Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Когда наступит это «вот-вот»?

9-12 января 2017 г, понедельник-четверг, дни 4831-4834

Четыре выходных дня.

Радоваться надо. Мне бы сесть за компьютер и писать «Учимся говорить публично», а я не знаю, как это делать, что нужно сделать, какой ход использовать.

Утром придумываю одно, днём хочу поменять, вечером бракую оба варианта и ложусь спать с надеждой, что во сне придёт решение.

Четыре дня, четыре ночи.

Не пришло решение.

Злюсь, огорчаюсь, сержусь, переживаю, но без точного плана начать работать не могу.

А время бежит, уже десять дней, какое десять — двенадцать дней января ушло. Почти полмесяца. Одна двадцать четвёртая года.

Хорошо понимаю, что в нашей стране, где косноязычие стало нормой, где абсолютное большинство чиновников не способно без бумажки нормально выступить, курс «Учимся говорить публично» должен быть востребован.

Я получал прекрасные отзывы, когда этот курс печатался в «Студенческом меридиане», а спустя несколько лет публиковался на страницах «Российской газеты».

Вышло несколько изданий книги «Учимся говорить публично».

И вот теперь программа.

Но чтобы сделать хороший распознаватель речи (учёт повторяемости слов, количество использованных слов, анализ сравнений, метафор, экспрессивность выступления, правильность произношения — ударения, согласование), потребуется не один миллион рублей. И несколько десятков хороших программистов. У меня такой возможности нет.

Курс «Учимся говорить публично» — это и актёрское мастерство, и отдельная подпрограмма (её надо разработать), как избежать демагогии. Это снова деньги.

Если делать в виде игры, то несколько миллионов рублей уйдёт художникам (несколько десятков миллионов рублей). Где взять такие деньги?

Наша программа могла бы значительно улучшить мир. Эмоциональное воздействие на человека, пробуждение в каждом человеке его лучших черт характера — это же всё сказывается на жизни.

В нашей стране почему-то большинство учебников, связанных с публичной речью, ориентировано на «купи-продай». Как проводить совещания, как проводить презентации, как заставить купить то, что человек не хочет покупать. У меня всё иное.

Как понять себя и тех, кто рядом с тобой.

Как научиться сначала думать, а потом произносить.

Как расширить свой кругозор.

Я могу долго на эту тему писать, говорить. Самое главное — придумать ход.

Вспоминаю, как мучился с книгой «Почти серьёзно…», которую помогал написать Юрию Владимировичу Никулину

Мы каждый день встречались с Юрием Владимировичем, он отвечал на мои вопросы, я записывал всё это на магнитофон. Стопка расшифрованных записей росла, количество вопросов не уменьшалось.

Я ездил с ним на съёмки, мы жили в одном номере и в свободное время он рассказывал мне о своей жизни, а я записывал: уточнял, переспрашивал и одновременно редактировал.

Вот и этот снимок напоминает мне о тех днях: Калининград, съёмки фильма «Двадцать дней без войны». Рядом с Никулиным справа Кононов, слева я.

Шли дни за днями, недели за неделями, месяц за месяцем, год за годом, а книга создавалась, но не писалась.

Не было начала, не было середины, неясен был финал.

Я понимал, что мне пора определиться с интонацией книги. Только на рождение названия ушло месяца четыре. «Почти серьёзно…» — меня это устроило. Я придумал это название ночью. Как? Это отдельная история, она связана с Вольфом Мессингом.

Первый вариант книги — 1440 машинописных страниц. Окончательный — 720. Первая публикация прошла в газете «Московский комсомолец», где было помещено более тридцати глав.

Долго мы мучились над названием. Как-то с Юрием Никулиным мы были на концерте Вольфа Мессинга. После концерта прошли к нему за кулисы поблагодарить за концерт и пожаловались, что никак названия для книги не придумаем:

— Сегодня он, — Вольф Григорьевич, посмотрев на меня, обратился к Никулину, — позвонит вам в два часа ночи с уже готовым названием. Странное название, но хорошее.

Мы с Юрием Владимировичем усмехнулись. Весь вечер после концерта и начало ночи я перебирал всевозможные названия, но ни одно из них не нравилось. Плюнул на все и лег спать. Уже засыпая, подумал: у нас получается любопытная интонация книги, нестандартная. Все вроде бы рассказываем серьезно, но не совсем серьезно, почти серьезно… Почти серьезно! Звоню Никулину.

— Разбудил?

— Придумал?

— Не знаю… А что если мы назовем книгу «Почти серьезно…»? Это же интонация, ее стиль, как бы условие игры, понимаешь?

— А что, — сказал Юрий Владимирович, — ты знаешь, хорошее название. Подожди секунду…

Секунда продлилась до двух минут.

— Я разбудил Таню, и, ты знаешь, ей тоже понравилось. Оставляем «Почти серьезно…». Подожди, а который час? — И мы, видимо, одновременно посмотрели на часы:

— Два ночи, — произнесли мы опять же одновременно.

Я положил трубку, и, боясь забыть название, записал его на клочке бумаги. Тут у меня зазвонил телефон.

— Это говорит Вольф Григорьевич Мессинг. Вы придумали название?

— Придумали.

— «Почти серьезно»?

— «Почти серьезно», — ответил  я.

— У книги будет большой успех. Берегите Юрия Владимировича, он хороший.

Вольф Григорьевич Мессинг был прав, у книги был успех, но как тяжело она давалась!

Название придумали. А книги не было. Лишь потом, через два года после этого случая я сел и начал диктовать книгу.

Я понял, как она строится. Где хронологическая последовательность, а где тематическая: вот всё о клоунах, вот всё о кино, вот всё о войне, а вот первая глава — день клоуна, и завершающая глава — подведение итогов.

У меня ушло семь лет на создание книги и, может быть, «Почти серьёзно…» — лучшая моя работа.

Конечно, я могу считаться соавтором книги. И считаюсь. Так написано во всех договорах.

Юрий Владимирович Никулин как-то предложил: «Давай дадим твоё имя на обложке тоже». «Нет, — ответил я ему. — Люди хотят видеть твою книгу. Кто до конца дочитает, тому мы скажем, что я помогал тебе в создании «Почти серьёзно…»

«Почти серьёзно…» печаталась в журнале «Молодая гвардия», а у журнала был тираж почти 500 тысяч. Потом, спасибо директору издательства «Молодая гвардия» Валерию Ганичеву, вышло ещё четыре тиража по 100 тысяч.

А затем были издательства «Терра», «ВАГРИУС», «Искусство» и очень много левых.

Всего более тридцати изданий, общий тираж 13 миллионов.

Я знаю, этой книгой удалось доставить ощущение радости миллионам людей.

Могу долго вспоминать, как мы работали над этой книгой.

Но тогда произошло чудо, когда я понял, как надо строить книгу, когда удалось найти ход.

Кстати говоря, такая же история была и с книгой «1001 вопрос про ЭТО», и с программой «СОЛО на клавиатуре». И сегодня я надеюсь на повторение истории с программой «Учимся говорить публично».

Почти не занимался продвижением «СОЛО», было не до этого.

Каждый день по нескольку раз звонил на фирму. Смотрел, как ведут сотрудники трансляцию. Ответил на двадцать писем. В Новый год почти не было ко мне обращений.

Понимаю, вот-вот будет прорыв по «СОЛО», и мы сможем заработать много денег и потратить их на создание программы «Учимся говорить публично». Но когда наступит это «вот-вот»?

В нашем государстве никак люди не могут понять, что надо работать, помня об эргономике, об эффективности.

Вот Дмитрий Рогозин. Много хороших слов говорит о том, как надо трудиться. Но пусть Дмитрий Рогозин посмотрит, как люди трудятся за компьютером — все набирают одним-двумя пальцами.

Дмитрий Рогозин закончил факультет журналистики, вроде, всё должен понимать. Не понимает.

Но, может быть, поймёт. Каждый день я смотрел на фотографии тех, кто меня понимает. Спасибо им, новым солистам, решившим пройти программу «СОЛО на клавиатуре».

  Андрей Владимирович Адамов
  Андрей Дмитриевич Харитонов
  Сергей Иванович Судзиловский
  Александра Александровна Конышева
  Валентин Николаевич Паршин
  Алексей Анатольевич Ким
  Екатерина Игоревна Ефимова
  Наталья Павловна Пупова
  Вера Юрьевна Бойкова
  Алина Павловна Лупачева

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Иногда хочется выйти на Красную площадь с плакатом: «Люди, поймите меня! Шахиджанян». И я знаю, минут через пятнадцать вокруг меня образуется солидный кружок, человек из ста, а может быть, больше. Это будут гости Москвы, и наверняка среди них окажутся те, кто читали мои книги, слышали мои радиопередачи, проходили «СОЛО на клавиатуре». Но возглас мой «Люди, поймите меня!» так и останется повисшим в воздухе.

Самое высшее наслаждение - сделать то, чего, по мнению других, вы не можете сделать.

Уолтер Бэджот (1826 - 1877), английский экономист и публицист

132

Комментарии

Шахиджанян Владимир Владимирович 30/03/17 17:13
Доброе слово и кошке приятно. А мне уж тем более.
И другое. Никогда не знаешь, как слово твоё отзовётся. Как там в знаменитых стихах Фёдора Тютчева:
Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется,-
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать...
Макарова 26/03/17 14:16
Читаю сейчас Ваши записки, и ,вдруг, осознаю, какое влияние Вы на меня оказали. Наверное, когда я писала свой учебник по управлению финансами, Ваше влияние серьёзно изменило мой подход к объяснению смысла бухгалтерской работы. Наверняка, до меня доходили флюиды Ваших лекций в театре одного актёра. Управление деньгами и управление собственным бытованием, по сути можно объяснить одними и теми же законами... Спасибо, Владимир Владимирович, за подвиг ежедневного наблюдения за потоком поиска разумного и важного.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: