Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Москва, Прага, Ведрашко

12-13 апреля 2014 года, суббота-воскресенье, дни 3825-3826

Пишу сразу за два дня.

12 апреля каждый год остаётся в памяти как день космонавтики: Юрий Гагарин – улыбка, встреча Гагарина, космос, Советский союз впереди планеты всей…

А я целый день был дома. Спал, гулял, читал, ел, пил и ворчал.

Возрастное, что ли? Это я про ворчание.

На самом деле, я дико рад (не люблю слово «счастлив»): что у меня есть фирма, что там работают обаятельные люди, что у меня огромные планы и что год от года наша фирма становится лучше. К сожалению, не так быстро, как хочется.

А 13 апреля – день насыщенный. Во-первых, это день рок-н-ролла: танцуй, играй, радуйся! Во-вторых, и это самое главное, сегодня началась пражской десятидневки.

Боялся проспать. Поставил будильник на  5 часов 5 минут.

Проснулся, встал, бодренько!

Мы с Максимом Андреевичем Меньшиковым сегодня отправляемся в Прагу. Договорились, что он заедет за мной в половине восьмого, чтобы успеть на регистрацию.

Андрей Андреевич Меньшиков, отец Максима Андреевича, взялся довезти нас до Белорусского вокзала.

Без приключений добрались до Белорусского, без приключений сели в аэроэкспресс. В Шереметьево без приключений оформили поездку. В ожидании поездки бродили по аэропорту. Встретили актёра Константина Крюкова, сделал несколько снимков.

Константин Витальевич Крюков

Он меня узнал.

Мне понравилось лицо, и я его сфотографировал, а потом подошёл и спросил:

– Вы кто по профессии?

– Артист, – ответил он, чуть-чуть удивляясь, мол, неужели не узнаёте?

– Артист? – повторил я за ним. – Это хорошо. Вы, наверное, популярный. Как ваша фамилия?

– Константин Крюков, – ответил он спокойно.

Константин Витальевич Крюков

– А я Владимир…

– Шахиджанян, – продолжил мою фразу Константин Крюков.

Так мы с ним и познакомились.

В аэропорту, как всегда, всюду очереди, сесть негде, стулья просто отсутствуют. Я сделал несколько снимков спящих на полу. Неужели это лучше, чем подремать в кресле, на стуле, на лавке?

Привычная картинка. Все проходят мимо, никто не удивляется.

Понимаю, когда один за другим отменяются рейсы, когда залы ожидания переполнены – тут бывает не до удобств. Да и то, на мой взгляд, можно предусмотреть, чтобы в любой ситуации людей не унижали и не заставляли дремать на полу. Не война.

За такие картинки, как эта и следующая, полагается, на мой взгляд, снимать с должностей руководителей аэропорта. Уж стулья-то поставить можно! Лежаки устроить вполне реально. Кресла удобные приобрести – никаких проблем.

 

Это же унизительно, если ты купил билет, отдал деньги – а теперь нам плевать, что с тобой будет.

Жуткие цены в буфете. Один банан стоит 60 рублей! Повторяю, один банан – притом что в городе можно купить килограмм бананов вдвое дешевле. И одно яблоко стоит 60 рублей. И один апельсин – 60 рублей.

Обратите внимание на ценник. Фрукты в ассортименте, «цена за 1 штуку – 60 рублей».

Сели в самолёт, всё прекрасно.

Аэрофлот.

Его ругают, но я пока не понял, за что. У меня ассоциации другие: когда сотрудники «Аэрофлота» начнут проходить «Соло»? Ведь они приобрели у нас корпоративную версию.

Во время полёта фотографировал облака и хвостовую часть нашего самолёта.

Хорошее кормление, очаровательные стюардессы. С хорошим голосом командир корабля по имени Никита.

Доехали, долетели, добрались.

Мгновенно получили «Ауди», автопрокат. Дороговато, и залог приличный, и страховка большая. Лучше так, и не бояться за машину: что бы ни случилось – всё оплатят. Будем надеяться, что ничего не случится: сколько раз я уже с Максимом Андреевичем ездил – Париж, Лондон, Рим – пока ничего не случалось.

Приехали в гостиницу. Удобно, чисто, красиво, тихо, уютно – словом, замечательно.

Девушка на ресепшене мгновенно оформила заселение, на хорошем русском ответила на все наши вопросы.

Созвонился с Владимиром Феодосьевичем Ведрашко.

Мы с ним познакомились заочно. Однажды он написал мне благодарственное письмо по поводу «Соло на клавиатуре». Получил я это послание – и сразу вспомнил жену Феодосия Ведрашко, которая работала на «Маяке». Через неё я познакомился с её мужем: он когда-то работал в Молдавии, потом судьба его забросила в ЦК КПСС, а затем он некоторое время трудился замом главного редактора журнала «Новый мир».

Обо всём этом я рассказал в одном из писем своему новому ученику. Попросил у него телефон, позвонил. Мы долго говорили.

– Я ваш верный ученик. Очень рад, что вы были знакомы с моими родственниками. Всё в этой жизни переплетается. Спасибо вам за письмо и звонок.

И вот теперь, в Праге, мы должны встретиться.

Сам Владимир Феодосиевич закончил МГИМО и долгое время занимался журналистикой в России. И в Праге он работает журналистом.

Договорились, что вечером встретимся.

Распаковали вещи в номере, сделали необходимые звонки, чуть-чуть отдохнули и решили пойти обедать. Ели в ресторане «У правда». Всегда, когда ем с Меньшиковым, переедаю, что плохо, хотелось бы похудеть.

Вернулись в отель, отдохнули и поехали смотреть вечернюю Прагу.

Были в костёле, встретили художника из Моравии – интеллигентен, внимателен, мягок, улыбчив.  Шла служба, как-то по-особому отмечали Вербное воскресенье.

На мобильный мне позвонил Владимир Феодосьевич Ведрашко. Он готов с нами встретиться. Мы назначили свидание у гостиницы. Погуляли по вечерней Праге.


Владимир Феодосьевич Ведрашко

Вернулись в гостиницу в двенадцать ночи. Надо ложиться спать, завтра рано вставать.

Написал дневник. Собирался лечь спать, и тут вспомнил: а как же мои любимые ученики?

Я ведь могу посмотреть на них и в Праге! Интернет не знает расстояний.

Пошёл в номер к Максиму Андреевичу Меньшикову. Подошёл к дверям и услышал храп.

Ничего, ради учеников можно и разбудить. Разбудил.

Он сонно на меня смотрел и утверждал, что заснуть не успел. Жаль, я его храпа не записал.

– Покажите мне наших учеников! – сказал я.

– Каких учеников, откуда я вам их возьму, мы же в Праге! – сказал он так, будто я этого не знал.

– В Праге?! – переспросил я. – А я думал, что в Берлине!

Меньшиков посмотрел на меня с удивлением, пытаясь понять, иронизирую я, фантазирую или всё-таки ку-ку. Я в кафе полбокала пива выпил, а ведь я непьющий.

– Что вы на меня смотрите, Максим Андреевич? Не ку-ку я, не ку-ку. В интернете надо посмотреть, кто сегодня закончил «Соло».

– А-а-а, – воскликнул Меньшиков, обрадовавшись, что я не ку-ку и от него, Меньшикова, требуется только зайти в интернет и показать мне новых учеников.

И он это сделал. И я смотрел и радовался.

Мы вместе. Они по всему миру, а я в Праге.

  АннаСтасия Георгиевна Орлова
  Валентина Васильевна Поседько
  Дмитрий Александрович Гладышев
  Галина Вениаминовна Анисимова
  Алексей Викторович Кораблев
  Серж К Акиин
  Галина Александровна Бучурлина
  Татьяна Петровна Гребенюк
  Юлия Андреевна Власьева

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян.

P.S. Когда мне было тринадцать лет, я переписывался с девушкой из Праги по КИДу (Клуб интернациональной дружбы). Звали её Иржина. Года три мы обменивались письмами. У меня было желание разыскать Иржину. Жива ли она? Ей ведь тоже за семьдесят. И я отказался от этой мысли.

Иржина мне писала прекрасные, блестящие письма. Не уверен, что, даже если нашёл бы и встретился, то получил бы положительные эмоции – вряд ли. Встретятся два пожилых человека, вспомнят пражскую весну, вспомнят, как переписка заглохла, вспомнят детские мечтания – и что? Нет, встречаться не надо.

«Жизнь всё время отвлекает наше внимание; и мы даже не успеваем заметить, от чего именно».

Франц Кафка (1883-1926), писатель

404

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: