Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Как перевязать электронные письма?

25 апреля 2007, среда, день 1780

Вся страна обсуждает смерть Бориса Николаевича Ельцина. Дочь его, та, что окончила в свое время факультет ВМиК (вычислительной математики и кибернетики) нашего университета, о чем я уже не раз писал, замужем за Валентином Борисовичем Юмашевым.

Все переплетается. Валентина Борисовича Юмашева знаю более двадцати лет. Принимал у него несколько зачетов, помогал ему стать журналистом. Парень способный, талантливый, все лучшее в книге Б.Н. Ельцина от В.Б. Юмашева.

Днем ко мне приехал доктор, Федор Васильевич Сенькин, тот самый, что возвращал мне голос, когда он у меня пропал, и обследовал Павла Вячеславовича Померанцева. Более трех часов мы с Федором Владимировичем гуляли по парку, говорили о медицине, о «СОЛО». Славный, добрый, отзывчивый парень. Хотелось бы, чтобы он сделал серьезную карьеру.

Вечером получил три письма от Михаила Александровича Зенкина. Так и хочется опубликовать их на нашем сайте: послания добрые, нежные, умные, талантливые, отлично написанные, чувствительные, трепетные, как говорит одна моя знакомая, но они носят личный характер, потому давать их не буду.

Тут же вспомнил, читая письма М.А. Зенкина, как в юности увлекался чтением писем И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, К. С. Станиславского… Адресаты сохраняли свою почту, и со временем она стала доступной для многих. Интересно, с электронными письмами как будет — исчезнут или нет? Бумажные письма складывали стопочками, перевязывали, хранили, перечитывали. У меня самого много писем от Юрия Владимировича Никулина, от ныне здравствующего режиссера Соловьева (он постоянно посылал мне отчеты о своей жизни, когда ему было 14—16 лет), хранятся письма от Г. Л. Рошаля, когда-то довольно известного режиссера, В. Г. Распутина и многих других.

После прогулки почувствовал себя лучше — не так клонило ко сну. Не сонливость, нет. Просто упадок сил. Я не понимал от чего до тех пор, пока не смерил давление — скачет. Но к вечеру пришло в норму.

«Солдат спит, служба идет». Руководитель фирмы болеет, но фирма работает.

Я понимаю, за один день можно сделать в три раза больше, чем получается у меня. Каждый раз, приходя к этому выводу, я с грустью вспоминаю Марию Александровну Казицкую: жаль, что мы с ней не работаем, жаль. Но ничего — справлюсь. Я ведь оптимист.

Что еще я сегодня сделал? 15 звонков, ответил на 50 писем, подготовил обновления на сайт.

Больше всего я озабочен работой нашей очной школы, увеличением числа корпоративных солистов и работой ночных дежурных.

Мы хорошо придумали: давать портреты тех, кто дежурит в офисе днем и ночью. Звонит кто-то в офис и может посмотреть, с кем он говорит. Но почему-то наши ученики этой возможностью практически не пользуются. Наверное, на сайте стоит подробнее рассказать о нашем нововведении.

Вот и весь день.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. С грустью смотрю на папки, сложенные стопочкой на полу: сбор материалов для «Я+Я», переиздание «1001 вопрос про ЭТО», «Гимнастика души».

«Письменная беседа утомляет почти так же, как партия в шахматы по переписке». Фёдор Тютчев

372

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: