Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Могу, но права не имею

2—4 декабря 2002, понедельник—среда, дни 204—206

Молодым деньги нужны больше, чем людям старшего возраста. Молодые хотят модно одеваться. Молодым приходится тратиться на развлечения. Молодые люди ухаживают за девушками, а это тоже требует затрат. Как же я все это хорошо понимаю. И как бы мне, руководителю фирмы «ЭргоСОЛО», хотелось бы всем моим сотрудникам платить приличную зарплату.

Приличная — это сколько? Ну, наверное, столько денег, чтобы люди не отказывали себе в одежде, хорошем питании, развлечениях. Я считаю, что молодой человек должен получать 1000 долларов в месяц. Тогда он будет спокойно жить.

Мы сегодня еле-еле можем позволить себе платить в пять раз меньше. И то не всем. Кому-то чуть больше, кому-то чуть меньше.

Сначала хотелось платить всем одинаково — мы же все делаем примерно одну и ту же работу: звонки, письма, анкеты, курьерские обязанности.

Но ведь кто-то все равно работает больше, а кто-то меньше.

Сергей Викторович Исаков занят сайтом.

На Максиме Андреевиче Меньшикове много административных дел.

Алексей Анатольевич Чейкин получает в зависимости от количества установок, хотя времени в офисе проводит больше других.

Дмитрий Витальевич Лашунин — главный бухгалтер, у него много дел, а он еще помогает нам отвечать на анкеты.

Алексей Викторович Андреев, наш художник, делает все бесплатно, понимая важность нашей работы.

Как тут быть?

Но даже если два человека трудятся одинаково, тратят равное количество часов на работу и выполняют примерно одно и то же, должен ли я платить им одинаково, если знаю, что у одного обеспеченные родители и помогают ему, а другой ни от кого помощи не имеет? Правильно ли будет, если одному, кто обеспечен, заплатишь чуть меньше, а другому, кто не очень обеспечен, чуть больше? Если подходить, как говорится, по-человечески, то так и надо поступать, а если формально, то это несправедливо. Сразу возникнет вопрос: как так, выполняем одну и ту же работу, а получаем по-разному? Как быть в этом случае? Наверное, иметь фонд материальной помощи. В общем, мы так и стараемся поступать.

Сидим с Дмитрием Витальевичем Лашуниным и обсуждаем фонд нашей заработной платы.

Итак, у нас есть: Мария Александровна Казицкая, Евгений Александрович Ременец, Сергей Викторович Исаков, Максим Андреевич Меньшиков, Ольга Владимировна Комолова, Валерий Михайлович Акчурин (два месяца мы не платили ему зарплаты, и он все время говорил: пока мне не надо, есть на что жить — какая сознательность!), Алексей Николаевич Антипин, Дмитрий Витальевич Лашунин, Альбина Александровна Щеглова, Андрей Валерьевич Кнороз. Итак, набралось 10 человек — это те, кому надо обязательно заплатить.

Можно не платить менеджеру по продвижению нашей программы на Запад, Михаилу Юрьевичу Горшкову, помогающему нам на общественных началах, Алексею Викторович Андрееву и, конечно, президенту фирмы «ЭргоСОЛО».

А еще есть Ярослав Викторович Башмаков, Роман Владимирович Колотеев, Алексей Викторович Илларионов, Дмитрий Сергеевич Коняев, Степан Валерьевич Щеглов. Как быть с ними? Вроде они только учатся работать, но ведь помогают нам. Чуть-чуть, но им полагалось бы заплатить.

Только на оплату должно уйти 2500 долларов.

Если выплачивать все по закону, то эту цифру надо увеличить на тысячу долларов — белая бухгалтерия, налог 30 процентов.

Работать в минус?

Сколько раз я слышал подобные рассуждения от начинающих бизнесменов. И признаться, не верил им. А теперь? А теперь сам вынужден решать этот ребус.

Я хотел бы быть искренним в своих записках. А не буду. И не буду рассказывать, кому и сколько заплатили. Может быть, мы вообще никому не заплатили. Если эти строчки читает кто-то из налоговой инспекции, знайте… Все понятно, что надо знать…

Мария Александровна Казицкая, когда узнала об этих моих сложностях, сказала:

- А что вы волнуетесь, может, вы просто поблагодарили всех лично, заплатили им из своего кармана, и все дела. Вы же имеете на это право?

Я вспомнил свои посещения Мещанского суда…

И еще я вспомнил анекдот.

К юристу приходит человек и говорит:

- Скажите, пожалуйста, имею ли я право…

- Имеете…

- Но подождите, я даже не успел вас спросить. Имею ли я пра…

- Имеете. Я же вам понятно сказал.

- Хорошо я иначе сформулирую свой вопрос. Скажите, пожалуйста, могу ли я…

- Не можете!

Хороший анекдот. А тут, правда, все наоборот. Зарплату я могу заплатить, а вот права не имею.

Знают ли об этом в верхах. Конечно, все всё знают. В «Известиях», в «Московской правде», в «Московском комсомольце» десятки публикаций каждый месяц на эту тему.

Если были публикации по Газпрому, беседы с Ремом Вяхиревым и с Виктором Черномырдиным об уходе от налогов Газпрома, то что говорить про «ЭргоСОЛО»…

Хороший день сегодня на фирме. Ребята все-таки довольны. Но я верю, что пройдет время, и мы сможем по достоинству оценить их труд.

Я надеюсь, что читающие эти строчки, наши будущие ученики, поймут, что речь не идет об обогащении. Речь идет о поддержке нашей фирмы, о поддержке двадцати человек, сотрудничающих с «ЭргоСОЛО». Они действительно работают! Они серьезно относятся к своим обязанностям. Они меньше, чем все, отдыхают. Почти не развлекаются. Они совмещают работу с учебой. И у абсолютного большинства наших сотрудников нет богатых родственников. А если бы такие родственники были, то, уверен, наши сотрудники уговорили бы своих родных нам помочь — стать нашими спонсорами. (Я хотел было пойти по этому пути, но не получилось.)

В свое время мне удалось уговорить Павла Николаевича Гусева (главный редактор «Московского комсомольца»), Андрея Юрьевича Манна (главный редактор «СпидИнфо»), Артема Генриховича Боровика (он возглавлял холдинг «Совершенно секретно»), Гамида Руслановича Костоева, работавшего в то время в компании IBS, Давида Евгеньевича Яна (фирма «АБИ»), Тагира Галиевича Яппарова (руководитель фирма «Ай-Ти») и еще четырех довольно известных личностей платить каждому моему студенту по 200 долларов стипендию. И несколько лет мои студенты получали эту сумму.

Но я не могу к кому-либо обратиться и сказать: помогите моим сотрудникам получать зарплату. Меня поднимут на смех! И правильно сделают. Взялся за гуж — не говори, что не дюж. Организовал фирму — будь добр обеспечь, чтобы твои сотрудники ежемесячно получали, пусть и небольшую, но зарплату.

А может быть, сократить зарплату? Или сократить число сотрудников? Скажем, иметь одного сотрудника, но платить ему 600 долларов, а не трех, которым платишь по 200 долларов. Но объем работы такой, что какую бы зарплату мы ни платили, справиться одному человеку невозможно. Никто же не сможет дежурить в офисе круглые сутки.

Но все равно хороший день.

Хорошее и плохое — как все переплетается. Жизнь, она полосатая.

Второе декабря было радостным, а третье принесло огорчения. Упало количество регистраций. А тут еще возросли расходы: нужно купить телефонные розетки, писчую бумагу, конверты.

Мария Александровна Казицкая целый день была на фирме — комментировала полученные анкеты. Я работал дома. Многое не получалось. Говорил с Максимом Андреевичем Меньшиковым. Хорошо бы ему получить разрешение сдать все экзамены досрочно. Это зависит от сотрудницы учебной части Галина Петровны Клюевой.

С трудом, но дозвонился. Представляюсь, рассказываю о себе, а в ответ слышу:

- Владимир Владимирович, а мы с вами лет 30 знакомы. Я же дружила с Евгением Сергеевичем Авериным.

И тут я сразу все вспомнил. Конечно, мы знакомы. Быстро решили вопрос по Меньшикову — если ему будут нужны направления на досрочную сдачу, он их получит.

- Здесь нет проблем, — сказала мне Галина Петровна, — мы всем студентам разрешаем. А уж вашему Меньшикову тем более. Он замечательно учится, все посещает.

4 декабря договорился встретиться с Владимиром Павловичем Полевановым, бывшим губернатором Амурской области, бывшим министром, а ныне он возглавляет одну из брокерских фирм. Офис у него в Политехническом музее.

Со мной поехал Максим Андреевич Меньшиков. Владимир Павлович нас хорошо принял. Полтора часа рассказывал о своей работе, о взаимоотношениях в верхних эшелонах власти. Хвалил наш курс «СОЛО на клавиатуре», который прошел дважды (и дважды оплатил), подтвердил, что готов всячески способствовать его продвижению.

Мы славно провели время. Но у меня было ощущение, что мы зря его потратили. И Полеванов Владимир Павлович зря его потратил.

- Я подумаю, чем можно вам помочь, — сказал в заключении Владимир Павлович. — Давайте недели через две-три созвонимся и продолжим наш разговор.

Мы мило распрощались.

Ехали в машине и обменивались впечатлениями.

- Интересный мужик, — сказал Максим Андреевич Меньшиков.

- Интересный, — согласился я. — Только, по-моему, помочь нам он не сможет. Так что просто познакомились. Но не будем грустить по этому поводу. Интересный, хороший человек среди знакомых — это тоже не так уж плохо. Недели через две, конечно, заедем, но, боюсь, зря все это.

В офисе провел своеобразный семинар. Встречался с Дмитрием Алексеевичем Лапицким, представителем фирмы «Новый диск». (Два года назад фирма «Новый диск» обещала мне показать свои учебные курсы по английскому языку. Но потом о своем обещании сотрудники забыли. Оказывается, нет не забыли, Дмитрий Алексеевич Лапицкий подарил мне эти курсы.) Эта фирма готова вместе с нами выпустить диск «СОЛО», оплатить его и распространять. Мы обговаривали условия подготовки, оплаты, содержания. Переговоры вел Меньшиков Максим Андреевич. Я на всякий случай его страховал.

К таким переговорам надо готовиться, надо точно знать тему, вопросы, возможности. Чтобы встреча прошла конструктивно, надо иметь заранее подготовленный проект решения, в который после переговоров можно внести те или иные изменения. У нас же была просто беседа.

Я не уверен, что нам нужна совместная работа с «Новым диском». В финансовом плане это не выгодно. Но и окончательно отказываться не тороплюсь. Во-первых, нужно еще поговорить с министерством образования — у них тоже есть свое предложение, во-вторых, с фирмой «1С», в третьих, посмотреть, как это все будет соседствовать с нашим диском, который мы все-таки выпустим. Поэтому окончательно отказываться не стоит.

Обо всем этом я честно сказал Д. А. Лапицкому.

- Спасибо за предложение, мы все обдумаем. Окончательное решение не будем торопиться принимать. Поживем — увидим.

Я написал всего две строчки. На самом деле это заняло около 3 минут, ибо Дмитрий Алексеевич все время уточнял, почему мы не можем пока принять решение, высказывал каждый раз все более выгодные и выгодные формы сотрудничества. Он вел себя просто замечательно: был мил, настойчив, обаятелен, владел материалом, пытался добиться своего во что бы то ни стало, чтобы мы как можно скорее заключили договор, готов был тут же гарантировать нам получение аванса.

Наверное, я некрасиво поступил. Ведь, признаюсь, заранее знал исход встречи и мог все высказать Дмитрию Алексеевичу по телефону. Но мне было важно провести эти переговоры ради Максима Андреевича Меньшикова. Эта встреча стала своеобразным семинаром, практическим занятием для Максима Андреевича. Вот этого Д. А. Лапицкий не знал. Он оказался великолепной моделью. Уверен, Максим Андреевич научился за полтора часа переговоров большему, чем если бы прочитал две-три книги о проведении деловых встреч.

В это время в офисе работали Алексей Викторович Илларионов и Андрей Валерьевич Кнороз. Переговоры с Д.А.Лапицким проходили в центре комнаты, и время от времени я посматривал в сторону дежурных по офису, прислушивался к их телефонным разговорам. Судя по моим наблюдениям, они скоро станут первоклассными специалистами фирмы «ЭргоСОЛО».

Да, начало декабря меня не порадовало. Но не будем терять оптимизма. Всегда идет какая-то раскачка в начале каждого месяца. И всегда в конце каждого месяца гонка. Идеально, чтобы фирма работала равномерно, независимо от календаря. К нам это относится больше, чем к кому-либо другому. Мы же компания круглосуточная, работающая без выходных. Вот и нужно добиться, стабильности, ритмичности, точности, стереотипности, плановости, регулярности и неторопливости. Об этом я думал, покидая в 23.30 наш офис.

Порой я работаю по 14 часов в день. Результат? Он есть.

Перед сном позвонил на фирму. Приятный баритон прозвучал в трубке:

- Фирма «ЭргоСОЛО». Добрый вечер. Меня зовут Алексей Викторович. Фамилия Илларионов. Я слушаю Вас. Чем могу быть полезен?

Это было сказано на одном дыхании, но неторопливо, спокойно — сразу понимаешь, что человек, взявший трубку, говорит не по обязанности, а действительно рад твоему звонку.

Так и надо говорить. Привлекать, увлекать и давать понять другому человеку, что нам близки его проблемы, что мы умеем круглые сутки сохранять доброе и хорошее настроение.

Позвоните на другие фирмы, послушайте, как представляются дежурные, секретари, сотрудники ресепшена. Во-первых, никто и никогда не называет имени и фамилии, во-вторых, произносит название фирмы так, что невозможно разобрать, в-третьих, подтекст у многих такой: господи, когда же вы прекратите звонить.

Театр начинается с вешалки — известное высказывание Константина Сергеевича Станиславского.

Бизнес начинается с телефонного звонка. Вы согласны?

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Сегодня говорил с Глебом Владимировичем Успенским. Слушайте, сказал он, проезжаю недавно по Ленинскому и вижу: окна вашей фирмы горят. Вы что, там и ночуете?

«Быть добрым очень легко, быть справедливым — вот что трудно». ГЮГО

378

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: