Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Может быть, другой путь более честный, но именно мне он не подходит

Обращение к группе  "Дети 404".

Мне уже за тридцать. Моя жизнь вызывает зависть всех моих бывших одноклассников по двум школам, всех моих университетских сокурсников и даже моих коллег. Почти никто из них не знает, что я гей. Больше того, даже в их самых страшных гомофобных кошмарах этого не представится. Но я с 12 лет смотрю только на мальчиков, сплю только с мальчиками и переживаю исключительно из-за них. 
 
Почему мне стал интересен этот проект? Почему в своей 60-часовой рабочей неделе я решил найти время, чтобы написать это письмо? Потому что 15 лет назад я был одним из вас. 
 
Все мы начинали с ужасов подросткового возраста: полного одиночества и непонимания в семье, гомофобных выпадов самых близких людей, травли одноклассников и дворовой шпаны... Как хотелось тогда выйти в окно, чтобы закончить этот непрекращающийся, окружающий со всех сторон беспросветный кошмар. Как хотелось найти тогда человека, который бы просто понял... Понял, что есть и ДРУГАЯ ЖИЗНЬ, ДРУГАЯ ЛЮБОВЬ... Мне не повезло, и такой человек не нашелся. Ни одного даже самого близкого друга, который бы просто смог выслушать...
 
И мне пришлось жить в том мире, который был вокруг. Только несколько лет спустя у меня появился Интернет, и я узнал, что я не один... Как смешно и в то же время до сих пор страшно вспоминать, как глубокой ночью, чтобы никто из родных не застукал, я лазил по Интернету, чтобы хоть что-то прочитать про геев... Мои сайты, которые я помню до каждой буквы, потому что никогда не позволял себе даже сохранить историю в браузере...
 
Десять лет... Десять долгих лет никто ничего не узнал. Кто-то может и подозревал. Одна подруга мне часто рассказывала, что хотела бы иметь друга-гея (откровенно провоцировала на камин-аут), но я держался. Спустя десять лет друга-гея она не очень восприняла.

Я учился, я очень много учился. Именная стипендия правительства Москвы, диплом с отличием одного из лучших вузов России, десятки самых желанных работодателей, приглашающих на работу... И беспросветное одиночество... 
 
Я пришел с улицы в организацию, куда даже ее сотрудники не могли пристроить своих детей... У меня диплом был не по специальности... Через год обо мне говорили в курилке... Еще через три у меня спрашивали советы... Сейчас меня ставит в пример всё руководство организации, в которой работают тысячи людей... Среди них люди с мировым именем. Мне хорошо платят, даже очень хорошо... 

И еще много лет назад у меня не было никаких проблем в жизни, кроме одной... Моя вечно холодная постель... В которой я всегда засыпал в одиночестве. Мне тогда было 24. Я остался совершенно один. Все мои друзья и подруги уже переженились, кто-то из них уже обзавелся детьми, и общаться с ними мне стало не о чем. 

Я вдруг понял, что мое одиночество, моя абсолютно пустая и ненужная жизнь — всё окружающее меня безрадостное болото — дело моих и только моих рук. Я же сам создал всё это. Я же сам создал жизнь умного и успешного карьериста, которой все так завидовали. Зачем мне нужны деньги, если я хочу повеситься от одиночества. Ради чего жить? Сколько бы я ни заработал, как бы высоко я ни залез по карьерной лестнице, куда бы я ни поехал отдыхать, мою вечно холодную постель это не согреет. «Мою постель в этой жизни вообще никто никогда не согреет...» — я наконец осознал эту истину. Мне нужен любимый человек, а в той жизни он не мог появиться. 

Нужно было начинать всё заново. И я всё начал с нуля.
 
Первым делом я снял квартиру. Мать пришла в ужас. Она никак, ни под каким предлогом не готова была меня отпустить в свободное плавание по жизни, лишившись доступа к моему кошельку. Какие только сказки она не рассказывала родне о моем внезапном сумасшествии, которое проявлялось в желании жить отдельно. И вот тогда я и решился... Сколько сил, времени и нервов я потратил, чтобы избежать признания. Сколько бы еще времени мне пришлось врать. Тогда пришлось всё рассказать. Вообще всё — одной фразой. «Мама, я — гей». 

Ее лицо я не забуду никогда, потому что всем, кто через это не проходил, кажется, что всё так просто, на самом деле — для каждой семьи, в которой прозвучало что-то подобное, — это настоящая катастрофа. Моя мать готова была услышать всё что угодно, но только не это. Не было ни крика, ни скандала, ни обвинений. Был самый настоящий шок. Который не прошел до сих пор, да и вряд ли когда-нибудь пройдет. После таких признаний вопрос об отъезде отпал.
 
И я начал жить... В 24 года... один в съемной квартире в Москве... с хорошим доходом... 48-м размером одежды... Я повидал в гей-тусовке всё... Сколько у меня было партнеров, я даже не смогу сосчитать. Я не смогу вспомнить и половины... 
 
А потом я встретил... Встретил Человека, с которым мне просто захотелось засыпать по ночам. Нет, это была не безумная страсть, которую я испытывал неоднократно. Это было совсем другое чувство. До этого мне неведомое. А потом началось погружение в клиническую психологию, потому что мой Человек оказался чертовски талантливым психологом...
 
В моей библиотеке около сотни книг по клинической и гендерной психологии, неврозам и пограничным состояниям... я продолжаю их покупать и изучать. У меня и моего Человека огромный опыт общения с людьми самых разных психологических особенностей. И сексуальная ориентация или трансгендерное поведение — самые безобидные из них. Фетишисты, садисты, мазохисты, маньяки и зоофилы, наконец — вот далеко неполный перечень людей с не стандартным поведением, которые встретились нам на нашем непростом жизненном пути. Таких мы видели несколько тысяч... Поверьте, по сравнению с ними вы все не сильно отличаетесь от общепризнанной в обществе «нормальности», разве что за малым, совсем малым исключением...
 
Сейчас, во времена самых страшных переживаний в вашей жизни, вам не нужны теории Фрейда и Адлера, Хорни и Мак-Вильямс, чужой жизненный опыт или научные исследования. В конце концов вы проживете СВОЮ жизнь САМИ и, может быть, многое поймете и увидите своими глазами. Лучше я расскажу вам, что вы способны пережить завтра, когда закончится этот школьный ад и родительский гиперконтроль...
 
Конечно, вам, именно вам, будет сложно. Сложнее, чем всем, кто вас окружает и не понимает. Всеобщей толерантности не бывает, и даже в Канаде, Швеции или мифической ЛГБТляндии всегда найдутся люди, которые не поймут вас и не смогут восторгаться вашим образом жизни. Да, в развитых странах не принято открыто выражать свое неудовольствие по поводу вашей ориентации, но это вовсе не означает, что гомофобия отдельных людей вдруг исчезнет. Люди везде одинаковы, и никакие, даже самые гуманные законы не заставят их стать ангелами, или перестать верить в Библию, Коран или Тору, или превозносить именно их образ жизни перед вашим. Поэтому, где бы вы ни оказались, куда бы вы ни бежали от гомофобии, ваш крест вы будете нести всю свою жизнь... Будь она длинна или коротка (моя самая любимая фраза).
 
Но в этом вы будете не одиноки, потому что все ваши «нормальные» сверстники, повзрослев, тоже окажутся ненормальными в глазах окружающих. Мир современных взрослых жесток. И взрослые умеют найти повод размазать по стенке даже самого «нормального». Всем вам придется взрослеть и учиться жить в этом непростом мире. И, как ни странно, именно ваши отличия от «обычных» людей помогут вам в жизни. Потому что у вас нет мышления и восприятия «как у всех», которым загажены головы «обычных» сверстников. Вы лучше приспособлены к независимому и логическому восприятию окружающих, а значит, именно вас наиболее трудно обмануть стереотипным (ожидаемым в определенной жизненной ситуации) поведением. 
 
Вам придется учиться жить в этом мире. Выберете ли вы маску «обычного человека» или меч «активиста-пропагандиста», вам придется учиться жить. И ничто не поможет вам лучше, чем ум... Чем вы умнее, тем вы сильнее... Даже самого ярого гомофоба (антисемита, религиозного фанатика или любого другого ограниченного своими взглядами персонажа), который решится на высказывание своего мнения, в моем присутствии ждет самый жестокий разнос... Чтобы собрать свой арсенал фактов, я прочел тысячи книг. Со мной давно не спорят коллеги (между прочим, очень умные и талантливые люди), потому что я всегда найду в своей голове такой факт, о котором они не знали... И пошатну их картину мира, а этого никому не хочется. Поэтому и не спорят. 
 
Дальше может случиться и вовсе фантастическая, не объяснимая никем из натуралов вещь. Если вы проживете в окружении себе подобных долго и насыщенно (мне понабилось три года), вы начнете узнавать себе подобных в толпе незнакомых людей. На некоторых сайтах это удивительное свойство называют «гей-радар» (про девушек, к сожалению, сказать ничего не могу). Однажды, взглянув на пассажиров вагона метро, вы увидите их... скрывающихся под масками обычных людей (может быть, даже гомофобов), молодых и старых, женственных и мужественных... себе подобных. Этот факт можно объяснять на сотнях страниц психологических выкладок, а можно просто поймать взгляд случайного попутчика и понять его, даже не разговаривая... Это не фантастика, это опыт и знания...
 
А дальше... Дальше это же произойдет на работе, в телевизоре и во всем окружающем мире. Вы увидите, что нас так много, что иногда даже мне становится страшно. Конечно, большинство скрыто под приросшими масками самых разных образов, но суть людей от их маски не изменится. Нас много, нас очень много, настолько, что вы себе даже не можете представить... Тогда почему мы молчим и не выходим на митинги и протесты?
 
Каждый из нас выбирает приоритеты в жизни. Я еще в детстве хотел быть успешным. Чтобы мои достижения вызывали зависть всех тех, кто отравлял мое детство. Талантом, который бы восхищал окружающих как Фредди Меркьюри, я не обладал, поэтому признание пришлось искать в обычной жизни. Россия в начале века не сильно отличалась от нынешней, хотя даже тогда было лучше. И тем не менее, Россия всегда оставалась Россией, поэтому мне, как и многим другим, пришлось выбрать именно такой путь. Может быть, он неправильный. Малодушный, приспособленческий... Но так можно спокойно, предсказуемо и достаточно успешно жить... Да, никогда и нигде, кроме собственной квартиры, гей-клуба или места среди своих, я не мог обнять того, кто был рядом. Но у меня прекрасная должность, репутация и слава самого успешного человека среди всех знакомых. 
 
Выбор, который сделал я, кажется наиболее правильным для большинства геев. Все мы очень хорошо помним детство, когда нас, мягко скажем, не любили. И повторять всё это снова очень не хочется. Гей-тусовка — отдельно, жизнь — отдельно. При этом я вовсе не осуждаю и другой путь. Может быть, более честный, но именно мне он не подходит. Я слишком много воевал в детстве, чтобы воевать снова. Да и потом — с кем воевать? С этими ограниченными псевдоправедниками?
 
Так рассуждает большинство состоявшихся геев, поэтому мы не придем на акции ЛГБТ и вряд ли будем рисковать положением в обществе из-за идиотских законов, которые не сильно затрагивают нашу жизнь. Вот если действительно начнутся массовые гонения в виде уголовной ответственности за ориентацию, тогда нам придется воевать. Но этого не происходит и, наверное, уже никогда не произойдет, потому что мы всюду... Даже там, где вы нас никогда не будете искать... Именно поэтому этот проект до сих жив и будет существовать столько, сколько нужно. А шум вокруг него привлечет еще больше внимания. Даже я вот заинтересовался.
 
Если вы не сломаетесь, не опустите голову, не примите взгляды на жизнь окружающих вас посредственностей, а сможете себя реализовать, тогда вы увидите, как вам повезло в жизни. Правда о современном мире вовсе не такая, какой видится... И все мы, прожженные жизнью геи, тоже живем в России. И принимаем важные решения, правда, в пределах своих возможностей... В мою организацию всегда стоит длинная, очень длинная очередь из соискателей. Мое мнение в вопросах трудоустройства уже давно не последнее... Мой Человек так вообще принимает на работу исключительно мальчиков нестандартной ориентации... В десятки самых желанных фирм... А сколько геев сидят в креслах, значительно выше наших... И все мы помним, кто мы. 
 
Так что жизнь наладится. Нужно только немного подождать и потерпеть. Все мы через это прошли. И многому научились. В любой, даже самой безвыходной ситуации всегда есть решение, которое просто нужно увидеть. Оно редко получается стандартным, и именно поэтому так трудно его найти. Но не вам, потому что именно вы можете думать по другому, не как все, и поэтому вы его обязательно найдете. Всегда и везде. именно за это вас потом будет боготворить руководство... 
 
Если это письмо все-таки разместят в социальных сетях (в которых я даже не зарегистрирован), то всем недовольным гомофобам я скажу только одно: «Что посеешь, то и пожнешь». Мне плевать, что вы думаете обо мне, о нас и об этом проекте. Если вы недовольны мной, то я найду в вашей жизни то, чем будут недовольны ваши единомышленники. Потому что у каждого есть свой скелет в шкафу. И если наш скелет сильно бросается в глаза, то это не значит, что ваши скелеты впечатлят «нормальных» меньше...
 
Нам удалось выжечь вокруг себя яростную гомофобию. Не всегда это было мирно и спокойно. Кого-то даже пришлось довести до психбольницы. Но мне не жалко вас, потому что вам не жалко меня. И никогда не было жалко... Почему же теперь, когда я стал сильнее, некоторые из вас взывают к милосердию? А вы его проявили ко мне, чтобы просить пощады... Что-то не припоминаю... 
 
Задумайтесь над этим, ведь никто не знает, кого и куда забросит жизнь... Хотели бы вы попасть к следователю или врачу, которого много лет назад вы гнобили в школе... Я что-то сомневаюсь...
 
И напоследок напишу одно из главных правил жизни: «За всё придется заплатить». 

Кому-то — авансом, а кому-то — рассчитаться за кредит...

Без подписи

280

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: