Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Кураж не пропал!

1—11 ноября 2002, пятница—понедельник, дни 173—183

Это сладкое слово «свобода».

А для тех, кто занимается бизнесом?

Это горькое слово «конкуренция».

Конкуренты, кто они? У издательств — другие издательства, у сайтов — другие сайты, а у «ЭргоСОЛО» — фирмы, выпускающие обучающие тренажеры.

Я много раз повторял, что говорить о конкурентах нужно, как о покойниках — или ничего, или хорошо. У меня доброе отношение ко всем конкурентам. Чем больше программ, тем интереснее. Мы считаем, что наш курс лучший. Так должны считать и конкуренты. В противном случае надо закрываться, самоликвидироваться.

А вчера я сказал, что буду злым. Нет, не злым, а с куражом. Так и начался этот день. Первый день ноября. Как же мне хотелось, чтобы именно в этот день резко возросло число лицензионных солистов! И оно возросло.

Пятница. Самые лучшие дни — четверг и пятница. Впрочем, не дни сами по себе. Просто после выходных дней я всегда говорю своим коллегам: больше внимания анкетам, серьезнее отнеситесь к письмам. В понедельник и вторник сам контролирую этот процесс. В понедельник и вторник мы больше всего и лучше всего отвечаем на анкеты.

А в пятницу и субботу, не говорю о воскресенье, снижаем темпы, поэтому в первой половине недели у нас меньше оплат.

Раньше я всегда удивлялся: и что это руководители фирм, предприятий все время изучают графики?

Как ни зайду к Глебу Владимировичу Успенскому в издательство «Вагриус», так вижу его уткнувшимся в сводки: сколько выпущено, сколько отгружено, сколько продано, какие остатки. Смотрит он на эти цифры и что-то шепчет, видно про себя комментирует, а на самом деле, как я сегодня понимаю, он занимается оперативным планированием и корректированием.

Охранники нашего офиса были удивлены. Прошла группа с телевидения. Мы сидим в здании, где расположены офисы еще нескольких весьма солидных фирм. А телевидение приезжает к нам. Я дал интервью ТВЦ по поводу ранних браков. Говорили мы минут 40, и, как я понимаю, большая часть снятого в эфир не выйдет. В конце беседы с корреспондентом я попросил:

— А нельзя ли мне дать 3 минуты свободного полета, чтобы высказаться самому на заданную тему?

Миловидная девушка, корреспондент, позволила. Скорее всего именно этот небольшой кусочек они и возьмут для передачи.

1 ноября я познакомился со Степаном Валерьевичем Щегловым, мужем Альбины Александровны. Мы договорились о дальнейшем сотрудничестве, но при условии, что он последует примеру свой жены и пройдет программу «СОЛО на клавиатуре».

Начало ноября — скверное время для бизнеса. Мы страна, где любят отдыхать и у нас чаще, чем в других странах переименовывают дни недели. Понимаю, что сказал неверно. Но у нас время от времени появляются постановления правительства о том, что в понедельник страна отдыхает за воскресенье, а в воскресенье работает, как в пятницу. Вроде не так много изменений, но я с трудом их запоминаю.

На месте правительства я бы наоборот постарался в переходный период (а у нас все время переходные периоды — нет ничего более постоянного, чем временное) сократить количество праздничных дней, чтобы хоть как-то, но стимулировать развитие экономики. Но наверху считают, что народ в этом случае правительство не поймет.

Не хочется ерничать по этому поводу, но не могу отказать себе в удовольствии набрать такую фразу: народ никогда не будет понимать свое правительство; самое важное, чтобы правительство когда-нибудь поняло свой народ.

Мы на фирме решили: до 10 ноября работаем без выходных. У нас все не как у других.

Ударная десятидневка! У меня же кураж! Написал эти слова и вспомнил юность. Ударные пятилетки, фантастические семилетки, различные месячники безопасности и декадники повышения производительности труда.

На самом деле ничего этого не нужно делать. Должно происходить обычное реальное планирование, кратковременное и долгосрочное.

Что же мне удалось сделать за эти десять дней?

Встретился с Игорем Георгиевичем Суровцевым, деканом факультета энергомашиностроения МГТУ имени Н. Э. Баумана.

Поговорили замечательно. О Сергее Викторовиче Исакове не произнесли ни слова. Но дух его витал меж нами.

Так вышло, что я торопился на встречу, из дома не вышел, а выбежал, вскочил в машину, поехал, всюду пробки. Около МГТУ имени Баумана все перерыто — заканчивается строительство участка третьего кольца, ведущего в Лефортово, как раз рядом с факультетом энергомашиностроения. Я нервничал: на доске приборов лампочка уровня топлива уже давно не мигала. Хорошо бы заправиться, но… я забыл дома деньги.

К Игорю Георгиевичу Суровцеву успел вовремя, и бензина хватило. Но теперь-то нужно ехать дальше. Как быть с заправкой? Остановился на лестнице, закурил, вдруг кто-то из студентов, глядя на меня с улыбкой, произнес:

— О, я вас знаю. Вы автор программы «СОЛО на клавиатуре» и занимаетесь собаками, а еще лесбиянками, да?

— Точно, — ответил я, а про себя подумал: «Автор, у которого в кармане нет ни копейки денег и он не знает, как решить проблему заправки».

И тут меня осенило:

— Слушайте, у нас на фирме работают два студента…

— Исаков и Ременец, — подхватил студент. - Я их знаю. Мы в одной группе.

— Вы можете их сейчас найти.

— Запросто. Идемте со мной, — сказал студент.

К счастью, был перерыв между лекциями. Мой новый знакомый тут же подвел меня к Исакову С. В. и Ременцу Е. А.

— Мальчики, — обратился я к ним, — вчера вы получили зарплату. Еще не все потратили? Дайте мне быстро 300 рублей на заправку. Только выйдем в коридор.

В коридоре ребята незаметно сунули мне по 150 рублей. Я спасен.

Праздники не помешали нормальной работе на фирме. А вот предпраздничное настроение на работе выставки «Информационные технологии обучения» сказалось. Эта ежегодная выставка пользуется популярностью среди софтверных фирм. На нее съезжаются педагоги со всей страны.

Один из организаторов выставки и главных распорядителей — Павел Геннадьевич Гудков, с которым мы уже знакомы лет шесть. Познакомились, когда он еще был студентом в МИФИ. Теперь Павел Геннадьевич занимает солидный пост на фирме «1С» и продолжает проводить ИТО — выставку «Информационные технологии обучения». Он поставил мой доклад в первый день работы выставки - 5 ноября.

С Максимом Андреевичем Меньшиковым, нашим исполнительным директором, мы и поехали на нее. На этот раз выставка проходила не в лицее при МИФИ, в ДК «Замоскворечье», что в конце Каширского шоссе.

Решили ехать по кольцевой. Успели за 30 минут до начала нашего выступления.

Входим в зал, а он пуст. Весь народ разошелся. Только на колосниках сцены юноши, ругаясь между собой, пытаются натянуть демонстрационный экран. Как мы выяснили, они занимаются этим уже 45 минут. Сцена оказалась не подготовленной. Восемь человек, сидящих в зале, наблюдали за процедурой установки экрана с любопытством. Остальные участники выставки бродили по коридорам, буфетам, фойе и другим помещениям ДК. К сожалению, местное радио не работало.

Наше выступление планировалось после презентации «Интела», которая из-за неготовности зала откладывалась. Я обратился к Павлу Геннадьевичу Гудкову: «Дайте мне, пожалуйста, микрофон, только сделайте максимальную громкость. Я сейчас выступлю перед теми, кто есть».

— Понимаю всю нелепость создавшейся ситуации, — так я начал свое выступление. - Восемь человек в зале, и несколько человек за мной проявляют чудеса акробатики, пытаясь установить экран. Сидящие в зале, как я понимаю, хотели бы узнать новости об «Интеле» и, надеюсь, хотят послушать и мое выступление…

Я говорил минут 15, пока не сделали экран. Рассказывал о своих друзьях учителях, о беседах с сотрудниками Министерства образования и о том, как наше государство оценивает роль учителя. На 16-й минуте заметил, что зал заполнился уже на три четверти. Тут ко мне подошел Павел Геннадьевич и шепнул на ухо.

— Теперь нужно дать микрофон «Интелу», а потом будет ваша презентация «СОЛО на клавиатуре».

Презентация прошла хорошо. Внимательно слушали, задавали вопросы, аплодировали. Конечно, от нервотрепки я устал. Вспоминаю, что долго думал, соглашаться или нет на участие в этой выставке. Но если хотя бы в десяти школах, двух колледжах и в одном институте наконец-таки появится наша программа, то, наверное, стоило потратить силы, время и нервы.

После презентации, когда мы покинули сцену, к нам устремилось человек 40-50, и мы с Максимом Андреевичем еще полтора часа отвечали на вопросы слушателей, обменивались визитками, знакомились, налаживали контакты с просвещенцами.

Налаживание личных контактов — это важно. К сожалению, наши выставки (не только компьютерные, но и книжные ярмарки, например) проходят, как правило, неинтересно, и фирмы зря тратят на них деньги. Не случайно, как я слышал, Яндекс и Майкрософт отказались от участия во многих выставках. А ведь каждую выставку можно сделать настолько интересной и запоминающейся, что она станет явлением, о котором будут долго вспоминать. Но для этого необходим центр, сценарий, режиссура и приличные финансовые вложения. А в этом никто не заинтересован.

Обо всем этом мы говорим с Максимом Андреевичем, возвращаясь с первой для него выставки, где он был не в качестве гостя, а участника.

Праздники помешали не только хорошо провести презентацию, но и повлияли на проведение моего семинара. На этот раз он все-таки состоялся несмотря на предпраздничный день. Многие мои студенты приехали в Останкино, чтобы принять участие в открытии магазина «Хорошие новости».

Предпраздничный день. Всем было не до книг. Все спешили с работы или на работу. Поэтому у нашего магазинчика останавливался лишь каждый 20-й человек. Среди них, правда, оказались Виталий Вульф, Владимир Соловьев, Владимир Маслаченко, мимо прошли Александр Любимов, Юрий Николаев…

Кое с кем я пообщался.

Студентам было дано задание завести как можно больше знакомств, попробовать раздобыть визитки своих новых знакомых для поддержания дальнейших контактов.

Там же я встретил Сергея Шумакова, продюсера программы «Принцип Домино», прошедшего наш курс «СОЛО на клавиатуре».

Но в целом, конечно, семинар прошел не так, как я планировал.

А для фирмы «ЭргоСОЛО», наверное, это было полезное мероприятие. По крайней мере человек сто работников телевидения узнали о нашей программе, а человек 20 сообщили мне, что они проходят наш курс.

На телевидении работает несколько тысяч человек. Все они имеют дело с компьютером. И в своем большинстве, где-то процентов на 98, конечно, не умеют набирать десятипальцевым слепым методом.

Могло бы телевидение мне помочь? Свободно. Если бы кто-нибудь захотел это сделать. Впрочем, я лукавлю. Все не так просто. Любой рассказ о хорошем фильме, спектакле, программе, интернет-ресурсе сегодня считается рекламным материалом. А за рекламу надо платить. Одна минута рекламного времени стоит на ОРТ десятки тысяч долларов. Даже если у нас появится 1000 лицензионных пользователей в день, на телевизионную рекламу денег все равно не хватит.

Понимаю, что вторгаюсь почти в запретную область. Откуда были деньги на рекламу у «Нашего дома — Селинг» или у «МММ»? Оставим вопрос открытым.

В праздники я встретился с Андреем Викторовичем Шереметьевым. Он написал мне хорошее письмо и мне захотелось увидеться с этим человеком. С удовольствием даю его письмо.

«По образованию я музыкант. Окончил училище и два курса консерватории как пианист. Выгнали за неуспеваемость по физкультуре и истории партии. Затем два года преподавал в музыкальной школе. Учил детей играть на фортепиано. Вновь поступил в консерваторию, но уже на вокальный факультет (у меня бас). По окончании поступил в аспирантуру. Справился и с ней. В дипломе написано, что я солист оперного театра и преподаватель. В итоге делаю новости на радио. Странно? Согласен. Но мне это нравится.

Надеюсь, в моем письме есть некоторые рациональные мысли. Они критичны. Не обижайтесь, пожалуйста.

ОТЧЕТ

Сразу скажу, что программа просто спасла меня. На работе приходится иногда проводить за компьютером по 12 часов в день и печатать более двадцати страниц.

И ведь надо еще успевать к определенному времени, то есть набирать не просто быстро, а очень быстро.

Результаты вступительного экзамена «СОЛО»: глядя на клавиатуру, текст набрал за 8 минут. Ошибок - 136.

Результаты выпускного экзамена: не глядя на клавиатуру, текст набрал за 6 минут. Ошибок - 16.

Выводы: еще раз пройти «СОЛО».

Вы делаете нужную, очень полезную, очень важную работу. Вы помогаете людям не только осваивать слепой десятипальцевый метод набора. Ваш курс укрепляет веру в собственные силы, учит терпению и терпеливости. Этот ряд можно еще долго продолжать.

«СОЛО» — уникальный курс. Это удивительно, как Вам удалось создать ощущение личного общения с учителем. Ведь очень часто в классе педагогу не удается наладить контакт с учеником. Даже при условии индивидуальных занятий. Вам, создатели программы «СОЛО на клавиатуре», я говорю ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!!!!!

Владимир Владимирович, еще раз прочтите, пожалуйста, предыдущий абзац. Только вслух и в присутствии всех сотрудников «ЭргоСоло».

Впервые о курсе узнал в декабре прошлого года в Интернете. Я искал программы, помогающие освоить слепой метод печати. Ссылку на «СОЛО» увидел на одном сайте. Не помню, на каком именно. Отзыв о программе там был очень сдержанным. Может быть, поэтому я и не начал тогда заниматься. В конце сентября встретился с другом. Он-то и рассказал о своей знакомой, которая печатает слепым методом с бешеной скоростью. Она сказала моему другу, что научилась по «СОЛО». Вечером того же дня я заполнил на сайте анкету, скачал и установил программу.

Вера в то, что программа поможет мне, появилась только после освоение верхнего ряда. Но желание зарегистрироваться (заплатить) возникло сразу. Мне очень понравились тексты. Понравилось личное обращение. Понравилось то, что меня поддерживают.

Очень хорошая, нет, отличная провокация — сообщение после выполненного на отлично задания: «Это случайность или закономерность?». После этих слов я стал считать упражнение выполненным на 5 только в том случае, если мне удавалось достичь отличного результата два раза подряд. Это, конечно, самообман, но в данном случае хороший самообман. Он позволил мне не только освоить весь курс, но и печатать со скоростью 250 знаков в минуту.

Образ Воробьева Михаила Александровича — прекрасная педагогическая находка. Для чего он нужен — понятно. Но Михаил Александрович получается каким-то правильным. Слишком правильным. Стерильно правильным. Учительский любимчик, сидящий на первой парте и тянущий руку еще до того, как преподаватель задал вопрос. Даже когда Михаил Александрович поступил якобы нехорошо (поддавшись на провокации авторов программы, он смачно выругался), представляется, что после этого, он как минимум должен был тут же почистить зубы. Впрочем, к сороковому упражнению я укрепился в мысли, что Михаил Александрович — это Владимир Владимирович.

Кстати, сороковое упражнение — от него ждешь чего-то необычного. Что-то должно произойти. Это действительно некий рубеж. Может быть, должна появиться какая-то деталь в оформлении. Она будет отличать его от предыдущих.

Раздражение.

Было один раз. Когда заставили набирать имена довольно известных людей. Какая именно фамилия меня раздражала, не скажу. Это останется моим секретом. В конечном счете, ведь упражнение я выполнил на отлично, победив не только клавиатуру, но и раздражение.

Отличные слова: «Вы будете слышать клавиатуру»!!! Жаль, что это высказывание появляется достаточно поздно и один раз. Мне кажется, оно должно быть навязчивым. Как некая установка, внушаемая гипнотизёром.

О гипнозе.

В состояние транса повергло упражнение 67.3. «Сложной жизнь мы делаем сами». Сознание сопротивлялось, не хотело впадать в дрёму. Скорее всего, это был некий страх, что мне могут внушить что-то, чего я не хочу. Но в конце концов я сдался. И в состоянии транса очень легко без ошибок проскочил несколько упражнений сразу.

О слышании клавиатуры еще раз. До сих пор мне кажется, что если бы нажатие клавиш сопровождалось звуками, я освоил бы курс быстрее. Пианист не просто запоминает расположение клавиатуры. Он слышит её. Внутренним слухом.

Весь процесс игры на фортепиано можно свести к следующему: нота, увиденная глазами, — воображаемый звук — нажатие клавиши — звук — анализ услышанного — следующая нота — воображаемый звук и так далее.

Можно вообразить последовательность клавиш «ф-ы-в-а-п-р-о-л-д-ж-э» как последовательность звуков первой и второй октав «до-ре-ми-фа-соль-ля-си-до-ре-ми-фа». Пробел — это паузы.

В прикрепленном mid-файле Вы сможете услышать, как звучит всё упражнение 35.1 (повар дал плоды) со скоростью набора 350 знаков в минуту. Файл 351а — флейта, файл 351b - некий фантастический тембр. (Ваша звуковая карта может исполнить их другими тембрами). Звучит немного неровно, не знаю почему. Написано в программе "Encore".

Записал и послушал. Звучит дико. Однако после серии прослушиваний стало нравиться. Идея не нова. Еще И. С. Бах перевел буквы своей фамилии в звуки и написал фугу. (Bach: си-бемоль, ля, до, си). Может быть, солисты помимо освоения клавиатуры познакомились бы и с основами нотной грамоты, а кто-то открыл в себе и абсолютный слух? Можно было бы менять тембры звучания по желанию пользователя и сделать эту опцию отключаемой.

В достижении ровности (ритмичности) помог бы включаемый метроном. Ведь подобрать музыку, которая понравилась всем, невозможно. А метроном бесстрастно отстукивает необходимое количество ударов в минуту. В конечном счете, он бы помог подобрать нужную по скорости музыку. Скажем, иногда я включал Луи Армстронга. У него многие композиции идут в темпе: четверть равна 160-ти.

О «больном».

На Форуме видел, что многие солисты задают один и тот же вопрос: следует ли возвращать пальцы в исходную позицию? Ответы мне не очень нравились. Вот почему.

На мой пианистический взгляд, возвращать пальцы в исходную позицию надо при выполнении упражнений типа: «й й й й й й й й й» или «ш ш ш ш ш ш ш». В этих случаях возврат не просто необходим. Он обязателен.

При исполнении (именно исполнении), например, слов «елец» или «елей» возврат пальцев не только мешает, он может привести к зажатию руки, болям, одним словом, к тому, что пианисты называют «переиграть руку». Указательный палец левой руки, нажав первую «е», должен остаться на месте. Вслед «л»-правой он нажимает еще одну «е», но и после этого остаётся на месте. Ждёт мизинца, который в этом же ряду будет играть «й». И вот после исполнения «й» левая рука ОБЯЗАНА вернуться в исходное положение «фыва». Такая последовательность эргономична. Она же и позволяет получить удовольствие от набора на клавиатуре компьютера.

Если упражнение «е е е е» — техническое, позволяющее запомнить место определенной клавиши, то слово «елей» — художественное произведение. Микроскопическое. Возврат пальцев разрушает целостную картину. Грубо говоря, это выглядит так же, как исполнение сонаты Моцарта с отрывом руки от клавиатуры после каждого звука. Технически это достижимо. Но исполнять и слушать невыносимо.

Кисть также очень важна. Скажем, если в слове «эра» легким движением кисти не помогать пальцам правой руки дотянуться до «э», а потом до «р», то опять же возникает опасность «переиграть» руку. Это касается и «доставания» далёких «и», «е», «н», «ъ», «ё», а также клавиши "Enter".

У меня большая рука и хорошая «растяжка», но я помогаю себе кистью. Движение кисти снимает напряжение. Пианисты говорят, что кисть должна «дышать». Конечно, при наборе на клавиатуре компьютера это дыхание минимально, но оно необходимо. Не уверен, что все солисты об этом знают.

Можно было бы и обозначению фортепианной аппликатуры солистов научить. Ведь гораздо проще вместо «указательный палец правой руки» написать «2-п.р.» А вдруг после этого у людей появится желание научиться играть на фортепиано? Ну, хотя бы немного. Ведь это же здорово. Они будут знать уже что-то!!!

«СОЛО»-репризы.

Освоив три ряда, начал второй круг «СОЛО». То есть в основном туре проходил 76-е упражнение, а во вспомогательном был на 30-х - 40-х. Повторение — основа учения. Было бы хорошо, если бы после каждого нового упражнения был повтор пройденного материала в упрощенно-сокращенном виде. Это и закрепление навыков, и укрепление веры в себя и «СОЛО». После семидесятого двадцатое упражнение кажется таким лёгким и выполняется значительно быстрее. Результат занятий становится ощутимым.

Очень понравились упражнения, где «фыва ждала олджа». История с Кеапми, которая ждала Нгротя, не только смешна. Как напоминает нашу жизнь!!!

Очепятки

Когда преподавал в школе, сам часто прибегал к методу сознательных ошибок. Показывал что-то детям и предупреждал, что могу допустить ошибку. Они должны внимательно следить. И действительно, это концентрирует внимание. Созерцать пылинки в чужом глазу гораздо приятнее, чем вынимать брёвна из своих. В этом смысле человечество не меняется. Думаю, что очепятки допущены в программе именно для того, чтобы привлечь внимание учеников.

Неопечатка

Не в смысле новая. А в смысле, не являющаяся таковой. Благодаря ей узнал немного больше о русском языке. Кстати, и мои знакомые тоже.

Упражнение 74.1 «Работающий на фирме «АБИ».

Раньше я употребил бы предлог «в», как и мои друзья. Так привычнее. Но привычнее не значит правильнее. Обратился за консультацией к специалистам. Создатели портала «Грамота.ру» так ответили на мой вопрос: «Работать на фирме — чаще употребляется по отношению к небольшому предприятию. Работать в фирме — в организации, в учреждении, чаще употребляется по отношению к солидной фирме».

Борис Павлович Ляшенко — человек, отвечающий за грамотность на «Маяке», после консультации с создателями многих уважаемых словарей так ответил на мой вопрос: «Эта форма еще не устоялась. Возможно употребление как предлога «в», так и «на». Однако сочетание «в фирме» (ффирме) не столь приятно русскому языку. Гораздо естественнее «на фирме».

Уверен, что всё это Вы знали и без моего рассказа. Однако солистам такое уточнение может пригодиться. Как пригодилась «лажа».

Кстати, было бы здорово поместить банер сайта «ЭргоСОЛО» на портале «Грамота.ру». А банер портала «Грамота.ру» на сайте «ЭргоСОЛО». Тем, кто посещает Форум по «СОЛО», не помешают консультации по русскому языку. А тем, кто интересуется русским языком, пригодился бы навык быстрого набора текста.

Вопрос: что нужно сделать для того, чтобы руководители обязали своих подчиненных овладеть слепым десятипальцевым методом?

Ответ: нужно сначала самих начальников научить этому методу.

Как научить — это уже другой вопрос.

Может быть, начальников надо учить с детства?

Знаю, что чиновников Минобразования Вам не удалось убедить в том, что навык слепой печати нужен каждому. Не удалось только потому, что они сами им не владеют и считают, что это не нужно. Я думаю по-другому. Но я не министр образования. Проще выпить море, чем продолбить стену бюрократизма. Давайте выпьем море.

Я наивен. Но вот что я предлагаю. Открыть благотворительный счет. Написать об этом на сайте «СОЛО». Пусть те солисты, которые найдут возможность, перечислят сколько смогут денег. Я думаю, что если даже каждый отправит по одному рублю, получится не так уж и мало. На эти деньги установить программы в нескольких школах. Потом провести конкурсы. Внутришкольные и городские. Это же будет благотворительная программа. Можно подключить средства массовой информации.

Есть же в России продвинутые начальники, которые, увидев по телевизору, как дети умеют быстро печатать, заинтересуются программой. Кроме того, у обучающихся курсу детей наверняка найдутся родители-начальники, которые могут заинтересоваться программой.

Рассказал о «СОЛО» всем своим друзьям. Врагам рассказывать не стал. Просто мне кажется, что у меня нет неприятелей. А может быть, это только кажется. Во всяком случае рассказал всем, кому мог. Показал, как я уже могу быстро набирать, не глядя на клавиатуру. Реакция — нулевая.

Впрочем, нет. Нашлась на работе одна девочка, которая искренне заинтересовалась. Странно, но ей вообще не приходится печатать, однако она считает необходимым овладеть навыком. Остальные предпочитают долбить двумя пальцами.

«СОЛО» я буду проходить еще не раз. Если будут выходить новые версии «СОЛО», с удовольствием их куплю и пройду. Очень жду версию для школьников. У меня есть сын. Я бы хотел купить программу и установить в его школе. Чтобы не только он, но и его одноклассники освоили слепой десятипальцевый метод печати.

Глядя на меня, моя жена тоже начала заниматься «СОЛО». Она гордится тем, что я освоил курс, и рассказывает об этом всем, кому может. Думаю, что версия для женщин тоже не помешает.

Вот, пожалуй, всё, что я хотел сказать о «СОЛО».

Удачи и радости Вам, друзья!

А еще за праздники я ответил на 250 писем, вволю нагулялся с Кристофом, много читал и строил как всегда планы.

Планы или воздушные замки?

Планы.

Кураж остался. Хотя по телефону я получал неутешительные сведения — число регистраций падало (если сравнивать с первой декадой октября), но оно и понятно.

Конечно, можно было праздничные дни использовать для того, чтобы заниматься по «СОЛО на клавиатуре» и научиться набирать слепым десятипальцевым методом легко, свободно, элегантно. Но как мы провели праздники? Сколько было выпито и съедено? Впрочем, стоит ли об этом говорить? Здесь можно ограничиться одной фразой: мы не научились работать, я говорю о стране в целом, мы и не научились интересно отдыхать.

Или я заблуждаюсь?

10 ноября. Закончилась треть месяца. Несмотря на отсутствие увеличения лицензионных пользователей кураж мой не пропал.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Кураж (от фр. Сourage, отвага). Часто про цирковых артистов говорят: у него есть кураж — он выступает легко, смело, доказывая свое мастерство умением завести зал. У нас это слово в основном понимается как развязность. Я знаю это, но имел в виду именно цирковое значение слова кураж.

«Делай, что можешь, с тем, что у тебя есть, и там, где ты находишься». РУЗВЕЛЬТ

410

Комментарии

Борисов Михаил Алексеевич 02/01/16 16:36
Порой в жизни как раз и не хватает куража, а без него как то всё серо и обыденно как поездка на работу в общественном транспорте рано утром.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: