Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«СОЛО», политика и музыка

22 мая 2003, четверг, день 375

Целый день вспоминал Сергея Николаевича Юшенкова. Его убили 17 апреля. Прошло более месяца.

В последнее время в газетах часто о нем пишут.

Мы собирались в конце мая встретиться и поговорить о программе «СОЛО на клавиатуре». Сергей Николаевич обещал ее пройти сам и посоветовать друзьям.

«СОЛО» и политика — вроде никак не связаны. А вот же — пересеклись. Так и не ясно, кто и за что, почему и зачем убил этого честного, искреннего, славного, доброго, интересного, оригинального человека. Грустно.

Смотрю на свой план.

Основное на сегодня: «Юкос», «Сибинтек», Андрей Витальевич Владимиров-Крюков, его секретарь Надежда Викторовна Скуратова.

Андрей Витальевич меня поддерживает. Андрей Витальевич даже прошел треть программы и обещал в отпуске одолеть всю.

Я не хочу, чтобы он уходил в отпуск, пока «Сибинтек» не возьмет 200 копий для своих сотрудников, не оплатит их и не запустит систему. После этого Андрей Витальевич пусть уходит в отпуск, во время которого он научится набирать и поймет, насколько это важно. Тогда Андрей Витальевич после отпуска разработает систему поощрения и контроля тех, кто проходит «СОЛО на клавиатуре».

Вот на эту тему я и поговорил с ним и с Надеждой Викторовной.

В больших компаниях все настолько заорганизовано, что простой вопрос обрастает массой мелких организационных проблем.

Нужно согласие управления по работе с персоналом.

Следует проверить «СОЛО» на вирусы и чистоту (а вдруг в программе есть что-то этакое из неразрешенного для установки на сервера).

Необходимо получить согласие финансовых служб, а договор обязательно надо завизировать у юриста.

Еще предстоит выяснить, кто будет отвечать за прохождение «СОЛО» и не помешает ли «СОЛО на клавиатуре» рабочему процессу — вдруг так увлекутся, что о прямых обязанностях забудут?

Для меня же самое главное — сломать стереотип. Хотя Михаил Борисович Ходарковский, поборник компьютерного образования и продвижения современных технологий, тратит солидные суммы на федерацию Интернет-образования. Но это все касается разработки новых программ, обучения взаимодействию с компьютером, продвижения Интернета, но никак не слепого метода набора. Считается, что это само собой пойдет: набирает человек двумя пальцами — и хорошо, а скорость набора не главное, качество набора не имеет значения.

А я знаю, в «Юкосе» и «Сибинтеке» 95 процентов работающих за компьютером набирают двумя пальцами и непроизводительно тратят свое время. Не говорю о силах, которые уходят впустую, об усталости, которая появляется, когда человек набирает двумя пальцами, глядя на клавиатуру.

Этот стереотип и хотелось бы сломать. А уже если «Юкос» начнет учить своих сотрудников, то это победа, другие фирмы могут последовать их примеру.

Как же мне в этом всех убедить?

Дела на фирме идут неплохо. Я провел в офисе шесть часов. Сотрудники снимают телефонную трубку на втором звонке, голоса у всех предупредительные, вежливые, мягкие, спокойные, отвечают на все вопросы обстоятельно, корректно, заинтересованно.

Никак не могу нарадоваться внешним переменам — столы, шкафы, полочки, стулья, кресла, жалюзи. Понимаю, что от внешнего вида офиса многое зависит.

Треть времени человек проводит на работе каждый день. Восемь часов. Треть суток. Восемь часов в среднем уходит на сон. Значит, уже не треть, а половину своего бодрствования человек — на работе. Оттого, насколько ему комфортно, зависит его производительность. Освещение, мебель, цветовая гамма, удобная посадка за рабочим столом — все это имеет значение.

Много лет назад я написал на эту тему статью для газеты «Культура». Смысл ее был прост: директора заводов, фабрик, руководители министерств и ведомств должны проявлять заботу о своих подчиненных и делать все от них зависящее, чтобы обстановка помогала сотрудникам обрести хорошее настроение. Отличный офис способствует производительности.

Статью долго мариновали, но так и не опубликовали — мол, не до этого сейчас.

К вечеру наконец-таки привезли диск. Мы тут же начали вкладывать диски в коробочки и обертывать их в целлофановую упаковку. Соберем один диск — и гладим его, рассматриваем.

Тут звонок: Владимир Владиславович Щукин хотел бы приобрести программу. Мы пригласили его в офис. Он сказал, что приедет через полчаса. И приехал.

Владимир Владиславович Щукин — композитор. Он стал первым покупателем диска.

Мы решили устроить небольшое чаепитие: уселись все за стол, разлили чай, выложили печенье и отметили первого владельца диска. Очень трогательно все выглядело.

Около 11 вечера нашу теплую компанию покинул Павел Викторович Чащин. Через десять минут и мы все двинулись вслед за ним: Максим Андреевич Меньшиков, Алексей Анатольевич Чейкин, Сергей Викторович Исаков и Евгений Александрович Ременец.

Вышли на улицу в приподнятом настроении. Хороший день! Офис обновился, первый диск продан… Теперь работа пойдет. В этот момент у Максима Андреевича Меньшикова зазвонил телефон. Я услышал, что он кому-то нервно говорит: «Где? Как? Не может быть. Как найти? Сейчас. Мы здесь».

— Что случилось? — спрашиваю я.

— Да на Павла Викторовича Чащина напали. Он здесь.

— Где здесь?

— Не знаю, говорит, около здания, давайте поищем.

В этот момент из-за угла выбежал Павел Викторович.

— У меня хотели отнять телефон… Подошли три человека, обступили меня… Но я вырвался и убежал…

— Где они? Кто они?

Павел Викторович показал рукой вдаль. Мы постояли минуты две, никто не объявился. Видимо, нападавшие на Павла Викторовича, увидев нас, решили сделать ноги.

Хотели было позвонить в милицию, но потом передумали. Что мы скажем? Напали минут пять назад? Но кто? Как они выглядят?

На меня эта ситуация жутко подействовала. Настроение резко упало.

Черт возьми, где мы живем? Когда это кончится? Мне говорили, что у станции метро «Шаболовская» хулиганы нередко обступают молодых людей и забирают у них деньги и телефоны.

Весь день думал об убийстве Сергея Николаевича Юшенкова. Когда у нас перестанут убивать? Когда у нас перестанут нападать на людей утром, днем, вечером, ночью? Когда же мы все ощутим спокойствие, ровность и уверенность в собственной защите от хулиганов, бандитов, мерзавцев, негодяев?

Мне почему-то кажется, впрочем, нет, я в этом уверен, что наше «СОЛО» может сделать человека чуть-чуть лучше. Ведь мы не просто учим набору, мы заставляем каждого ученика подумать о себе, о жизни, о времени. Хотя, наверное, среди хулиганов, бандитов, отморозков, негодяев наших учеников нет.

Убийцы Сергея Николаевича Юшенкова не занимались по «СОЛО». А Сергей Николаевич хотел позаниматься и не смог.

А Владимир Владиславович Щукин, наш первый покупатель и композитор, будет заниматься и продолжит писать музыку.

Кстати, несколько лет назад я беседовал с Алексеем Ивановичем Казанником, он тогда был генеральным прокурором России.

— А вы знаете, — говорил он мне, — что среди тех, кто занимался или занимается музыкой, почти нет преступников. Среди окончивших консерваторию и музыкальные училища, среди композиторов, среди тех, кто просто прошел среднюю музыкальную школу… Интересные данные, не правда ли? Как музыка влияет на человека. Да, конечно, были братья-музыканты Овечкины, решившие захватить самолет, но это исключение из правил.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Помни тех, кто ушел. Помни.

«Видеть легко, трудно предвидеть». Б. ФРАНКЛИН

368

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: