нам коробочки для дисков. Там удивились: мол, не может быть — вы первые, кто об этом заявляет. Обещали в ближайшее время, чуть ли не завтра, поменять коробочки. Но нам боксики нужны уже сегодня, и мы занялись весьма творческой работой: стали просматривать все боксики, чтобы произвести отбраковку. Явный брак — сильные сколы, глубокие царапины — откладывали в сторону, а там, где изъяны были не слишком заметны, решили использовать.

В пять часов мы с Максимом Андреевичем Меньшиковым поехали в Связьинвест встречаться с Игорем Вениаминовичем Пожидаевым. Разговор прошел конструктивный, общаться было интересно. Мы понимали собеседника, собеседник понимал нас. За полчаса обговорили все необходимое и довольные вышли из головного офиса Связьинвеста.

Когда уже подъехали к Ленинскому проспекту, я вдруг обнаружил, что забыл в кабинете Игоря Вениаминовича Пожидаева кейс и зонтик. Позвонил ему.

— О, да, все здесь. Я, правда, ухожу, но зонтик и кейс оставлю на охране при входе.

Вместе с Максимом Андреевичем мы поехали обратно.

— Никакого кейса нет, — сказали нам охранники, — и зонтика тоже.

Начали звонить на мобильный телефон Игоря Вениаминовича Пожидаева.

— Я виноват перед вами, так торопился, что забыл передать охране ваши вещи. Но они сейчас зайдут в мой кабинет и все вам отдадут.

Так и произошло.

Вернулись на фирму, и тут же узнали пренеприятнейшую новость: на одном из компьютеров полетел жесткий диск. Валерий Михайлович Акчурин, наш технический директор, успокоил: сказал, что ничего страшного, ибо вся информация копируется, а новый диск он купит и завтра поставит.

Сергей Викторович Исаков привез журнал, который издает мэрия, а там была наша реклама.

Вернулся домой в десять вечера. Сел за компьютер, и вдруг выдвижная подставка, на которой стоит клавиатура, рухнула вниз. Сломался мой компьютерный стол. Сколько было сложностей с его покупкой, установкой — и вот результат.

С трудом укрепил эту подставку и продолжал работать.

Сейчас уже около часа ночи. К вечеру не похолодало. Ну что ж, надо подвести итоги. Какие они? Вроде день результативный.

Связьинвест.

Вышла реклама.

Было около 40 регистраций в офисе.

Мы начали собирать очередную партию дисков.

Все идет по плану.

Это взгляд оптимиста.

А вот взгляд пессимиста.

Сломался жесткий диск — когда теперь починят компьютер?

Сломался стол — кто мне его исправит? И сколько будет возни с этим? Снимать компьютер, принтер, модем, чинить стол, потом опять все это коммутировать.

Нам продали бракованные боксики — когда их теперь поменяют? Можно рискнуть и выпустить программу в бракованной упаковке, но ведь есть такие придирчивые покупатели: маленькая царапинка — и они из-за нее не покупают диск.

Жара стоит.

Мария Александровна отдыхает на даче, а я тут сижу один, отвечаю на письма, анкеты.

Все просто ужасно.

Так и прошел день. Нет, скорее, он был хороший, чем плохой. Движение вперед есть — а это главное.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. «Я не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи» — всем известна эта поговорка. Говорят, что английская.

«Пессимист видит трудность в каждой возможности, а оптимист — возможность в каждой трудности». У. ЧЕРЧИЛЛЬ

370

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: