Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Как доктор с аудитором «СОЛО» продвигают

29 декабря 2003, понедельник, день 596

Радостный день. Выдаем зарплату досрочно. В офисе много народа.

Я приехал в середине рабочего дня. Утром ездил в «СПИД-Инфо». В одном из ближайших номеров этого издания пойдет моя беседа с профессором Тумановским. В редакции нас решили сфотографировать — в «СПИД-Инфо» отличная студия, в которой создавались снимки, использованные для обложки книги «1001 вопрос про ЭТО».

Андрей Юрьевич Манн — фантастический человек. Как ему удается так хорошо работать? Помещение великолепное. Сотрудники замечательные. Оборудование по последнему слову техники. Издание пользуется успехом. А сколько приложений к нему! Андрей Юрьевич тоже не учился бизнесу. Он окончил наш факультет, ходил и ко мне на семинары. Отец Андрея Юрьевича Манна — Юрий Манн — один из ведущих литературоведов России, знаток творчества Гоголя, Достоевского, прекрасный лектор.

На фирме меня познакомили со Станиславом Феликсовичем Гуревичем. Он хочет у нас работать. В послужном списке — работа в двух местах курьером. Днем Станислав Феликсович свободен и готов потрудиться на ниве компьютерного образования. Посмотрим.

Сколько таких бесед у меня уже проходило. Сколько человек обещало работать с полной отдачей сил, но потом у них что-то не получалось.

Минут сорок я не отходил от телефона: разговаривал с солистами, сотрудниками банка, редакции.

Перед уходом позвонил Раисе Александровне, жене Владимира Осиповича Богомолова. Хотел с ней проконсультироваться. Раиса Александровна — замечательный врач. Работает в Центре литотрипсии у Александра Семеновича Бронштейна. К телефону подошел Владимир Осипович.

— Раисы Александровны дома нет. По-моему, она поехала к кому-то из пациентов. Но я передам, что вы звонили. Возможно, она после девяти будет дома.

Голос у Владимира Осиповича хриплый, чуть встревоженный.

— Новый год будете встречать дома? — поинтересовался я.

— Дома, — довольно резко ответил он. - А где же еще? Год у меня отвратительный получился. Сестра при смерти. Недавно похоронили маму Раисы. Я хреново себя чувствую. Недели две назад у меня был сильный стенокардический приступ. Раиса Александровна еле сняла его.

Владимир Осипович говорил торопливо, нервно, чуть обиженно. Обычно в его голосе звучали металлические нотки. А тут… Какая-то растерянность. Роман не закончен, объяснял он, готовится очередное переиздание «Момента истины», дел много, а сил и времени не хватает. Владимир Осипович поинтересовался, как мой сын, спросил о делах фирмы. На мое очередное предложение, все-таки поставить у себя компьютер и пройти программу «СОЛО», сказал, что сейчас ему не до этого.

Мария Александровна Казицкая, уже в шубе, стояла рядом со мной и бросала на меня выразительные взгляды: мол, пора идти, я же жду вас. Я сказал Владимиру Осиповичу, что я позвоню ему вечером из дома. Может быть, и Раиса Александровна вернется к этому времени.

Было около шести вечера, когда мы с Марией Александровной Казицкой вышли из офиса. С Ленинского поехали в Сокольники забирать мою машину, которую наконец-таки сделали.

Вроде день получился хороший. Около 30 регистраций. 15 проданных дисков. Ответили на все анкеты, исправно работали компьютеры, постоянно звонил телефон. Единственное, что упорно не хотели делать мои коллеги, — это звонить солистам.

— Дорогие мои, — говорил я им перед отъездом, — постарайтесь к словам, которые вы сейчас услышите, отнестись серьезно. Вам не хочется набирать телефонные номера и общаться с теми, кто приобрел нашу программу. А зря. Это же новые знакомства, это умение общаться по телефону, это возможность найти корпоративных солистов, и самое главное — это работа на конечный результат.

Мы выпустили хорошую программу. Но человек по природе своей, к сожалению, ленив. Многие не могут заставить себя систематически заниматься. Откроют программу, выполнят 5-10 заданий, а потом устраивают себе перерыв. А ваш звонок, личное общение способны подтолкнуть их.

Вам надо доброжелательно спрашивать учеников: чем мы можем помочь, как сделать, чтобы они все-таки прошли все сто заданий. Может быть, даже следует сказать, что мы готовы приехать к ним в офис или домой, чтобы с ними позаниматься. Я не исключаю, что после того общения солисты вновь откроют наш курс и продолжат выполнять задания, а в результате научатся набирать слепым десятипальцевым методом. Когда их коллеги увидят, как наши ученики набирают тексты, справки, отчеты, письма, не исключаю, что они тоже захотят научиться.

Это лучший способ продвижения «СОЛО» в массы, как бы громко это ни звучало.

Мы можем потратить много сил, энергии и денег, если они будут, на рекламу в газетах, журналах, Интернете. Определенного эффекта мы добьемся. Но он будет гораздо меньше, чем если каждый день вы будете обзванивать 50, а то и 100 реальных солистов. Каждый день!

Посмотрите, среди наших солистов есть — менеджеры, директоры, помощники президентов тех или иных фирм, юристы, бухгалтеры, врачи, аудиторы. Посмотрите, какая схема.

Доктор прошел «СОЛО на клавиатуре». Прекрасно. Теперь заполнение истории болезни, подготовка справок для него не проблема. Доктор может увлечь своего главного врача и уговорить его поставить «СОЛО» на компьютеры всей поликлиники, больницы, медицинского цента. Но с доктором нужно побеседовать на эту тему. К тому же у доктора есть пациенты. Если доктор во время лечения о чем-либо просит пациента, то пациент, конечно, старается выполнить просьбу. Вы поняли меня?

Все улыбнулись, а я продолжал:

То же самое с аудиторами. Аудиторы проверяют большие фирмы. Управляющие, президенты фирм относятся к аудиторам с огромным уважением и почтением. Аудиторская проверка — это всегда экзамен. За аудиторскую проверку фирмы платят не десятки и сотни долларов — тысячи, а то и десятки тысяч долларов. Если аудитор посоветует «СОЛО», к его словам прислушаются.

— А зачем звонить студентам и школьникам? Чем они могут нам помочь? — чуть ехидно спросил Алексей Анатольевич Чейкин.

— А затем, что у каждого школьника и студента, оплатившего нашу программу и ставшего лицензионным солистом, что само по себе прекрасно, есть родители. Если родители помогли приобрести программу, то, может быть, они последуют примеру своих детей и тоже научатся набирать слепым десятипальцевым методом. К тому же родители сами где-то работают.

Через контакты по телефону, если этим заниматься постоянно и проводить разговор не формально, а заинтересованно, увлекая наших учеников, можно найти корпоративных солистов, и не одного в месяц, а десять. Вы должны быть в этом заинтересованы. Лично. Каждый. Понимаете?

Алексей Анатольевич Чейкин, хитро посмотрев на меня, сказал:

— Ну как же вас не понять, Владимир Владимирович.

— Максим Андреевич, — обратился я к Меньшикову, — а вы меня понимаете?

— Понимаю, — сказал он спокойно.

— Но почему же у нас сотрудники не звонят солистам? А если и звонят, то из-под палки. И максимум бывает 20 звонков, да и то не каждый день.

— Я этим займусь, — пообещал Максим Андреевич.

— Займитесь.

Мы с Максимом Андреевичем, кстати, обсуждали и такой вариант. Если сотрудник сделал определенное количество звонков, мы ему чуть больше платим, а не сделал — снижаем зарплату. Но я пока на это пойти не могу. Нельзя снижать минимальную зарплату. Вот если бы мы платили прилично, тогда, конечно, это сработало бы.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Около десяти вечера я позвонил Владимиру Осиповичу Богомолову. Трубку взяла Раиса Александровна. Я рассказал ей о действии лекарств, которые принимаю, о руке, которая все еще болит, и других болячках. Пересказал ей свой разговор с Владимиром Осиповичем. Спросил, стоит ли мне с ним поговорить?

— Лучше не надо сейчас. Он прилег отдохнуть.

— Тогда ему от меня поклон, а завтра я позвоню.

— Хорошо. Поправляйтесь.

«Все давно уже сказано, но так как никто не слушает, приходится постоянно возвращаться назад и повторять все сначала». Андре Жид

481

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: