Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Мышиная возня в министерстве

6 августа 2009 года, четверг, день 2614

Самое главное событие дня — серьёзный, добрый и подробный разговор с Павлом Вячеславовичем Померанцевым.

У меня такое ощущение, что он наконец-то меня понял: что я от него хочу, как я вижу развитие фирмы, что лично он может сделать для этого. Невероятно важно, чтобы твои первые заместители были единомышленниками и горели на работе, жили работой, понимали ценность дела, которым ты занимаешься.

К двум часам я приехал в офис, и мы с Павлом Вячеславовичем отправились в одно министерство. На три часа дня нам назначил приём руководитель министерского управления по информатизации.

Хороший славный дядька. Назову его Константином Петровичем. Ему 60 лет. В глазах — тоска. В министерстве работает уже двадцать лет. Он тут же извинился перед нами: его куда-то «выдёргивает» начальство, и предложил нам посидеть в его кабинете и подождать.

Подождать мы согласились, а вот посидеть в кабинете показалось неловким. Там на столе — важные бумаги, телефоны, книги… Мы с Павлом Вячеславовичем решили пойти попить чай в их столовую.

Пили чай минут тридцать. Секретарша нашего собеседника не звонит, хотя мы ей и оставили телефон. Поднялись к Константину Петровичу — он оказался в кабинете. И опять извинился: от одного начальника освободился, а к другому надо срочно пойти.

И мы решили пройтись по министерству.

Министерство замшелое-замшелое. Такое ощущение, что здесь время остановилось на 1954 годе: сталинская эпоха вроде уже кончилась, «оттепель» ещё не наступила…

По коридорам проходили редкие сотрудники. С некоторыми из них я даже поговорил. У всех пустые глаза, по лицам видно: людям здесь неинтересно.

Решил провести эксперимент: зайти в три кабинета, подарить свои книжки и диски, заодно побеседовать с сотрудниками. Зашёл.

Встречали меня мило, кто-то и узнавал, а когда я рассказывал о программе «СОЛО на клавиатуре», даже проявляли интерес. На мои вопросы, чем занято большинство сотрудников и как здесь работается, все отвечали примерно одинаково:

— У нас здесь работа идёт по принципу: солдат спит, служба идёт. Главное — не раздражать начальников. Самое важное — вовремя представить планы, ответить на письма, подготовить отчёты. Платят нам мало. Большая часть сотрудников свою работу ненавидят. Хорошо, что изменения идут медленно: мы ко всему привыкли, боимся перемен… Да, сейчас у всех компьютеры. Нас переводят на электронный документооборот — и чем активнее переводят, тем больше бумаг появляется… О программе вашей слышали, но ничего у вас не выйдет с установкой корпоративной версии. Здесь это никому не нужно, никто не заинтересован… Вот если бы вы предложили какую-нибудь дорогую программу, за несколько сотен тысяч долларов, то года два шло бы её утверждение, а потом, смотришь, её бы поставили и, может быть, попытались внедрить… Да, денежку, скорее всего, пришлось бы сунуть в чей-то карман — это традиция. К нашему министру идти не советуем — он всё передаст своему заму, тот — начальнику департамента, оттуда уже в отдел, а потом поступит к нам, и мы это дело, честно сказать, замотаем. Мы это умеем… Если не справимся, тогда примут решение собрать мнения других департаментов: юридического, экономического, по работе с кадрами, межрегионального… Пока будут собирать отзывы, согласовывать, пройдёт не менее полугода. Почему? А кто-то заболеет за это время, кто-то в командировку уедет, кто-то в отпуск уйдёт. Потом вас попросят внести кое-какие уточнения. Затем документ куда-то денется, потеряется, исчезнет, его восстановят, затем начальник где-нибудь поменяется, придётся к новому обращаться… Вот полгода, как ни крути, и уйдёт. А какой ответ вы получите — заранее знаем: «В настоящее время нет возможности, попробуем запланировать на будущий год».

Я не шучу. Примерно такими словами, не сговариваясь, отвечали на мои вопросы восемь человек — сотрудников этого министерства, которым я подарил свои книжки.

А всё началось с того, что я отправил факс на имя министра, и тот его посмотрел и расписал по нисходящей. И только поэтому Константин Петрович нас и принимает.

Ровно в 16:00 мы были снова в кабинете Константина Петровича. Павел Вячеславович Померанцев показал ему программу. И дальше пошло всё по накатанному, известному, досконально выученному мной сценарию. Константин Петрович откинулся на спинку кресла, внимательно посмотрел на меня и подвёл итоги:

— Программа ваша хорошая, я о ней и раньше слышал. Но… знаете, мы так быстро не думаем. Нам двух пальцев хватает для того, чтобы возникшие мысли перенести на монитор и дальше распечатать… Кстати, я сейчас узнаю: секретарь-то мой набирает слепым методом или нет?..

Он пригласил в кабинет секретаршу. Ей явно за 60.

— Вер, ты набираешь слепым методом?

— Это как — слепым? — поинтересовалась Вера.

— Ну, не глядя на клавиатуру.

Не-е, — сказала Вера. — А почему нельзя смотреть на клавиатуру? Клавиатура — для того, чтобы на неё смотреть… Вот цифры я и правой, и левой рукой могу вводить не глядя. И то руки должны привыкнуть. На счётной машинке работаю хорошо…

— Счётная машинка — это что такое? — спросил  я.

— Да калькулятор.

— Вер, — сказал Константин Петрович, — а ты хотела бы научиться набирать слепым десятипальцевым методом?

— Да зачем? — удивилась Вера. — Я вроде здесь работаю тридцать лет — как-то обходилась. Или вы недовольны моей работой?..

— Доволен, доволен, Вера, не волнуйся. Но программку тебе поставят. Ты посмотри её, пройди. Полезно! — и он кивком головы показал, что разговор с ней окончен.

Вера вышла из кабинета.

— Давайте так поступим, — сказал Константин Петрович. — Я ухожу в отпуск, вернусь в начале сентября. Вера пусть учится — посмотрим, какой результат это даст. На этот год денег у нас всё равно нет. Попробуем на будущий год запланировать — вдруг получится взять несколько экземпляров вашей программы…

— У вас в вашей системе сколько сотрудников по стране? Тысяч сто, сто двадцать?

— Нет, — сказал Николай Петрович. — Значительно меньше. Раза в два.

— Они же все работают за компьютером?

— За компьютером, — подтвердил Константин Петрович.

— Так вот бы и на местах нашу программу поставить, порекомендовать…

— Ну, поживём — увидим.

На этом наша беседа закончилась, ибо его позвал очередной начальник.

Павел Вячеславович Померанцев поставил «СОЛО на клавиатуре» секретарше Вере. Это было кино — как она пыталась двумя пальчиками пройти разминку, как программа у Веры то открывалась, то закрывалась, ибо она не знала, что, зачем, почему и когда полагается нажимать. Мы ей объяснили, что крестик — это закрыть программу, чёрточка — спустить вниз, стрелочка — это «далее»…

Вера внимательно нас слушала и сказала, что попробует разобраться.

— Я, правда, скоро в Саратов еду, к родным, — я там родилась. Родственники там, племянники, племянницы… Вот вернусь в сентябре — посмотрю ваше «СОЛО». Только, наверное, оно мне не нужно…

Я покидал министерство с грустным чувством. Замшелость! Не хватало только крыс увидеть, жующих бумагу…

И мне почудилось фантастическое: ночь в министерских коридорах, из всех щелей выбегают мышки и крысы. Самая жирная крыса и самая солидная — из самого главного кабинета руководителя министерства.

Мышки идут на заседания. Мышки бегают в туалет. Мышки и крысы спускаются вниз, в столовую. Мышки ждут, когда их примут в различных кабинетах. Мышки шушукаются, сплетничают, интригуют, а иногда бастуют. Мышки плодятся. Мышки сидят за компьютерами, что-то печатают на принтере…

Мышиное министерство! Наверное, можно сделать на эту тему мультик.

Вот ведь — около тысячи сотрудников (не мышек, а вполне солидных дяденек и тётенек с высшим образованием) трудятся в этом здании. Примерно восемьсот из них используют в работе компьютер.

О какой компьютерной грамотности мы говорим, о какой культуре производства?.. И это республиканское министерство!

Что удивляться, почему мы, я о стране в целом, так живём?..

В дурном расположении духа я приехал с Павлом Вячеславовичем в офис, но потом потихоньку разошёлся.

Меня порадовала встреча с новыми учениками в очной школе. Меня развеселили некоторые анкеты. Мне было приятно, что становится всё больше и больше учеников, проходящих онлайн-версию.

Приехал Сергей Евгеньевич Провкин. Он будущий юрист, и мы говорили с ним о сотрудничестве. Сергей Евгеньевич прошёл «СОЛО», несколько раз принимал участие в качестве соведущего в наших трансляциях.

В 22:00 вместе с Павлом Вячеславовичем Померанцевым, Сергеем Андреевичем Захаровым мы вышли из офиса. Решили посидеть в кафе «На Покровке». Павел Вячеславович поехал за своей девушкой, быстро её привёз, и мы мило провели полтора часа в этом уютном кафе (на Покровке, дом 10). Тихо, мило, спокойно, народу мало, еда вкусная и относительно недорогая.

Кроме нас, в кафе был молодой человек, который узнал меня и рассказал, что начал проходить «СОЛО», но, к сожалению, забросил. У нас был диск с девятой версией, и молодой человек (Юрий Ващенко, так он представился) приобрёл его у нас.

— Я теннисист, мастер спорта. Но никак не могу войти в первую сотню. Мне 17 лет. Надеюсь за этот год чуть-чуть продвинуться.

— Пройдёте «СОЛО» — гарантирую, — сказал я, — войдёте в первую сотню!

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. После кафе мы с Сергеем Андреевичем поехали на Ленгоры, и там я посмотрел шоу на мотоциклах. Потрясающее зрелище! На Ленгорах ночью жизнь кипит. Байкеры, автомобилисты, влюблённые, студенты — и все между собой доброжелательно общаются. Здорово было!

«Лучший руководитель тот, у кого подчинённые много способнее его самого». Артур Блох (род. 1948), американский писатель-сатирик, автор «Законов Мёрфи»

423

Комментарии

Жуков Максим Геннадьевич 03/12/09 00:59
Еще Лев Тихомиров писал тогда еще про правление Николая I, что Россию погубит не революции, а бюрократическая возня. Когда за решение одной задачи берутся сразу несколько департаментов (да даже не департаментов, а их отделов) получаются ситуации когда каждый тянет одеяло на себя, и в конечном итоге оно рвется. Лично мое мнение кол-во государственных отделов нужно сократить до нескольких которые и должны заниматься решением своих задач без привлечения других структур. Это один из вариантов решение проблемы незнание гос.служащими вопросов какими они должны заниматься, а какие не их прерогатива.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: