Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Мечты об идеальной фирме

23—24 декабря 2002, понедельник—вторник, дни 225—226

Как же хочется ложиться спать, не думая о фирме!

Как же хочется проснуться и знать, что на фирме полный порядок — снять трубку, набрать номер 955 05 66 и услышать добродушный голос ночного дежурного, работающего до девяти утра:

— Доброе утро. Роман Владимирович Колотеев. Фирма «ЭргоСОЛО». Вас внимательно слушают.

Я спрашиваю, как дела, а мне в ответ:

— Все отлично. Ночь прошла спокойно и ровно. Компьютеры работают бесперебойно. Было 70 заказов на пейджер. Ответили на 240 анкет. Получили 120 отличных откликов, 2 резких. Больше всего обращаются люди из Соединенных Штатов Америки, Канады и с Дальнего Востока. Я сдаю дежурство Алексею Викторовичу Илларионову, который пришел на 15 минут раньше положенного срока.

Фирма должна работать, как часы. Банально звучит. Но ведь это так.

Мечтать не вредно.

С утра поехал на фирму. Бедный Алексей Анатольевич Чейкин, он один носился по офису — от факса к телефону, от телефона к принтеру, затем к бухгалтерскому компьютеру, подбегал к другому телефону, спускался на первый этаж, где ждал его солист, приводил ученика в офис, кидался к пейджеру…

При этом разговаривал медленно и спокойно, доброжелательно и вежливо, извинялся, что вынужден прервать беседу, потому что звонит другой телефон.

Мне так и хотелось воскликнуть: «Ай да Чейкин, ай да молодец!»

Имею ли я право во время работы заниматься личными делами? И где та грань — личное и должностное? Я говорю о себе как руководителе фирмы «ЭргоСОЛО». Требуется отдать в ремонт мой автомобиль. Автомобиль личный. Но ведь я езжу на нем по служебным делам.

Необходимо встретиться с Евгением Борисовичем Голубевым, главным редактором газеты «Россiя». Мы планируем с ним в 2003 году открыть новую рубрику. Это личное? Или…

После встречи с Евгением Борисовичем я решил вернуться на фирму. Поездка по Садовому кольцу измотала.

Алексей Анатольевич Чейкин встретил меня сияющей улыбкой.

— Я уже не один. Здесь Мария Александровна и Алексей Викторович Илларионов. Мы все делаем, как вы сказали.

На фирме пробыл до половины одиннадцатого вечера. Так и не успел сдать машину в ремонт. Приехал домой, скачал очередную подверсию, начал сам тестировать. Бац! Ошибка!

Созвонился с Денисом Евгеньевичем Афанасьевым и Михаилом Юрьевичем Горшковым. Решили тестирование приостановить и исправлять ошибку.

Что еще сегодня успел сделать?

Неужели становлюсь старым человеком? У пожилых людей так бывает — все, что происходило 2-3 часа назад, они не помнят, а события 20-30-летней давности всплывают в памяти отчетливо.

Скорик Иван Васильевич — кто такой? Почему его фамилия у меня в ежедневнике? (Я просматриваю перед сном ежедневник и помечаю: что успел сделать, а что придется переносить на другие дни.)

А-а-а… Скорик Иван Васильевич! Сын покойного режиссера Василия Скорика. Иван Васильевич работает в «Московском комсомольце», в отделе спорта. Мы с ним долго обсуждали, почему журналисты не хотят учиться набирать слепым десятипальцевым методом.

Сегодня днем я позвонил Павлу Николаевичу Гусеву, и мы договорились встретиться. Я приехал, а Павел Николаевич проводил совещание. Я пошел по коридорам редакции. Так и набрел на Марину Александровну Райкину, свою давнюю приятельницу, и Ивана Васильевича Скорика.

Когда вернулся в приемную Гусева Павла Николаевича, то увидел там человек 15. Всем требовалось что-то подписать, узнать, сказать. Гусев, выйдя на минуту из кабинета и увидев меня, тут же пригласил зайти.

— Ну что вы сидите в приемной? Нужно было прямо ко мне проходить. Мы же договорились.

Предновогодняя суета. Мы условились с Павлом Николаевичем перенести нашу встречу — мне хотелось бы поговорить спокойно, не торопясь.

— Слушайте, а хотите посмотреть прогон спектакля в Малом театре по моей пьесе? Приходите завтра.

На том и порешили.

Подвожу итог дня. Вроде удачный. Интересные встречи. Фирма работает. В три часа ночи говорю по телефону с Ярославом Викторовичем Башмаковым, он у нас сегодня ночной дежурный.

— Ни одного сообщения на пейджер не было. Писем 14. В основном просят проконсультировать. Телефон молчит. Я буду отвечать на анкеты. Боюсь, что за ночь число наших учеников не увеличится. Надеюсь, что утром Сергей Викторович Исаков сменит меня вовремя и я успею к себе в институт.

Через пять минут пойду гулять с Кристофом. Буду думать, что нужно сделать для того, чтобы отчет о ночном дежурстве был не таким, каким я его получил от Я. В. Башмакова, а таким, о котором я мечтаю, размышляю, на который надеюсь. Перечитайте, пожалуйста, начало этого выпуска.

Понимаю читателя. Ему трудно разобраться, что же было в понедельник, 23 декабря, а что во вторник, 24.

Я вчера не смог сделать запись. А когда подводил итоги этих двух дней, у меня все смешалось, вот они и получились, как один день.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Почему-то в заслугу себе поставил из всех дел, выполненных за эти два дня, — сдачу машины в ремонт. Лучше заниматься профилактикой и мелким ремонтом, чем быть поставленным перед фактом — застрять в морозный день где-нибудь на центральной магистрали и вызывать эвакуатор. И еще подумал, как же сделать, чтобы за программу платили? Только это позволит выдать зарплату нашим сотрудником, работающим с полной отдачей ради наших солистов. Как сделать, чтобы солисты поняли тех, кто старается для них?

«Ни на один день не уклоняться от своей цели — вот средство продлить время, и притом очень верное средство, хотя пользоваться им и нелегко». ЛИХТЕНБЕРГ

393

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: