Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Мы с Березовским были в цирке

29 декабря, воскресенье, день 3725

Весь день провёл дома. Прочёл книгу о Борисе Абрамовиче Березовском «Автопортрет, или записки повешенного». Книга рекламировалась как неизданные записки самого Бориса Березовского. На самом деле её собрал Юрий Фельштинский.

О книге много говорили, и мне думалось, что она проливает свет на биографию Бориса Березовского, ибо при жизни о нём было слишком много сплетен и легенд – а где правда?

Но нет, я ничего нового не узнал.

Только три-четыре факта привлекли моё внимание.

Один связанный с юношей, который шантажировал Березовского, якобы Борис Абрамович вступал с ним в однополые отношения. Чистое враньё.

Во-первых, всем давно известно, что Борис Абрамович большой любитель клубнички. Про него так и говорили: сладкоежка по части женщин.

Другой – что Березовский не знал, куда день деньги. Кутил, покупал невероятное количество костюмов, давал фантастические чаевые… Я слышал о другом – что он был сверхбережливым, прижимистым, а если и кутил, то в пьяном виде.

Немало мне рассказывал о Борисе Березовском Эдуард Сагалаев, известный телевизионный деятель. Своими впечатлениями делился покойный ныне Михаил Седов, заместитель директора цирка на Цветном бульваре.

Вспоминаю очереди вокруг Манежа, когда все мечтали получить сертификат на право приобретения «Жигулей». Требовалось внести небольшую сумму, а взамен получить сертификат – и через три года по сниженной цене приобрести «Жигули». Акция называлась «Народный автомобиль».

Дудки! Никто ничего не получил. Чистое разводилово – но какое талантливое!

Некоторое время Борис Березовский был закулисным руководителем Первого канала и практически владельцем TV-6.

Моя студентка, Татьяна Кошкарёва (человек талантливый, интересный), при Березовском руководила информационным вещанием.

Все мы друг с другом так или иначе связаны. ОБ этом я невольно думал, переворачивая очередную страницу книги «Автопортрет, или записки повешенного».

Я и сам пару раз встречался с Борисом Абрамовичем. Это происходило в цирке. Он даже оставил мне свой домашний телефон (мобильных не было).

Михаил Владимирович Седов, заместитель Ю. В. Никулина в цирке, старался использовать Бориса Абрамовича на полную катушку.

- У Березовского денег навалом, а у нас в цирке мало. Пусть за аренду Березовский платит по-крупному. И ещё. Березовский любит красивых женщин – пусть приходит и смотрит на наших гимнасток, пусть проспонсирует цирковые представления. Мы можем его спокойно уговорить на большую сумму, и он её заплатит. Мы же в центре, мы же цирк Никулина. Юрий Владимирович, - говорил он, обращаясь к Никулину, - Вам надо посмотреть внимательно на Березовского и сказать ему, что он делает архиважное дело, которое даст ему очки в политической борьбе. Он на это падок. Даст нам деньги, вот увидите.

Так и было, хотя Никулин весьма неохотно выполнял поручения своего зама.

В цирке, на цокольном этаже, была оборудована стоянка для машин правительства. Если кто-то из членов ЦК приезжал смотреть представление, то он сразу въезжал внутрь цирка, на специальном лифте поднимался в ложу, а в просторном цокольном этаже машины ожидали сановных лиц.

Помещение большое, просторное: могло уместиться более двадцати, а то и тридцати машин. Борис Абрамович был заинтересован в том, чтобы хранить там автомобили, устраивать различные демонстрации и продавать машины.

Юрий Владимирович Никулин сторонился Бориса Абрамовича Березовского, перепоручал всё, связанное с ним (оформление дел, организацию стоянки), Михаилу Седову.

Когда Михаила Седова убили, пошли разговоры, не связано ли это со структурами Бориса Березовского. Убийц и заказчиков не нашли до сих пор, хотя с тех пор прошло более двадцати лет.

Фигура Березовского – зловещая. Как-то раз я попросил рассказать о нём Павла Павловича Бородина, который был начальником управления делами в администрации президента:

Павел Павлович Бородин

- Да что о нём рассказывать? Нечего! Он приходил, просил, мы обычно ему отказывали. Нередко заставляли часами просиживать в приёмной. Но он настойчивый и своего добивался. Я могу много о нём рассказать.

- Павел Павлович, расскажите, интересно.

- Не, неинтересно, - ответил Павел Павлович и вдруг так захохотал, что просто стены содрогались, а потом сказал несколько крепких словечек и подвёл итог интервью: не надо о нём спрашивать, не будем о нём.

Книга Юлия Фельштинского читается легко, но мыслей в ней маловато.

Стоило или нет тратить своё время на такое чтение? Теперь, когда прочитана последняя страница и книга лежит передо мной четвёртой стороной обложки, могу сказать: не стоило.

Несколько раз Березовского для газеты «КоммерсантЪ» снимал мой сын, и он мне подробно рассказывал о разговорах с Борисом Абрамовичем, о его окружении, о понтах.

Почти год прошёл после смерти Бориса Абрамовича. Всё меньше и меньше о нём разговоров. При жизни этого человека не было дня, чтобы в трёх-четырёх газетах не рассуждали о нём.

И вот – забывают.

А что он оставил после себя?

Сплетни, долги, обещания, брошенных жён, детей, внуков, массу «кинутых» партнёров. Остались люди, которые «кидали» Бориса Березовского.

А мог бы, мог и книгу хорошую написать, и многим людям помочь. Все, кто рассказывал мне о Березовском, отмечали: он не созидатель – он разрушитель, интриган. Свести людей, рассорить, пообещать…

Юлий Дубов написал книгу «Большая пайка». Центральный образ Платона списан с Березовского. Интересная книга, читается на одном дыхании.

Где Дубов? В Англии остался.

Вольно или невольно я думал сегодня о том, что останется после меня.

Несколько миллионов учеников, прошедших «Соло» и научившихся набирать слепым десятипальцевым методом.

И эти же люди - несколько миллионов! (право, это не так мало; я от скромности не умру) - сами того не зная, воспользовались психотренингом и в значительной степени улучшили свою жизнь, ибо определили задачи и цель жизни, научились преодолевать плохое настроение.

Вот они, мои ученики. Двумя руками голосуют за «Соло». Я их люблю, я их ценю.

Несколько миллионов людей я научил правильно заниматься сексом. Не только получать от этого удовольствие, но и зачинать здоровое, что немаловажно, потомство.

Мне кажется – нет, мне не кажется, я уверен, что не ошибаюсь, - миллиона два-три я убедил не разводиться.

Книгу «1001 вопрос про ЭТО» прочло более сорока миллионов человек. Это не так мало.

Общий тираж, с пиратскими изданиями, - шестнадцать миллионов! Ну а сколько в интернете её прочло – никому не известно, но счёт, думаю, тоже идёт на миллионы.

Не говорю о слушателях радиопередач. До сих пор время от времени получаю письма от тех, кто слушал мои эфиры на «Эхе Москвы», «Мегаполисе», «Говорит Москва», «Возрождении», «Радио КП», «Маяке». (Я радио люблю и сожалею, что сейчас не веду прямых эфиров.)

А сколько студентов ходили на мой семинар на факультете журналистики МГУ, слушали лекции, которые я читал в МИФИ, МФТИ, МГТУ имени Баумана, МАИ, в Педагогическом институте, на биофаке МГУ... Одно время не было недели, чтобы я не выступил в каком-нибудь институте. От общения со студентами я получал просто физическое удовольствие.

Да, у меня не было особняков, как у Березовского, – всего лишь скромная квартира в панельном доме.

Да, у меня нет и не было на счету миллионов долларов (сколько себя помню, всегда жил в долгах, только вот последние года два или три никому ничего не должен) – каждый раз с трудом нахожу деньги на зарплату сотрудникам. Но ведь нахожу и пока ни разу зарплату не задерживали никому!

Да, у меня не было персонального самолёта.

Но у меня…

Вышло несколько книг.

Есть компьютерная программа, по которой занимались миллионы людей (это мои ученики).

Я создал три сайта, на которые заходят десятки тысяч человек (ежедневно!)

Нет-нет, не хочу умирать – наоборот, хочу ещё много и многое сделать в этой жизни. Смогу ли?

Попробую.

Вера Николаевна Миронова
Николай Ильич Петухов
Наталия Иосифовна Карпова
Наталья Альбертовна Михалко
Елена Дмитриевна Ярославцева
Сергей Владимирович Филимоненков
Валерий Владимирович Сурков
Сергей Фёдорович Воробьёв
Светлана Александровна Викат
Юрий Юрьевич Ачкасов
Анастасия Александровна Зайцева

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Каждый раз, когда узнаёшь о чьей-либо смерти, про себя говоришь: а ты живёшь. И кажется тебе, что с завтрашнего дня ты начнёшь правильнее использовать время.

Так вот я говорю себе: не с завтрашнего, а с сегодняшнего. И независимо от того, умер сегодня кто-либо или нет.

И хочется при жизни всех простить – а уж тех, кто умер, прощать тем более.

Хотя одно полезное в книге «Автопортрет, или записки повешенного» есть. Я бы посоветовал её прочесть многим чиновникам высокого ранга. Может быть, тогда они захотят чуть-чуть иначе жить и начнут помогать тем, кто к ним обращается.

«Все мысли о смерти нужны для жизни». Лев Николаевич Толстой (1828-1910), русский писатель и мыслитель

432

Комментарии

Владимир Владимирович Шахиджанян 01/08/14 03:22
Уважаемая Валентина! (к сожалению, не знаю Вашего отчества)
Конечно, я обольщаюсь. Безусловно, у меня одни банальности. Но как сделать, чтобы эти банальности уяснили другие люди? Уяснили и поняли, что нельзя всё время обижаться на других людей и винить их в том, что у тебя что-то не получается, что ты никак не можешь найти нормальную работу, а когда всё-таки начинаешь ходить на службу, то всегда возникают конфликты с начальником.
Безусловно, можно винить бездарных начальников: сколько их вокруг! Но только в этом случае будет всё хуже и хуже, ибо ты начнёшь хулить не только тех или иных людей, а жизнь в целом. Всё плохо, всё ужасно, все идиоты, никто тебя не понимает, поэтому у тебя ничего не получается.
А если ты начнёшь анализировать жизнь, разбирать собственные поступки и винить себя в неудачах, то обязательно найдёшь, где, когда и почему ты поступал неверно: злился, кричал, срывался, делал всё не так, как просят, да и вообще не ту работу выбрал.
Понимаете меня, Валентина (простите, не знаю Вашего отчества)?
Валентина Левензон 29/06/14 21:07
По поводу своего психотренинга Владимир Владимирович явно обольщается. Масса банальностей, вроде 2во всех неудачах вините себя", во всех удачах обстоятельства. а такое отношение к себе еще со времен Толстого и Тургенева называлось самоедство. И всячески критиковалось как непродуктивное и ведущее в никуда. Ибо приводит лишь к дальнейшему самоанализу и беспрерывному пилению опилок, как говорил Карнеги.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: