Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Миллион на свадьбу

1 сентября 2008 года, понедельник, день 2277

Целый день провёл дома. Листал старые записи, связанные с корпоративными солистами. Научно-исследовательский институт, учебный институт, компьютерная фирма, госучреждение…

Звонить или не звонить — вот в чём вопрос!

Я устал быть добытчиком денег для фирмы.

Вроде нашли человека, который будет заниматься корпоративными солистами, — это Дмитрий Александрович Локтев. Он уехал на три-четыре дня. Я ждал его первого сентября. Ждал… Не дождался. Это плохо.

То, что он не позвонил, не написал, не сообщил, где находится, меня огорчило. Надеюсь, с ним ничего не случилось. Решил ещё подождать.

Парень он смышлёный, точный, обаятельный, контактный. Если Дмитрий Александрович серьёзно займётся продвижением корпоративной версии — результат будет.

Около пяти вечера я открыл в Интернете своё вещание — меня можно было в прямом эфире и увидеть, и услышать. Ко мне зашло около ста человек, мы хорошо пообщались.

Естественно, и в этот раз я говорил о «СОЛО на клавиатуре». Станет ли больше лицензионных солистов или нет — не знаю.

За последнюю неделю я невероятно вымотался и поэтому устроил себе выходной: читал книги, говорил по телефону с друзьями, отвечал на письма — но всё время думал о том, какие же шаги мне надо предпринять по фирме, чтобы мы серьёзно продвинулись вперёд.

Найти ещё одного сотрудника и взвалить на него всю организационную работу? Не годится. Во-первых, у нас и так нет денег на оплату ещё одно человека, во-вторых, начальников уже хватает, в-третьих, его придётся долго учить. А самое главное — мне кажется, такой сотрудник у нас уже есть. Это Павел Вячеславович Померанцев. Он изначально хороший организатор. Просто ему нужно дать больше власти и самостоятельности.

Думаю, что от тандема Померанцев-Меньшиков фирма выиграет, а мне станет легче. Но пока окончательного решения — поступить так или нет? — я не принял.

Сегодня узнал о свадьбе одного ресторатора. Это его второй, если не третий брак. Ресторатор знаменитый, богатый, преуспевающий, да и его папа — лицо известное в нашей стране.

Ресторатор влюбился. Ресторатор сделал предложение и получил согласие. Ресторатор решил жениться.

Газетная хроника сообщает: на свадьбу ушло более миллиона долларов…

Всегда ратую за то, чтобы у нас было как можно больше богатых людей. Сразу после войны соседка, тётя Ева, рассказала моей маме то ли анекдот, то ли притчу, то ли исторический факт. Встречаются две женщины, и одна другой говорит: «Большевики хотят, чтобы не было богатых». «Странно, — удивляется вторая, — мне всегда казалось, что чем лучше жизнь, тем больше богатых».

На следующий день я рассказал об этом в школе. Меня вызвали к директору и долго расспрашивали, от кого я услышал эту историю. Разговаривали со мной так, что я почувствовал что-то неладное и серьёзно испугался.

— Не помню, — ответил  я. (От того, каким тоном меня спрашивали, как на меня при этом смотрели, я действительно это забыл.)

— Зачем ребятам в классе это рассказывал? — спросил директор.

— Не знаю, — чистосердечно признался  я. — Смысл хотел понять. Вот поэтому и рассказал Эдику Геллеру (это мой одноклассник). Он же у нас отличник, всё знает.

…Конечно, можно отмечать свадьбу и за миллион долларов, и за два, и за три. Чужие деньги считать некрасиво. Но что-то резануло меня в этой газетной заметке. Мне показалось постыдным в стране, где столько нуждающихся, тратить на свадьбу миллион долларов. Зачем? Чтобы перед такими же богатыми доказать свою состоятельность и тем самым самоутвердиться?..

А может быть, я так говорю, потому что у меня нет таких денег?

Эх, будь у меня несколько миллионов долларов — сколько хороших программ я мог бы сделать, какие достойные зарплаты платил бы сотрудникам!

Раньше мне суммы в один, два, три, четыре миллиона долларов казались астрономическими. Теперь понимаю: это сравнительно небольшие деньги. В хорошем кирпичном доме где-нибудь в центре Москвы, но вдали от городского шума (есть такие места, те же Патриаршие пруды), за миллион долларов продаются трёх-, четырёхкомнатные квартиры. Вот и получается, что свадьба — всего лишь одна такая квартира.

С ценами на недвижимость в Москве творится что-то невообразимое. Не помню, где-то прочитал, что на серьёзную медицинскую программу в нашей стране выделена огромная сумма — 800 миллионов долларов. А ведь это не такие уж большие деньги. Всего лишь 800 квартир. Восемь домов по сто квартир. Хороших квартир в хороших домах…

Когда я приезжаю в банк, иногда захожу в универсам, расположенный в новом доме на Тихвинской улице. В этом доме, согласно данным Единого реестра собственников жилья (как пишут в Интернете), за Президентом России Дмитрием Медведевым числится квартира общей площадью 174 кв. м. Кроме того, здесь же живут министр внутренних дел Рашид Нургалиев, председатель Конституционного суда Валерий Зорькин и другие известные всей стране люди. Каждая такая квартира стоит (если её продавать), даже не миллион, а более двух миллионов долларов. Понимаю, высокопоставленные жильцы вряд ли ходят в магазин, в который я захожу, хоть он и занимает первый этаж их дома.

Впрочем, что мечтать о деньгах? Их надо зарабатывать. Я по-прежнему уверен, что наша фирма сможет заработать много денег, если мы сумеем правильно организовать работу.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Неточно вспомнил я притчу о бедных, услышанную в детстве. На самом деле она звучит так.

Февральская революция, Санкт-Петербург, выстрелы за окном. Пожилая графиня спрашивает служанку: «Что там творится на улице?». Та отвечает: «Революция идёт, барыня». — «Чего они хотят?». — «Чтобы не было богатых». — «Странно, — говорит графиня, — а мой дед-декабрист хотел, чтобы не было бедных…».

«Кто утверждает, что деньги могут сделать все, вполне вероятно, сам может сделать все ради денег». Бенджамин Франклин

370

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: