Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

И немного о хамах

11—14 апреля 2003, пятница—понедельник, дни 334—337

Три дня не вел дневника. Делал только коротенькие записи: где был, с кем говорил, о чем думал. Теперь пытаюсь подвести итог сразу четырех дней.

Что-то я, наверное, делаю не так. Что?

Не тех людей приняли на работу? Конечно, у наших сотрудников квалификация могла бы быть получше.

Получают от нас письма ученики и удивляются: вводные слова не выделяются запятыми, слово «полгода» пишется в два слова, а сочетание «не знаю» — слитно. Что о нас подумают те, кто читает наши послания? Неграмотные люди работают на фирме «ЭргоСОЛО» или сверхневнимательные.

Как мне быть? Устраивать экзамен по русскому языку, но я и сам нередко допускаю ошибки. Да и пойдут ли работать к нам люди с высшим гуманитарным образованием? Конечно, нет.

Пятница. 11 апреля. Я провел его целый день дома. Правил материалы для редакций, отвечал на анкеты и письма, звонил Сергею Александровичу Меднову (»Альфа-Банк«), Владимиру Владимировичу Кевшину (»Космическая связь«), Андрею Витальевичу Крюкову-Владимирову (»Сибинтек»).

Всем говорил одно и то же: вы ко мне хорошо относитесь, вы хорошо относитесь и к своим подчиненным, поставьте им программу «СОЛО на клавиатуре», пусть они научатся набирать. У вас же тогда на фирме все пойдет лучше: письма, отчеты, справки, служебные записки, приказы, внутренняя переписка, планы.

Они вроде меня понимают, но они знают и другое: внедрить новое невероятно трудно, преодолеть стереотип подчиненных бывает практически невозможно. И еще у них много сиюминутных, сиюсекундных дел, которыми они должны заниматься.

Но и я знаю другое: если все время бить в одну точку, проявить методичность, настырность, упрямство, если угодно, упертость, научиться уговаривать, воздействовать, располагать к себе людей, делать их своими союзниками, то результата добьешься. Но все это требует времени. А у меня его нет.

От всех этих переговоров, конечно, устаю.

Сегодня, 11 апреля, я сам тестировал «СОЛО». Я же автор. Я отвечаю за каждое слово. Я отвечаю за каждый сбой в программе. Я не программист, я не художник, я не редактор, я не корректор, я не менеджер по продвижению, я — руководитель фирмы. Следовательно, ошибки или промахи моих коллег — это мои ошибки.

Если программа авторская, то все, что в ней есть хорошего, — это заслуга моих коллег, а за все плохое, что в ней обнаружится, — несу ответственность я. Ошибки же неизбежны. Справедливо считается, что нет программ без глюков.

Я настолько устал в пятницу, что в субботу решил немного отдохнуть. Ко мне приехали Софья Владимировна Костюк и Михаил Юрьевич Горшков, мы просто общались, потом гуляли по парку. Единственное, чем я занимался в этот день, — это ответами на анкеты.

Писал письма, а сам раздумывал: менять вопросы в анкете или не менять? Мы просим всех, заполняющих анкеты, дать свой электронный адрес, вписать несколько слов от себя, ответить на такие элементарные вопросы, как возраст, профессия, сколько страниц в день приходится набирать, а в ответ порой получаем черте что: кто-то просит, чтобы мы создали программу для тупых мужиков, кто-то на все вопросы отвечает набором из десяти букв хххххххххх, кто-то посылает нас на три буквы, кто-то с гордостью сообщает, что анкета заколебала, только другое слово употребляет.

Насмешки, псевдоирония, приколы… У меня даже было желание составить список забавных и хулиганских ответов. А также хамских.

Примерно четыре процента людей отвечают по-хамски. Откуда такое раздражение? Почему такое пренебрежение к труду других людей, желание разрядиться на ком-то, вылить на него ушат грязи?

Обычно ругаются программисты, прикалываются школьники, иронизируют студенты, хамят люди, скрывающиеся за псевдонимами и фальшивыми адресами.

Хамов мне жалко. Вот он решил скачать программу, но с первых же минут нашего знакомства хамит (анкета - это же знакомство). И как же бывает грустно, когда понимаю: в нашей школе решил заниматься очередной хам. А может быть, он не хам, а только прикидывается им? Но почему он не прикидывается хорошим человеком?

Лучше всего на ответы отвечают врачи, учителя, помощники руководителей, научные работники, аспиранты, журналисты, переводчики и домашние хозяйки.

Хорошо бы все это проанализировать. Может быть, действительно поменять некоторые вопросы. Написать более проникновенное вступление к анкете. Нужно будет подумать на эту тему.

С другой стороны, я понимаю: многие бояться, что их адрес попадет спамщикам, и тогда их засыпят спамом. Мы гарантируем: ни один адрес за пределы фирмы не уйдет. Но нам могут не поверить. Сколько людям давали различных гарантий. И где они? Гарантировал президент страны, гарантировало правительство, гарантировали директора школ, руководители фирм. Это всем знакомо.

Как сделать, чтобы мне поверили?

Своим коллегам я не устаю повторять: анкеты — это для нас главное. Оттого как мы ответим ученику, зависит, захочет он заниматься или нет, вызовем мы у него желание оплатить нашу программу или нет, подогреем у него интерес к нашему курсу или он быстро угаснет.

Нам легко сделать робот для ответов. Бездушный робот мгновенно ответит на все анкеты. Но мне важно, чтобы каждый ученик понял и почувствовал: его анкеты читают реальные люди, ему отвечают с личной заинтересованностью.

Как этого добиться? Все силы бросить на анкеты, самому контролировать работу менеджеров в офисе, читать все ответы, разбирать их и учить сотрудников? Но тогда у меня не останется времени ни на что другое.

Тем не менее, в свой план внес строчку: серьезно заняться анкетами.

Сергей Викторович Исаков отвечает за рекламу и корпоративных пользователей. Он должен время от времени просматривать анкеты и сам писать письма потенциальным ученикам, завязывать с ними деловые отношения, расширять круг своего общения, находить помощников среди учеников.

Алексей Анатольевич Чейкин отвечает за тестирование. У нас нет возможности платить за тестирование, поэтому я и предлагал ему поискать желающих протестировать новую версию среди тех, кто к нам хорошо относится, кто серьезно отвечал на наши анкеты.

Среди скачивающих программу есть программисты, менеджеры, дизайнеры, художники, директора магазинов, секретари крупных начальников, вот бы обратить их в свою веру, вот бы сделать их своими союзниками, убедить их поговорить у себя на работе о корпоративных версиях, рассказать о «СОЛО» друзьям, коллегам, знакомым, родственникам.

Я прочитал на мониторе набранные мною строчки. Как все легко и хорошо получается на бумаге (на мониторе), как трудно в реальности.

В воскресенье встречался с Альбиной Александровной Щегловой. Она много сделала для развития нашей фирмы. Она отвечает на анкеты не формально. И получает отклики. Люди нас поддерживают. Она работает семь дней в неделю по восемь часов в день. Человек неравнодушный, искренний, романтичный. Побольше бы таких сотрудников. Но где их взять на минимальную зарплату? Вот и Альбина Александровна сообщила мне, что собирается нас покинуть, ибо начала готовиться к вступительным экзаменам.

Мы с ней долго проговорили у меня дома.

Как найти свое призвание? Чему посвятить свою жизнь? Как совместить семью и работу? Часа два мы обсуждали эти вопросы.

Я знаю, что из Альбины Александровной мог бы получиться отличный журналист, а она планирует поступать в технический вуз. Странно это все.

В понедельник — обычная текучка.

До семи вечера работал рядовым менеджером на фирме. Обзванивал наших солистов. Взял пачечку регистрационных карточек и звонил всем, кому менеджеры по личным установкам поставили программу. Говорил с адвокатом, руководителем крупной фирмы по продаже недвижимости, банкиром, доктором наук, заведующим кафедрой — и все они обещали нам помочь.

Конечно, я говорю по телефону профессиональнее, чем мои коллеги. Но ведь этому можно научиться. Каждый день из фирмы мы должны делать минимум 50-60 звонков. Если в результате появится 6-10 новых солистов — это уже хороший результат. Но ребята всеми правдами и неправдами стараются отклониться от обзвона. Да и карточки наши установщики заполняют небрежно. Непонятно, какой телефон вписан — рабочий или домашний. А это важно. Если рабочий, значит, звонить надо до шести часов вечера, если домашний, то после восьми вечера или в выходные.

Пытаюсь подвести итоги проведенного тестирования. Они неутешительны. Народу на фирме много, а работа идет слабо.

Я задумал провести его по такой схеме: четыре человека одновременно занимаются тестированием — один за компьютером, другой отдыхает и одновременно отвечает на телефонные звонки. Если тестировать в непрерывном режиме, то программу можно пройти за 12 часов. А у нас это растягивается на 2-3 дня.

Все-таки мало мы сделали. Невероятно мало. Безобразно мало.

Плохо работаем. У меня падает настроение. Стало меньше анкет, сократилось количество продаж, нет ни одного нового корпоративного пользователя, возникли сложности с расписанием.

Вроде все работают. А у меня плохое настроение. Мне так и хочется сказать:

— Дорогие мои коллеги, ну когда же вы поймете, что трудности мы сможем преодолеть, если станем трудиться с большей отдачей. Принцип: один за всех и все за одного — это про нашу фирму. Если мы всё начнем делать так, как планируем, то у нас возрастут оплаты, а, следовательно, повысится ваша зарплата. В результате, мы в значительной степени улучшим компьютерную грамотность в стране. За нами ученики. Мы должны сделать их единомышленниками. Они могут нам помочь.

Но я не произношу этих слов. Руководитель не должен делиться своими сомнениями и трудностями с подчиненными. Если генеральный директор фирмы говорит о трудностях, то, значит, дела совсем плохи. Нет, я постараюсь заразить своим оптимизмом коллег. Я поговорю с каждым отдельно. Я помогу ребятам работать профессиональнее. Сначала нужно обсудить все это с Максимом Андреевичем Меньшиковым, возложить контроль на него. Разработать совместный план.

Сколько раз я писал эти слова — разработать совместный план? Сколько раз мы составляли замечательные планы?

Мне хочется улучшить свое настроение. Что я делаю? Правильно — читаю письма. Вот одно из них.

Конечно, заниматься буду! Затем и скачал. Много слышал о Вашей программе, у меня отец по ней занимался (версия 5, к сожалению, она умерла вместе с жестким диском, на котором стояла). Оплачу позже, сейчас с деньгами не очень — на день рождения что-то готовить, и машину (»копейку») уже обещал у друга в мае купить — на счету каждая мелочь!

Признаюсь, сначала хотел просто сломать Вашу программу, потом уже, когда узнал ее получше, решил, что заплачу. Тем более решил, когда получил Ваше письмо.

Ваш солист. Алексей Николаевич Смышленный

* * *

Здраствуйте, Владимир Владимирович!

Получила Ваше письмо. Очень приятно, что Вы поддерживаете ваших учеников. Я много слышала о Вашей программе «СОЛО на клавиатуре» и вот решила, что это очень полезный навык — научиться печатать, не глядя на клавиатуру. И хотя тяжело заставить себя заниматься усердно, да и потом я на работе…, я обещаю, что постараюсь, и если одолею первые 40 уроков, то обязательно продолжу.

С уважением, Солдатова Оксана

* * *

Владимир Владимирович, это Софроницкий Андрей Александрович. Тут у меня кое-какая «загвоздочка» насчет номера. Понимаете, когда я скачал «Соло на клавиатуре» с Вашего сайта и установил программу на компьютер, то инсталляционный пакет сразу же удалил (случайно). Вот запустил программу, появилось окошко с регистрацией, ну я, конечно же, регистрировать программу поначалу не собирался, просто думал «взломать» ее (какой же я коварный и нечестный… был). Думал, зачем эта регистрация нужна мне, еще деньги платить… Нашел «кряк» (взломщик) и зарегистрировал версией. Каюсь, я каюсь… Ну не знал я, не понимал, что «СОЛО на клавиатуре» на самом деле такое. Казалось, посмотрю и брошу. Так нет, «втянулся» в программу, «познакомился» с Вами благодаря ей и понял, что неправильно поступил, «крякнув» ее — надо было регистрировать. Я извиняюсь, за то, что такой нечестный…

Теперь, когда у меня пиратская версия и инсталляционного пакета нет, я не знаю, где же мне взять номер-то (в справке программы номер ее не указан, а обратно «открякать», так сказать, не получится). Давайте, Владимир Владимирович, так сделаем: я просто вышлю вам 150 рублей, а Вы мне регистрационный код давать не будете — просто мне будет хорошо, что честно поступил, заплатив за «СОЛО», и Вам, что за программу уплачено.

Я стараюсь как лучше, а это, по-моему, приемлемый выход из сложившейся ситуации. Еще раз извиняюсь за свое коварство, Владимир Владимирович, жду ответа…

Кто такой Андрей Александрович Софроницкий? Он школьник. Живет в Воркуте. Ему 14 лет. Он прислал за программу на 30 рублей больше. При этом сделал пометку: я знаю, что вам трудно, поэтому и посылаю чуть больше.

Школьник нас понимает! Школьник! Какой тут дать комментарий? Остается только удивляться, почему не понимают нас другие люди. Уверен, что каждый читающий эти строки все поймет сам. Ведь к нам на сайт заходят умные, добрые, отзывчивые, интеллигентные, совестливые люди. Я ошибаюсь?

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Сколько я могу сделать за день? Если хорошее настроение, могу написать 20 страниц текста, ответить на 70-80 писем, сделать 20-30 звонков, прочесть 50 страниц нужной книги, просмотреть 7-10 газет, поговорить с друзьями, коллегами, знакомыми (но не долго и не со всеми - 2-3 человека, не больше).

А сколько бы полагалось делать за день, чтобы реализовать все мои планы? В десять раз больше. Как это сделать реальностью? Найти тех, кто начнет тебе помогать, сможет тебя понять. Да, вместо меня написать текст другой человек не сможет, вместо меня прочесть 50-60 страниц нужной книги… Это опять же только я. А все остальное (звонки, ряд встреч, продвижение «СОЛО») - это все могут сделать и другие, и не хуже меня, а лучше.

«Не верьте словам ни своим, ни чужим, верьте только делам и своим, и чужим». Л. Н. Толстой

381

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: