Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Иногда можно и через форточку

25—26 сентября 2003, четверг—пятница, дни 501—502

Получаю утром почту. Боже мой, сколько спама! Мне предлагают установить натяжные потолки, купить паркет, пригласить девочек на вечеринку, принять участие в кастинге на лучшую мужскую фигуру, завлекают английским языком, уговаривают поехать в Турцию. А самое главное — мне все время хотят всучить электронные базы для рассылки рекламных писем: «Наши базы уникальны, они помогут продвинуть ваш товар на столичный, российский и мировой рынки».

Везде есть номера телефонов, где-то адреса. Редко e-mail. Вот ведь гады, думаю я, воруют электронные адреса, составляют базы и торгуют ими за 200 долларов. Некоторые фирмы на это клюют и прибегают к услугам этих псевдопредпринимателей.

Они получают деньги и по поручению той или иной фирмы занимаются рассылкой спама. Вы возмущенно звоните на фирму, а вам говорят: мы этим не занимаемся, это помимо нас, мы не в курсе.

Всеобщее вранье. Все и все знают.

Время от времени в Интернете и в прессе заводится разговор о борьбе со спамом. Мой приятель погубил несколько таких фирм, от которых он постоянно получал спам. Он отправил бумажные письма в налоговую инспекцию, административные органы, милицию, санэпидемстанцию, в управление пожарной охраны и еще в 10 адресов с просьбой устроить этой фирме проверку. Как-то я об этом уже писал. Да, это хороший способ борьбы со спамом. Можно надолго отбить охоту заниматься подобной рассылкой. Но я уверен, если бы провайдеры объединили усилия и выделили определенную сумму денег на борьбу со спамом, то в нашей стране его можно было бы победить.

Говорят, что невозможно вычислить человека, занимающегося спамом. Это неправда. МВД, если захочет, разыщет любого и докажет его неправомерные действия. За что можно привлечь? Ведь за каждое письмо получатель платит деньги. Это не марка, которую наклеивают на бумажное письмо и за которую платит отправитель, это килобайты. Спам исчисляется в килобайтах. И все пользователи Интернета оплачивают услуги у провайдеров за полученные килобайты. На лицо нажива. Вот и надо собрать заявления от получателей спама, посчитать убытки и наказать виновных. Если бы нашлись желающие организовать такую группу, я был бы готов стать консультантом и предложить ряд оригинальных способов, дающих, на мой взгляд, эффект по борьбе со спамом.

Два дня я работал дома.

Четверг провел в одиночестве. А в пятницу встречался у себя с Владимиром Николаевичем Сафроновым, возглавившим журнал «Московский бухгалтер». Мы поговорили с ним о возможной рекламе в этом издании.

Как иногда пересекаются судьбы людей. Оказывается, Альбина Александровна Щеглова работает в этом журнале.

Вечером ко мне приезжал Андрей Владимирович Буланов.

Мы хорошо пообщались. Он сказал, что подумает о своей работе в «ЭргоСОЛО».

— Коллектив у вас хороший. Я никогда не видел, чтобы сотрудники фирмы так общались между собой — мягко, легко, искренне, доброжелательно, с желанием всегда помочь друг другу. Я, правда, не знаю, как совместить свою работу на кафедре с домашними делами и сотрудничеством с вами. Но мне бы хотелось у вас работать, я подумаю. Но вы не обижайтесь, если вдруг не получится.

— Конечно, не обижусь, — ответил я, а про себя отметил: скорее всего работать у нас он не будет.

В который уже раз звонил на фирму, где должны напечатать очередную партию наших дисков. Вот уже четыре дня они не могут выставить нам счет на оплату. Черт возьми, как мы все работаем! Когда нас, фирму «ЭргоСОЛО», просят выставить счет, мы это делаем незамедлительно. Мы же заинтересованы в получении денег. А тут наплевательское отношение. Почему? Да потому что сотрудникам фирмы, как я понимаю, получающим минимальную зарплату, работающим в полуподвальном помещении, все это неинтересно. Для них эта работа временная, им все не нравится, все их раздражает. Они не вредят, нет. Они негласно саботируют. Я в таких случаях испытываю неловкость. Мне стыдно перед моими коллегами. Они работают на порядок лучше, а получают еще меньше. Поэтому мне и стыдно.

Попытался отдать документы на обмен паспорта. Но у них заклинило дверь, пришлось общаться через окно. Мне удалось уговорить сотрудников паспортного стола принять мои документы через форточку — хорошо, что они на первом этаже.

Ходил на почту. Сдал бандероль с пятью дисками — первые заказы, выполненные фирмой «ЭргоСОЛО» с использованием системы «Диски — почтой».

Начало положено. Может быть, этот способ оплаты оправдает себя и поможет в продвижении «СОЛО на клавиатуре»? Здесь же на почте наш сотрудник получил деньги за «СОЛО на клавиатуре». Оплата по переводам себя оправдывает. В свое время Дмитрий Витальевич Лашунин скептически относился к этой форме оплаты за «СОЛО». И каждый раз, когда ему передают деньги, он удивляется: надо же кто-то пользуется почтой.

Так и ушло у меня два дня.

Я недоволен. Опять ничего не написал, не убрался дома и до сих пор не отвез нашему префекту Борису Васильевичу Ульянову письмо о том, чтобы на Охотничьей улице у дома N 6 сделали нормальное освещение. А уже рано темнеет, и ходить, ничего не видя вокруг, неприятно.

Хорошо, что завтра суббота. Я, наверное, смогу немного отдохнуть.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Сегодня у меня ушло часа полтора, чтобы дозвониться Чушкину Дмитрию Анатольевичу, заместителю начальника налоговой инспекции столицы. Когда я смогу все-таки с ним переговорить? Может, он просто от меня убегает? Секретарь же наверняка ему докладывает о моих звонках. Впрочем, ладно, что я по этому поводу огорчаюсь?

Сегодня узнал, что умер Юрий Сенкевич. И это отозвалось болью. Ведь совсем недавно мы вместе с ним принимали участие в съемках передачи «Короткое замыкание», шутили, вспоминали Ленинград и договорились о встрече у меня дома. Не встретимся.

«Мир жалок лишь для жалкого человека, мир пуст лишь для пустого человека». Л. Фейербах

384

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: