Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Массовый психоз, или Исаков ночью не приедет

5 марта 2003, среда, день 297

Холодно. Метель. Страшно. Грустно. Ужасно. Безумно.

Сплошные слезы. Слезы у всех, кого я встречаю. Плачут близкие в квартире, плачут взрослые и дети на улицах, в школах.

Как будем жить? Что делать?

Это было 5 марта 1953 года.

50 лет назад. А я помню тот день отлично. Торжественная линейка в школе, страшные морозы, стояние в очереди за газетами… Всем нам хотелось тогда в Москву (я жил тогда в Ленинграде).

Теперь понимаю: психоз, массовый психоз.

Про Сталина говорить можно много и долго. Конечно, он вошел в историю. Среди моих учеников был даже один сталинист. Почему был? Он и остался.

Сталин до сих пор сидит в людях старшего поколения.

Командная система, административная система, диктаторство, страх. Да-да, все это помогает осуществлять контроль, тотальную слежку и порой приводит к неплохим результатам на производстве. Но это тема отдельного разговора. Я же могу только сказать: как хорошо, что все меньше и меньше сталинизма в нашей жизни.

В тот день, 5 марта 1953 года, умер и Сергей Сергеевич Прокофьев, величайший композитор. Прощание со Сталиным происходило в Колонном зале Дома Союзов в Москве. Менее чем в километре от этого здания плакали, грустили, нервничали, переживали родные композитора. А похоронить было невозможно из-за похорон Сталина.

Утро началось со звонков. Пытаюсь соединиться с Германом Оскаровичем Грефом. Его секретарь, милейшая Наталья Николаевна, вежливо, тактично, доброжелательно, мягко и терпеливо (идеальный секретарь) сообщала мне: уехал; переговоры; проводит совещание; говорит по правительственному телефону; к сожалению, занят; обещал быть через два часа; я обязательно все передам; не волнуйтесь, если будет нужно найдем вас…

С трудом дозвонился до Сергея Алексеевича Меднова из «Альфабанка». Не перестаю восхищаться этим человеком. Вот у кого надо учиться деловому подходу и решению возникающих проблем: все быстро и четко — сказал и сделал, обещал и выполнил.

Поехал на фирму.

Вместе с Дмитрием Витальевичем Лашуниным ищу платежки, которые мы взяли в банке. Они пропали, исчезли, растворились.

Куда? И тут меня осенило. Мы же накануне с Максимом Андреевичем Меньшиковым перекусили в кафе, которое недалеко от нашей фирмы (я еще тогда подумал, не использовать ли это кафе для сбора солистов?). Может быть, мы платежки там и забыли? Иду в кафе. Точно — метрдотель выдает мне пакет с платежками. На всякий случай беру телефон кафе, чтобы заранее, если понадобится, заказать столик.

Тут я вспомнил слова Хелен Эксли, умной и доброй женщины из США: «Тем, кто гордится идеальным порядком на своем рабочем столе, незнакомо ощущение радости, когда вдруг находишь вещь, казалось бы, безвозвратно потерянную».

С какой же радостью я вручил этот пакет Дмитрию Евгеньевичу Лашунину.

На фирме текучка. Воспитывал Алексея Анатольевича Чейкина, Алексея Викторовича Илларионова и других сотрудников. Учил их говорить по телефону, отвечать на анкеты, правильно держать руки при наборе, продуктивнее заниматься рассылкой, умению общаться друг с другом и даже учил неслышно пить чай, без прихлебываний и причмокиваний. Последнее удалось. Когда сели за стол попить чай перед началом семинара, чашку все ставили на стол аккуратно и чай пили, как аристократы.

В пять часов начался семинар.

Я все хочу студентов привлечь к работе фирмы, а они сопротивляются.

— Ну почему вы не принимаете участие на наших форумах? Ну почему мы вам не помочь нашей фирме с рекламой? Ну почему бы вам не протестировать нашу программу?

Я стараюсь говорить на эту тему эмоционально, проникновенно и убедительно и чувствую: слова мои не доходят.

Работа на фирме могла бы быть полезной студентам — я в этом не сомневаюсь. Они узнали бы проблемы малого бизнеса изнутри. Но им это неинтересно. А потом, как я думаю, отталкивает их еще и другое: они понимают, что это нужно и мне. А ради чего они будут трудиться, думать? Ради меня? Зачем?

Во время проведения семинара на фирму зашел Дмитрий Алексеевич Богданов, чтобы оплатить лицензию за «СОЛО на клавиатуре». Симпатичный, обаятельный парень. Мы устроили учебное интервью. Дмитрий Алексеевич — менеджер. Работает у Довганя. Около часа он рассказывал о своей работе. Как нужно общаться с покупателями, как развивать сетевой маркетинг, как продвигать свой товар в Интернете. Беседа получилась любопытной. Но я ничего нового не узнал, принципы, которые использует Довгань, мне не близки.

Семинар закончился. Я остался ждать Валерия Михайловича Акчурина. Первый раз мы уговорили Сергея Викторовича Исакова поработать ночью на фирме, а он заболел — Акчурин согласился его заменить.

Чем чаще я встречаюсь с Валерием Михайловичем Акчуриным, тем больше проникаюсь к нему симпатией: мягкий, добрый, отзывчивый, искренний и образованный человек.

Вернувшись домой, созвонился с Любовью Сергеевной Камыриной. Она предложила снять обо мне сюжет для передачи «Публичные люди».

— Если вы разрешите мне несколько слов сказать о «СОЛО на клавиатуре», то я согласен. Если не разрешите, то мне это не нужно.

Любовь Сергеевна обещала поговорить на эту тему с начальством.

Через полчаса ложусь спать. Скоро три ночи. Отвечу сейчас на пять-шесть писем — и можно отдыхать. Последнее время стал хуже засыпать. Раньше настраивал себя на сон и вспоминал только приятное. А теперь все чаще и чаще прокручиваю в уме дела фирмы, что, конечно, не способствует сну.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Надо бы зайти на сайт Софьи Владимировны Костюк. Она его, к сожалению, редко обновляет.

«Отчаяние — это страх без надежды». Рене Декарт

366

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: