Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Надеюсь, что не маниловщина

5 февраля 2003, среда, день 269

Почти весь день провел на фирме.

Огорчился, что не передали зарплату Алексею Викторовичу Илларионову. Я поручил это сделать одному из сотрудников. Но он забыл. Как же можно такое забыть? А если Алексею Викторовичу не на что жить? А если он планировал что-то купить?

Алексей Викторович скромный и сам о зарплате никогда не напомнил бы. Как бы мы выглядели в его глазах?

Необязательность, неточность, неумение относиться к другим людям так, как тебе хотелось бы, чтобы относились к тебе.

Сотрудник, которому я все это долго, и, наверное, нудно выговаривал, искренне не понимал меня. В его глазах читалось: ну и что же я такого сделал, каждый из нас человек и может что-то забыть.

Забываешь — записывай. Не можешь сделать — откажись. Без точности и обязательности мы вперед не двинемся. Как же мне добиться, чтобы это все понимали и разделяли.

С удивлением обнаружил, что некоторые установщики программ небрежно заполняют регистрационные карты учеников. Туда нужно вписывать профессию солиста, указывать рабочий телефон или домашний, чтобы мы могли позвонить. Обязательно следует выяснить, не может ли нам человек чем-то помочь, узнать, сколько учеников будет заниматься по нашему курсу.

Я просмотрел карточки и понял: отношение к их заполнению формальное. Фамилия, имя, отчество, когда установили — и все. Неверный подход. Ученика необходимо заинтересовывать, привлекать и увлекать. Раз солист вызвал установщика к себе домой (или в офис), значит, он бережет свое время. А если он работает на крупной фирме? Вероятно, с ним можно в дальнейшем вести разговор об увеличении числа наших учеников. Хорошо бы узнать характер солиста, его увлечения, желания, взгляд на жизнь. А все это можно выяснить лишь в процессе общения.

Узнал, что мое послание коллегам обсуждалось всеми.

Это плохо. Моя промашка. Надо было каждому индивидуально послать письмо, а не в офис для всех. Коллективные обсуждения мне не нужны. Хотя, может быть, я не прав. Но мне кажется, что при коллективных обсуждениях есть риск создать на фирме оппозицию. Сотрудники объединяются против руководителя. Начинается противостояние, которое трудно переломить.

Трудно, но возможно. Парткома, к счастью, уже нет, и вышестоящего начальства у меня нет.

Я руководитель и владелец фирмы.

Не захочется моим сотрудникам работать со мной, они вольны покинуть фирму. Не захочется мне, чтобы тот или иной сотрудник работал, я имею право с ним расстаться. Другое дело, как расставаться. Лучше спокойно и ровно, без скандалов, предупреждая конфликт, опережая события. Расставаться, я часто это говорю сам себе, нужно дружелюбно, мягко.

Тут, конечно, нужно помнить о правильном и с юридической стороны грамотном контракте. Но у нас практически нет постоянных сотрудников. У нас все совместители. Поэтому юридически мы чисты.

С Максимом Андреевичем Меньшиковым мы обсуждаем, как лучше сделать файловую систему на компьютерах, отчетность, работу с документами, как навести порядок в офисе.

Вместе с Андреем Валерьевичем Кнорозом обговариваем текст для новой анкеты и возможность реорганизации работы с письмами.

Нас обеспокоило, что сегодня после 17 часов нет ни одной новой регистрации. Решили проверить. Оказывается, регистрации не уходят с сервера. Значит, где-то сбой.

В 22.00 звоним Валерию Михайловичу Акчурину. Выясняется: наш сервер переполнен, физически нет места на диске. Поэтому мы не получим анкеты за сегодняшний день и данные о регистрации.

Валерий Михайлович обещал разобраться и слово сдержал. Через два часа все заработало. Валерий Михайлович просто почистил сервер.

С Максимом Андреевичем мы переглянулись. Нашу инструкцию — что делать, если ничего не работает, придется пополнить еще одним пунктом: один раз в две недели проверять, есть ли свободное место на нашем сервере, и проводить чистку.

Уже дома я получил письмо, которое переслала мне Софья Владимировна Костюк.

Дорогая Софья Владимировна!

Я преподаю в Университете дружбы народов, педагогический стаж - 20 лет. Написала два пособия: одно по португальскому языку для продвинутого этапа, а второе — по испанскому для интенсивных курсов врачей. И поскольку нас к этому буквально вынуждают, а желающих кроме меня очень мало, веду занятия по испанскому языку в компьютерном классе.

Желающих мало по разным причинам. Во-первых, наши преподаватели сами недостаточно владеют компьютером, во-вторых, студенты на третьем-четвертом курсах, зачастую впервые под моим руководством, садятся за компьютер и растерянно тыкают одним пальцем в клавиатуру.

Но самое главное в том, что приличных испанских курсов для компьютера все еще нет. Английских много, немецкие и французские есть, а вот с испанскими проблема. Те, что имеются, можно использовать только как вспомогательный материал по страноведению. А начальные курсы по большей части для заполнения помойного ведра. Но ладно, это все отступления. Перейдем к делу.

1. Прежде, чем делать курс целиком на испанском языке, надо выяснить, каковы его рыночные перспективы. Я этого не знаю. Могу через подругу, которая живет в Испании, выяснить, существуют ли там подобные курсы. На самом-то деле стоило бы их закупить и изучить. Или хотя бы добыть пробные экземпляры, эти try and buy (оно так пишется?).

И если мы решим, что перспективы есть, эти самые 800 страниц следует делать с помощью носителя языка, чтобы они читались так же легко, естественно и приятно, как читается русский курс. Вплоть до того, что анекдоты должны быть другие, с учетом испанской психологии. Носителя языка я могу найти. И может быть, не одного. Специального словаря можно не создавать, а предложить пользоваться словарём МедиаЛингва. Заключить договор с МедиаЛингва о взаимной рекламе, скидках и т.п. Ну а носителям испанского языка словарь не понадобится.

Вообще, создавая такой курс, мы должны прежде всего ориентироваться на заграницу. Большинство наших студентов, хорошо владеющих испанским языком, не хуже владеет и английским. Они не такие буквоеды, как я, будут писать себе неграмотно, без ударений и всяких особых знаков, пройдя, возможно, английский курс, и этим удовлетворятся. В интернетском чате этот номер спокойно проходит.

2. Вот начинающие студенты — другое дело. Они будут одновременно учиться набирать — и языку. Курс с самого начала мне представляется таким: в первых уроках весь вспомогательный текст на русском с постепенным внедрением испанских слов и фраз. Сначала параллельно с русскими эквивалентами, потом — постепенно их вытесняя. В окнах, где всяческие мудрые изречения, должны быть изречения, а может быть, пословицы, испанские. Сначала с переводом… Может быть, с отключающимся переводом. А то, что всякие похвалы и порицания после выполнения заданий повторяются — тоже хорошо. Пусть повторяется испанский текст. Это как на уроках: мы ведь с самого начала стараемся подавать всякие простые команды, хвалить и журить на языке.

Могут быть и кое-какие грамматические комментарии. Самые простые, ласковые и ненавязчивые, в стиле курса «СОЛО». Я представляю себе, насколько это улучшит результаты студентов и облегчит им жизнь на старших курсах, какие перспективы это откроет перед ними в общении по Интернету, а потом и в работе, когда они станут переводчиками. Им цены не будет.

А английский текст они после этого спокойно будут набирать на испанской клавиатуре. Это лучше, чем наоборот, потому что в испанском алфавите есть все те знаки, что в английском, плюс еще несколько. Лучше пусть грамотно набирают на обоих языках, чем на одном грамотно, а на другом — нет. Ведь это все равно что, если бы на русской клавиатуре не работали какие-нибудь клавиши. Скажем, вместо точки мы вынуждены были бы ставить черточку, а вместо я — йа. Конечно, я предполагаю, что вузы и испанские школы будут внедрять этот курс у себя. В одном языковом вузе, в котором я работала, курс машинописи (и вождения автомобиля) для будущих переводчиков был обязательным. Думаю, что это абсолютно правильно и надо бы сделать так же везде.

3. Что касается ИнтерСоло, то я с удовольствием готова участвовать, хотя на эту страницу не заходила еще. Обязательно зайду. Думаю, что обучение набору на русской клавиатуре иностранцев весьма перспективно, потому что у них наверняка таких собственных курсов нет. У нас есть связи с Университетом Валенсии. Моя подруга работает в Институте Пушкина в Барселоне. Языковые школы и Институт Пушкина — это даже более перспективно, чем университеты. Есть у нас контакты и с Университетом дистанционного образования в Мадриде. Кстати, а Институт Пушкина в Москве?

Извините за многословие, жду Вашего ответа. Надеюсь, у нас хоть что-нибудь получится. Или это все маниловщина?

Екатерина Александровна

Неплохие перспективы. В наши планы входит локализация «СОЛО» на немецкий, испанский, итальянский, польский, французский языки, мы хотим сделать курс для Макинтоша, нынешнюю версию перевести на юникод, подготовить отдельно курс для школьников, женщин, для банковских работников. Ой, наши планы огромны!

А пока мы никак не может сделать многое из того, что наметили еще год назад.

Сетевую версию и исходники для выпуска диска.

Наверное, с понедельника я только этим и займусь. Нет, не получится с понедельника. Скорее всего, через понедельник. Сначала надо закончить «Учимся говорить публично».

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Снять усталость можно только двумя способами — хорошо высыпаться и хотя бы один-два дня посвятить развлечениям, чтобы получить новые положительные эмоции. В ближайшее время так и поступлю.

«Надеяться всегда лучше, чем отчаиваться». ГЕТЕ

401

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: