Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Бабий бунт» был подтасован

1—2 февраля 2007 года, четверг и пятница, дни 1728—1729

Меня иногда спрашивают посетители нашего сайта: почему я публикую этот дневник с отставанием на два-три месяца?

Отвечаю: делаю так сознательно. Не обо всём, что происходит сегодня, можно рассказывать другим. Вот, скажем, идут у меня сейчас переговоры о корпоративной версии. Если написать об этом в дневнике и сразу опубликовать на сайте, то можно спугнуть удачу. Так что перед тем как публиковать свой дневник, всегда его вычитываю и что-то добавляю, а что-то безжалостно вычёркиваю. Иногда эмоции перехлёстывают.

Проезжал мимо уличных дисплеев. На Садовом кольце (площадь Восстания), Театральной площади (у Большого театра) и у кинотеатра «Ударник» каждые три минуты должен крутиться наш 15-секундный ролик. Но он не крутится! Звоню на фирму «Тристар», отвечающую за показ роликов, а меня в очередной раз обманывают: мол, здесь всё переполнено, ваш ролик крутится в других местах. Да не крутится он в других местах! Когда действительно его показывают, мне буквально каждые два часа кто-нибудь из знакомых звонит и сообщает, что видел его.

Сколько у меня знакомых? Сотни, тысячи человек. Да если бы каждый, кто меня знает, захотел бы мне помочь — советом, делом… Мечтать не вредно.

Я вспоминаю 1997 год, когда мне буквально было не на что есть. А ведь всего лишь десять лет прошло. Сейчас деньги на еду у меня есть. Но не исключаю, что в ближайшее время снова придётся занимать солидные суммы у моих друзей, знакомых, коллег. А не хотелось бы. Ой, как не хотелось бы. Но боюсь, что придётся.

Из Санкт-Петербурга ко мне приехал Илья Петрович Линцбах. Рассказал о своей работе по продвижению «СОЛО» в родном для него и для меня городе. Молодец!

В четверг четыре часа провели в метро.

Большинство из тех, кто интересовался нашей программой, были женщины. Когда-то компьютер (мужской род) мог освоить только мужчина. Сегодня среди сидящих за компьютером больше женщин…

После презентации поехал сниматься для передачи «Бабий бунт».

Понял: от меня хотят, чтобы я был затейником, возмутителем спокойствия. Вроде эту роль исполнил нормально. А уж как это будет выглядеть в эфире — не знаю.

Господи, ну почему же так любят на нашем телевидении скандал и эпатаж?

Собрали шестьдесят женщин, которым платят за «работу» копейки. По сигналу ассистента режиссёра они орут, кричат, топают ногами, поддерживают выступающего или протестуют. Что это: документальная пьеса? Нет. Подтасовка? Пожалуй, да. Но самое поразительное (что оставило у меня неприятный осадок) — это возможный результат воздействия такой передачи на зрителя.

Подтекст «Бабьего бунта» прост: нужно возмущаться, орать, кричать и бунтовать. Здесь неважны поднятый вопрос, тема. Главное, повторюсь, орать, кричать и бунтовать. Даже не бунтовать, а бастовать. К этому призывают зрителей?

Процесс съемки идёт не на равных. Как бы ты ни выступал перед слушателями, им без разницы. Они не тебя слушают, а ассистента режиссёра, который даёт знак, — и тебя захлопывают. А перекрикивать толпу глупо.

Неприятный осадок остался у меня после передачи. Хотя всё, что я хотел сказать (об отношениях мужчины и женщины), мне удалось. Другой вопрос — монтажные ножницы. У приглашённого на телевидение гостя нет никаких прав. Реплики выступающего можно порезать до неузнаваемости. Из чёрного сделать белое, из белого — чёрное. Возьмём, скажем, такую фразу: «Я не против подобного варианта». А теперь представьте, что из этой фразы удалят частицу «не». Смысл изменится на противоположный. Говоришь три-четыре минуты — оставят тридцать-сорок секунд. Фразы вырваны из контекста — и в глазах зрителей ты полный идиот.

Так и прошёл четверг. А сегодня целый день отходил от презентации в метро, работы на фирме и «Бабьего бунта». Готовился к передаче на радио «Говорит Москва».

На студию поехал с Максимом Андреевичем Меньшиковым. После эфира с ним мы поужинали в кафе.

Затем я отвёз Максима Андреевича на своём автомобиле домой, а сам часик покатался по ночной Москве.

Вернулся к себе в Сокольники — думал, дойду до постели и рухну. Нет, наоборот, почувствовал себя возбуждённым, энергичным и часа два просидел на сайте знакомств…

Статью про этот сайт так и не написал. А ведь планировал.

Что-то одиноко мне, грустно… Можно, конечно, позвонить Роману Ивановичу Сорсорову, и он приедет, поможет. Но не буду. Он у меня особый «запасной аэродром». Когда совсем плохо станет, позвоню ему. Злоупотреблять добрым отношением тоже нельзя.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Конечно, я эгоист. Тут же вспомнил две формулировки.

Альтруизм — бескорыстная забота о благе других людей, готовность жертвовать собственными интересами.

Эгоизм — предпочтение своих личных интересов общественным, интересам других людей, пренебрежение ими; себялюбие.

«То, что нас можно обманывать снова и снова, внушает мне оптимизм». Станислав Ежи Лец

360

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: