Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

И на обломках сталинизма прочтут все ваши имена!

Возчик, уборщик, изготовитель конфет «Петушок» - «Мемориал» почтил память жертв репрессий

За годы советского террора только в Москве было расстреляно около 40 тысяч человек, по всей стране – около миллиона. В канун дня памяти жертв политических репрессий их имена в течение 12 часов звучат над Лубянской площадью: 29 октября международный «Мемориал» в девятый раз провел акцию «Возвращение имен».

Возчик, уборщик, изготовитель конфет «Петушок» - «Мемориал» почтил память жертв репрессий
фото: Наталья Мущинкина

На листке, который выдают на входе в сквер напротив здания бывшего НКВД – 2 фамилии, род занятий, дата смерти, их нужно прочесть у Соловецкого камня.

К середине дня крохотная площадка едва умещала всех желающих почтить память погибших: очередь выстроилась в два ряда. «С каждым годом приходит все больше людей, - рассказывает один из организаторов акции Ирина Островская. - Мы составляем список – 3000 имен, в нем всегда разные люди, но даже список по Москве не прочитан еще на половину». Люди называют и своих родственников, ведь почти в каждой кто-нибудь да пострадал».

Приходят и известные представители либеральной общественности: оппозиционер Алексей Навальный, лидер «Яблока» Сергей Митрохин. Последний поделился с нами личной историей. «Прабабку обвиняли в том, что она кулацкий элемент, - рассказывает политик. – Муж был на заработках в Москве, у нее было много детей и она наняла работника. Обошлось без расстрела, но обвинения сказались на карьере моего деда: он хотел идти по дипломатической линии, но ему отказали в поступлении в вуз».

«Существует миф, что большевики расправлялись в основном со своими - послушайте, какие профессии звучат», - советует член правления «Мемориала» Александр Черкасов. Колхозник, возчик, уборщик, изготовитель конфет «Петушок на палочке», - на развенчание мифа хватает и пяти минут.

 

«Около 400 тысяч человек прошли по «кулацкому» приказу 00.447, - говорит Черкасов. – Начальников региональных НКВД вызывали к Ежову и выдавали лимит на расстрел – 1200 человек. Никто не призывал к фальсификациям, но где-то такого количества кулаков не было…Дальше пошло соревнование по областям, стали запрашивать расширение лимитов: у нас есть, например, подобная телеграмма из Грозного, расстреливали под Новый год».

«Мемориалом» собрано немало подобных документов, краткий экскурс в историю политических репрессий можно совершить прямо на месте. «Адресная книга Московского террора» на интерактивных экранах рассказывает о шарашках (мест принудительного труда заключенных профессионалов), местах захоронения и концлагерях. Здесь не только сухая статистика, но и конкретные истории. Например, не все знают, что в таких шарашках побывали авиаконструктор Андрей Туполев, академик Сергей Королев, а будни писателя Александра Солженицина в Марфинской шарашке легли в основу его романа «В круге первом». «На доме по улице Радио на пересечении с Бауманской висит памятная табличка авиаконструктору Туполеву, - рассказывает член «Мемориала» Александра Поливанова, - Но нигде не упоминается, что Туполев был политзаключенным и работал там принудительно в 30-е 40-е годы».

Легенды о тюремных подвалах Лубянки, – не совсем правдивы: камеры были на всех этажах, а заключенных выводили гулять не на улицу, а во дворик на крыше тюрьмы. Их поднимали на грузовом лифте, двигавшемся умышленно долго, чтобы создать иллюзию подземных катакомб. «Сейчас там столовая, - говорит Александра Поливанова. – Но несколько камер оставили, на всякий случай».

Звучит страшно, но забыть нельзя, хотя бы для того, чтобы это больше никогда не повторилось.

Валерия Маркова

Источник

 

113

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: