Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Интервью с тенью

О болтливых газетах, шпионской зубной пасте, сионистах и врагах народа

Не каждый день журналисту выпадает такая удача — на интересующие вопросы получить ответы у руководящего работника Народного комиссариата внутренних дел СССР. Разумеется, являвшегося таковым в далеком прошлом. А именно — у бывшего начальника управления НКВД по Ленинградской области (1934 — 1938 гг.) Леонида Заковского.

Уверен, вдумчивые читатели вполне в состоянии оценить актуальность оперативно-чекистских тезисов, озвученных этим ярким представителем своего ремесла.

Итак, всё о врагах народа, происках зарубежных спецслужб, особенностях просачивания военной тайны сквозь газетные строчки и прочих шпионско-диверсионных штучках.

Леонид Михайлович, как вам удавалось распознавать врагов народа, или, как еще говорили в ваше время, наймитов иностранных разведок? Для этого, наверное, есть какие-то универсальные методы?

— Это дело упрощать нельзя. Нельзя думать, что есть универсальные и исчерпывающие все возможные в жизни случаи и методы распознавания врага. Надо конкретно и вдумчиво разбираться в каждом факте, докапываться до корня, памятуя о величайшем разнообразии приемов разведывательной работы иностранных государств. В арсенале большевизма имеется достаточное количество средств, которые, будучи приведены в действие, смогут парализовать и уничтожить самые хитроумные и изощренные комбинации иностранных разведок.

Шпионы, диверсанты, враги нашей страны нередко скрываются под самыми лояльными вывесками. Например, иностранная концессия, которая производила зубную пасту «Хлородонт», была шпионской организацией, и притом весьма солидной. Директор этой концессии, иностранный подданный, немец, насадил на ряде наших предприятий резидентуру иностранной разведки.

Очень большую роль в разведке играет духовенство, в особенности католические ксендзы. На западной границе есть верующие католики. Они соблюдают обряды и исповедуются в грехах. Они идут к ксендзам и рассказывают им о своих домашних грехах. Ксендз начинает попутно расспрашивать о работе этого верующего, о настроениях, о непорядках на работе. Так разведчик в рясе ловит этих верующих в сеть. Этих верующих католиков берут в орбиту своего внимания, их обрабатывают, и часть из них при участии ксендзов вербуется в качестве шпионов-диверсантов, чтобы в период войны взорвать то или иное предприятие.

Преданные Иосифу Виссари¬оновичу душой и телом граждане и сегодня утверждают, что среди разоблаченных НКВД врагов народа было много таких, кто работал сразу на несколько разведок — например, польскую и японскую. Была ли между ними какая-то связь?

— Ксендзы занимались шпионажем в пользу Польши, а значит, и в пользу Японии, потому что разведки Польши и Японии очень тесно сотрудничали. В 1932 г. японская разведка и японский генеральный штаб проверяли деятельность разведывательных отделов Польши, инструктировали и помогали им. Японская разведка старалась посылать польских разведчиков на Дальний Восток, насаждала своих резидентов, и в случае, если на Дальнем Востоке будет напряженное положение, поляки должны там сохраниться, чтобы производить диверсии на дальневосточных железных дорогах.

Вы не раз говорили о необходимости выполнения мудрого указания товарища Сталина о повышении бдительности. Насколько это актуально, скажем, для нынешней российской прессы — в массе своей глубоко патриотичной и преданной идеям национальных лидеров как вчера, так и сегодня?

— Можно привести и такой случай. Был арестован один румынский шпион. Он интересовался частями Красной Армии. В беседе после ареста он сообщил, что его интересовали провинциальные газеты. Он по газетам мог составить довольно точное представление о частях Красной Армии. Мы решили проверить это: давали ему регулярно несколько провинциальных газет, давали бумагу и карандаш. Через месяц примерно по материалам газет, которые ему давали, он составил в основном правильный доклад о гарнизонах. Как видите из этого примера, можно прийти к заключению, что по отдельным отрывкам, проскальзывающим в провинциальных газетах, которые не отличаются молчаливостью, изучая и суммируя эти отрывки, можно составить довольно полное представление о предмете, который интересует разведчиков.

Благодаря чекистам в 30-е годы было ликвидировано немало тех, кого вы называете вредителями…

— Одна из таких шаек троцкистских вредителей и диверсантов орудовала на заводе «Красный треугольник». На шинном производстве стали орудовать вредители, на калошном… Почти все они выходцы из буржуазных и дворянских семей, мелкие и крупные авантюристы, готовые продавать себя каждому, кто подороже заплатит.

На одном военном заводе, начиная от директора и кончая целым рядом людей на основных участках этого завода, сидели вредители. Они давали несуразно много деталей, чтобы потребовалось много нового инструмента, новых станков, усложнили технологический процесс, так что для его осуществления потребовалось бы много времени и даже переоборудование завода. Так как они хотели сорвать военный заказ, то намеренно усложняли процесс производства.

В России живо обсуждаемая на многих кухнях и в не менее многочисленных блогах духоподъемная тема — о происках сионистов. Наверное, в ваше время тоже без них не обходилось?

— Надо сказать, как один шпион работал в Облпрофсовете. Это некий Вишняк, который заведовал иностранным бюро Ленинградского облпрофсовета. Он родился в Новгороде, был сионистом, после Октябрьской революции бежал в Польшу, попал в контрразведку. Там он немного поработал, затем его послали в Германию. В Германии ему сказали: «Веди себя как большевик, пролезь в Германскую коммунистическую партию, участвуй в ее работе так, чтобы тебе дали командировку в Советский Союз». Он приехал сюда и поступил на работу в иностранный отдел Облпрофсовета. Его жена работала в интернациональном клубе моряков. Если тот или иной революционно настроенный моряк был недостаточно осторожен в своих разговорах в интернациональном клубе моряков, то по приезде в Германию его вызывали куда полагается и сажали в тюрьму.

Ваше профессиональное кредо?

— Врагам мы житья не дадим — выкорчуем, разгромим и уничтожим их до конца.

Тут, по логике жанра, вроде как должна захлопнуться крышка истлевшего гроба — товарища Заковского (настоящие имя и фамилия — Генрих Эрнестович Штубис, латыш), разумеется, давно нет в живых (родился в 1894 г.). Хотя закопали его, скорее всего, без гроба. Но я не занимаюсь спиритизмом и не обладаю экстрасенсорными способностями медиума. Тем не менее все ответы, которые дал Леонид Михалыч, — самые что ни на есть подлинные. Их я почерпнул из добытого мною труда Заковского «О некоторых методах и приемах иностранных разведывательных органов и их троцкистско-бухаринской агентуры», выпущенного в свет в виде 40-страничной брошюры Партиздатом ЦК ВКП (б) в недоброй памяти 1937 году.

Эта брошюра уже через год попала в фонды спецхрана, так как ее автора коллеги-чекисты отправили к праотцам по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР от 29 августа 1938 года. Нет, вовсе не за сфабрикованные дела «врагов народа», которые чекист с 1917 года товарищ Заковский лепил еще с тех времен, когда он был начальником осведомительного отделения Московской ЧК, а потом — в Ленинграде, где в его бытность начальником управления НКВД (в 1934—1938 гг.) были расстреляны около 85 тысяч человек, и на посту начальника УНКВД Московской области. Леонида Михалыча расстреляли как того самого шпиона иностранных разведок — польской, немецкой и английской. В полном соответствии с содержанием указанной брошюры.

Никита Петров

Источник

108

Комментарии

Кривонос Лидия Петровна 06/03/16 17:01
Очень долго пыталась понять, как же он дожил до сегодняшних дней, будучи руководителем в тридцатые годы. Потом всё стало на свои места.

Такие, как он, очень часто заканчивали подобным образом.
Элен Городская 06/03/16 10:53
Э... странная форма интервью. Не совсем понятно, что заставило прибегнуть именно к ней

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: