Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Мне приснилось небо Лондона...

Не люблю дни рождения. Не люблю эти карнавалы лицемерия.

В четверг осеннего дня прошлого года (вроде бы в ноябре) мне позвонил корректор. Он весело рассказывал о новом романе Даниила Кравского, а потом сообщил мне пренеприятное известие:
- У издателя юбилей. Нужно быть на мероприятии по этому поводу. Твоя фамилия внесена в список.


М-да. Попал я: Аркадий Иванович точно будет встречать всех на входе, будет "галчонков" ставить в списках. А на встрече с редакционной коллегией выскажет свое "фи" не пришедшим "почтить его талант управления".
Не помню дня недели, но ручка Parker и блокнот Piquadro мне обошлись в половину ежемесячной зарплаты, а когда девушка спросила, нужен ли мне футляр, я подумал, что и вторая часть пропала. Но нет.
Ближе к вечеру на такси я приехал по указанному мне ранее адресу. У входа трое деловых мужчин курили.
За второй дверью оказался охранник и... Аркадий Иванович.
- Дорогой мой издатель! - я даже успел улыбнуться. - Поздравляю вас с этим великим, можно даже сказать, грандиозным юбилеем! Вы знаете, что я желаю вам лишь добра, чтобы ваше детище работало веками, и чтобы мир узнавал о шедеврах исключительно под знаком вашего издательства!
- Спасибо, мой дорогой Иван, - он обнял меня.
- Дмитрий.
- Ой, прости, я совсем закружился. Дмитрий, спасибо большое. Я рад тебя видеть на своем скромном мероприятии.
- В честь скромного мероприятия примите от меня скромный презент.
Я вручил юбиляру футляр. Он передал его рядом стоящему молодому человеку в черном и сказал мне:
- Проходи, там девочки тебя встретят.

В банкетном зале было человек сорок. В основном они стояли по двое-трое и о чем-то эмоционально беседовали друг с другом. Среди них были писатели, политики, художники, продюсеры. На сцене - какая-то певичка. Пищала она неумело.
Мне захотелось помыть руки, и я отправился на поиски WC. Позвонил оттуда другу, попросил забрать после полуночи.
Меня усадили за большой стол, обставленный дорогими бутылками, закусками, тарелками, столовыми приборами. Даже на салфетках было вышито имя именинника. Я вздрогнул аж.
...а минут через пятнадцать ко мне подошла моя знакомая Анна. Она переводила японскую литературу не хуже Акунина, имела (да и сейчас имеет) прекрасную внешность и фамилию Милославская.
- Какие люди в этом царстве?! - она была рада видеть.
- Привет, моя хорошая. Смотрю, тут жарко будет.
- Пошли к нам за стол? - она явно не хотела быстро от меня отделаться.
- Разве так можно?
- Пошли! Стул найдем.
За столом, куда привела меня Аня, уже сидели три человека. Один из них парень. Он был немного худ, явно в дорогом костюме, блестящих туфлях и мятной рубашке. На руках часы. Мне на минутку показалось, что этот человек избалован несусветной политикой, а на крайний случай - деловыми контрактами.
- This is Thomas. He's my business partner in the Japanese literature, - сказала Аня.
- А я Дмитрий, ее друг, - протянул руку парню, отчего он засмеялся, но кивнул головой.
- Он почти не понимает по-русски, - наклонилась ко мне Аня.
- Sorry. I didn’t know... that you don’t speak in Russian. My name is Dmitry. I'm her friend.
Мы перешли на английский, отчего Том стал чаще улыбаться, стал понимать нас.
- Как тебе Россия? - я не мог не спросить.
- Очень хорошо. Я сюда прилетел во второй раз, и мне безумно нравится атмосфера.
- А ты откуда?
- Из Лондона.
- Здорово! И чем же тебе Лондон не угодил?
- Я руководитель литературных проектов "N.G.", налаживаю сотрудничество.
- Смотрю, вы спелись?
- Что? - спросил Том.
- Нашли общую тему для разговоров.
Англичанин улыбнулся и посмотрел на меня.
На торжественной части звучали речи в честь юбиляра, дарили подарки. Писатели с именами благородили Аркадия Ивановича за то, что поверил в них, дал возможность опубликовать свое произведение.
На сцене пела Ира Дубцова. Все были подшофе. Ведущие продолжали шутить, даже пытались рассказывать истории, пытались заигрывать с залом, но у них это плохо получалось. В зале находились специалисты по языкам, и каждая акцентологическая ошибка опускала шутов все ниже и ниже. А потом и вовсе гости стали разговаривать друг с другом, ходить туда-сюда, танцевать.
- Where is the toilet here? - спросил Том у Ани.
- Проводи его, - уже обратившись ко мне.
Я даже покраснел.
- Thanks, - сказал Том, когда вышел из WC.
Я подмигнул ему. Он снова улыбнулся.
Мы около часа еще разговаривали, сидя друг напротив друга. А потом он сказал:
- Пошли отсюда?
- Куда?
- Куда-нибудь. Мне тут надоело. Покажи город.
Я кивнул Ани, и мы с Томом вышли на улицу.
- Fresh air! - вымолвил он и закрутил головой, тяжело вздыхая.

Мы шли по скверу медленно. Я старался не смотреть ему в глаза, потому что... они сводили с ума. Хоть и было темно, но свет от фонарей падал на лицо.
Мы говорили на английском.
- Ты надолго здесь?
- Нет, завтра у меня самолет.
- Ты прилетал на день рождение издателя?
- Деловой визит.
Легкая пауза.
- Извини за личный вопрос, ты женат?
- Нет, я гей.
"Упс, блять" - подумалось.
Я догадывался, но не был точно уверен.
Я достал телефон и набрал в Viber сообщение Ани.
"Слышь, чо?! Ты знала, что Том гей?"
- Не обращай внимания, просто уточнить хочу одну вещь.
Почти сразу - "Да. Он сам попросил меня познакомить с тобой".
Я тут же набрал - "Сучка, с тобой потом еще поговорим!"

Дышалось свежо. Небо было усеяно мелкими тучками, будто кусками ваты. И сквозь голые деревья виднелись здания. Где-то поодаль.
Том был немного скован, тогда я намеренно подошел к нему ближе, отчего он посмотрел на меня и улыбнулся.
- Хочешь кофе? Можно зайти в кофейню и выпить чашку.
И только тут до меня дошло, что он англичанин.
- Или чая, - я занервничал.
- Ты забавный, - сказал он, - но я очень люблю кофе. Желательно на сливках, - он остановился и продолжил, - веди, я не знаю тут ничего.
Мы зашли в ближайшее кафе. Заказали.
Со мной происходило что-то непонятное. Я стал дышать глубже, пульс участился, и мне хотелось говорить, говорить, говорить.
Говорили. Том улыбался, мило хихикал. Он перебирал пальцы на руке, а мне хотелось протянуть свои руки. Я даже огляделся: две дамы пили шампанское за соседним столиком, отвлеклись, бросили легкое презрение в меня и продолжили беседовать.
- А ты когда снова прилетишь в Россию?
- Чтобы куда-то вернуться, нужно что-то оставить, - он снова посмотрел мне в глаза, причем так пронзительно, как не смотрел на меня давным-давно никто.
- Ты один? - знал бы я, как трудно дастся мне этот вопрос.
- Один.
И замолчали.
Этот вечер был тихим. Играл джаз, люди расходились.
- Пойдем гулять дальше?
На улице - легкий морозец, кусается. Том в шапке-ушанке, в шарф закутанный, выпускал пар изо рта, будто курил. А я возьми и спроси:
- Ты куришь?
Конечно, не курит, мой мозг выдает эту фразу. То ли по глупости, то ли по скорости.
Мы дошли до его гостиницы, что располагалась в пяти или шести кварталах от кофейни. Том потер руки и последним теплым воздухом согрел их.
- Здесь я ночую. Завтра улетаю. Спасибо тебе за вечер.
- Это тебе спасибо, что скрасил будни.
- Оставишь свой номер телефона? - спросил он, и меня охватила приятная паника. Я начал искать свой телефон во всех карманах куртки, а он был в джинсах. И когда я достал трубку, то опомнился - номер свой знаю наизусть. Продиктовал.
- Спасибо, - он протянул руку, чтобы попрощаться, а я возьми да обними его, чего хотел весь вечер.
Я прильнул к нему, вдыхая легкий аромат его парфюма.
...и простояли мы до безобразия долго. Наверное, он понял наглость моего поступка.
Я смотрел Тому вслед, пока он не зашел в гостиницу. Вызвал такси и уехал домой.

<...>
А дома с первых минут меня охватила легкая тоска. Неуверенность в своей жизни. Я заскучал. Я вспоминал лицо Тома, его милую улыбку и чистый английский акцент.
...меня терзало. Я даже сходил в душ в надежде остыть.
Его парфюм преследовал меня полночи. Внутри происходили какие-то реакции, я даже хотел позвонить в скорую помощь, но побоялся, что меня примут за ненормального. Психа.
Я включил телевизор. Дамы в трусах исполняли знаменитые хиты из пары слов, потом был футбол, канал для рыбалки, автогонки, индийский фильм, ужасы, Егор Крид, мультфильм... На Любе Успенской я отключил телевизор. Лег спать.
Ворочался. Ворочался. Ворочался. Ворочался. Ворочался.
Встал. Пошел в кухню. Из холодильника достал апельсины, выжал фрэш. Выпил.
Телефон издал легкое потрескивание.
- It's me. Sleep?
- No. I'm waiting for your message.
В ответ он прислал улыбающийся смайлик.
Мы переписывались до восьми утра. На работу я не пошел. Уснул.
Он пообещал мне позвонить перед вылетом. Позвонил. От его низкого голоса в трубке меня разорвало окончательно.
Влюбился.

ДМИТРИЙ КУТОВИЧ

Источник

280

Комментарии

Борис Балдин 23/04/16 09:38
Да ладно - почему карнавала. Обыкнвенная человеческая условность, каких много в жизни.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: