Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Мы опять на панели, или Все надо делать с удовольствием

30 мая 2005, понедельник, день 1114

А когда отдыхать? А нужно ли отдыхать? И вообще: что такое отдых?

Софья Владимировна Костюк с Михаилом Юрьевичем Горшковым часто по субботним и воскресным дням отправляются в велосипедные походы. Возвращаются измученные, усталые, валятся, как говорится, с ног. Это отдых? Крутить педали по нескольку часов, мокнуть под дождем, несколько километров идти пешком, тащить на себе рюкзаки…

Это смена деятельности. Это мышечная нагрузка. Это физическое здоровье. Полноценно мы отдыхаем, только когда спим. И то мозг работает. Так уж устроен наш организм.

Казалось бы, можно сутки поработать и сутки поспать. Но это скорее болезнь. Выспаться впрок все равно не получится.

Мне очень нравится шутка старых докторов-урологов. Первый раз я ее услышал от Анатолия Доренкова (он консультировал меня по урологическим вопросам для книги «1001 вопрос про ЭТО»): «Если пациент мочится без удовольствия — ищите проблему».

Здесь главное слово — удовольствие, положительные эмоции. Если этого не происходит — организм болен: что-то произошло с почками.

К чему я это? Мы все должны стараться делать с удовольствием. Тогда можно получать радость от жизни. С удовольствием просыпаться, с удовольствием принимать душ, с удовольствием завтракать, с удовольствием отправляться на работу, с удовольствием возвращаться и с удовольствием отдыхать.

С утра я без удовольствия звонил в три банка… Опять попросили связаться с ними через две-три недели. Вопрос об установлении корпоративного «СОЛО» все еще в стадии решения.

Потом говорил с двумя главными редакторами издательств. Тема общения — переиздание моих книг и допечатка тиража сборника «КомпьютЕрики шутят». Ответ был стандартный: «Вопрос находится в стадии изучения, давайте созвонимся через две-три недели».

Я хочу переиздать «1001 анекдот про ЭТО», выпуски 1-й и 2-й. Знаю, что денег за переиздание не получу. Но смогу дать бесплатную рекламу нашей фирмы и программы «СОЛО на клавиатуре». В качестве гонорара, может быть, смогу получить небольшое количество книжек — и начну вручать их тем, с кем встречаюсь. Полистает человек анекдоты, улыбнется, посмеется — и обязательно наткнется на нашу рекламу.

У нас нет денег на платную рекламу. Вот и приходится выкручиваться.

Днем на фирму приехал представитель одной брокерской страховой компании. Они купили у нас пять дисков. Мало. Но лучше, чем ничего.

А в четыре часа дня Сергей Михайлович Крючков, Юрий Николаевич Ковалевский и Роман Владимирович Колотеев вместе со мной пошли на панель. Мы шли по проспекту Мира, от Рижского вокзала в сторону Протопоповского переулка. Несли в руках диски лицензионного «СОЛО». Подходили к прохожим и пытались продать нашу программу.

Первым согласился купить наше «СОЛО» подросток.

Он узнал меня, остановился.

— А вы действительно тот самый Шахиджанян? — спросил он, подойдя к нам.

— Тот самый, — ответил я и перевернул диск «СОЛО», где на обратной стороне коробки есть моя фотография.

Молодой человек как заправский милиционер сличал фотографию на диске с оригиналом.

— Похожи… — сказал он почти утвердительно. — Я вашу программу знаю. Я даже кряк скачал в Интернете. Он, правда, оказался с вирусом. Хорошо, у меня «Касперский» есть.

— А вы чем занимаетесь? — спросил юношу Роман Владимирович.

— Да школьник я. В одиннадцатый класс перешел. Очень хочу научиться набирать слепым десятипальцевым методом. Вы сможете мне подписать диск?

— Конечно, смогу, — тут же ответил я.

Школьник порылся в карманах и, вытащив несколько помятых купюр, начал их пересчитывать.

— У меня здесь только сто рублей… — сказал он огорченно. — Вы долго будете ходить по проспекту Мира? Я здесь недалеко живу.

Тут меня в сторону отозвал Роман Владимирович Колотеев и зашептал на ухо:

— Владимир Владимирович, давайте продадим ему за сто рублей. Не обеднеем же.

Конечно, я согласился.

Подписал диск Дмитрию Анатольевичу (так звали нашего покупателя), пожал ему руку, пожелал серьезно подумать о призвании, ибо он до сих пор не может решить, чем ему заниматься: программированием, медициной или в бизнес пойти. Отдав диск нашему новому ученику, мы продолжили фланировать по проспекту Мира.

Многие люди, когда мы подходили к ним и показывали «СОЛО», неодобрительно на нас смотрели. Оно и понятно: все устали от уличных торговцев. Но некоторые прохожие останавливались, узнавали меня, спрашивали, что мы тут делаем, а иные честно рассказывали, что программа наша у них есть, но пиратская, а покупать лицензионную они не считают нужным…

Когда уже собрались уходить домой, увидели полного дяденьку, выходящего из магазина, торгующего постельным бельем. Дядя направился к шикарной машине, а Юрий Николаевич Ковалевский посмотрел на Романа Владимировича Колотеева: мол, не подойти ли к нему с диском.

Роман Владимирович поискал опять же взглядом одобрения у Сергея Михайловича Крючкова.

Сергей Михайлович Крючков, гордо вскинув голову, бодрой походкой направился к владельцу машины. За ним поспешили Роман Владимирович и Юрий Николаевич. Водитель был окружен.

Я наблюдал за этим с расстояния пяти метров. До меня донеслось:

— Как вас зовут? — чуть по-мальчишески спросил Юрий Николаевич у незнакомца.

— А вам какое дело?.. Михаил Михайлович.

— Как Жванецкого! — произнес Сергей Михайлович.

В беседу вступил Роман Владимирович Колотеев. Смотрю: ребята показывают на меня, а Михаил Михайлович достает из кармана деньги. Тут все трое радостно закричали:

— Владимир Владимирович, подойдите! Михаил Михайлович автограф просит!

Я подошел, подписал диск. Поинтересовался, где работает Михаил Михайлович. Оказывается, в МИДе. Конечно, я тут же попросил его поговорить с кем-нибудь в Министерстве иностранных дел, чтобы там подумали о приобретении корпоративной версии «СОЛО». Он обещал помозговать на эту тему.

Михаил Михайлович сел в свою шикарную машину и, ловко вписавшись в поток, уехал.

— Эх, — сказал Сергей Михайлович Крючков, — зря мы ему за 150 рублей продали диск! Могли бы с него и 300 попросить — он бы заплатил…

— Ну что, — подвел итог Роман Владимирович Колотеев, — за три часа мы смогли продать девять дисков. В лучшие дни в офисе столько же реализуем.

— На улицу есть смысл выходить, — продолжил мысль Юрий Николаевич.

Тут мы увидели школьника Диму.

— Как хорошо, что я вас встретил! — сказал он. — Мне дома дали деньги. Возьмите пятьдесят рублей.

Мы переглянулись: брать или не брать?

— Это хорошо-о, — сказал, растягивая слова, Сергей Михайлович Крючков и протянул руку за деньгами.

Мне стало чуть неловко. И тут я вспомнил, что мы взяли с собой книги «Учимся говорить публично» и «КомпьютЕрики шутят». Достав «КомпьютЕриков», я подошел к Дмитрию и, вспомнив, как вручал, работая в школе, на торжественных собраниях призы победителям, произнес:

— Это невероятно трогательно, что вы вернулись, Дмитрий Анатольевич! Мы решили подарить вам мою книжку «КомпьютЕрики шутят». В ней не только лучшие шутки о компьютерах, Интернете, программистах, но и вся история развития компьютерной науки. 1001 дата, 1001 веха в развитии компьютеров.

Я протянул Дмитрию Анатольевичу увесистый том.

— А вы подпишете? — спросил меня Дмитрий Анатольевич.

— Конечно.

Минуты две я сочинял надпись. И написал о том, что Дмитрий Анатольевич — школьник, и он лучше многих взрослых людей, ибо ценит труд тех, кто создал эту программу.

Вот ведь: более тридцати человек нам в тот вечер признались, что они пираты. И самое грустное — они сообщали нам об этом с гордостью.

В банках, на фирмах, в ведомствах и в министерствах взрослые люди не понимают необходимости овладения слепым десятипальцевым методом. А школьник 11-го класса — понимает. Это здорово.

— Дмитрий Анатольевич, а кто у вас родители? — спросил я.

Он с грустью посмотрел на меня. Выдержал длинную паузу:

— С папой мы не живем. У него другая семья. — Снова возникла маленькая пауза. — Уже пять лет. — Еще одна пауза, чуть продолжительнее. — Но отец помогает мне. Мама работает доктором в районной поликлинике. А папа… Папа программист.

Из офиса я уехал в одиннадцатом часу вечера. Неплохой день получился.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. А выходить с программой «СОЛО на клавиатуре» на улицу, наверное, стоит. Среди тех, кого я встретил в этот день, оказался приятель Владислава Борисовича Ляускина, работающего одним из руководителей коллектива «Вивальди-оркестр». Но больше всего мне, конечно, запомнилась встреча со школьником Дмитрием Анатольевичем. Жаль, что я не пригласил его сотрудничать с нашей фирмой. Нам ведь нужны добрые, умные, честные, искренние сотрудники.

«Более прочное удовольствие получается от вещей менее совершенных. Оттого что они были не во всем удачны, они заставляют живее работать воображение». Сомерсет Моэм

401

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: