Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Нам обещают — мы выбираем

12, 13, 14 августа 2011 года, пятница — воскресенье, дни 3375 — 3377

Вроде, всё идёт по плану.

В пятницу — сижу целый день дома, готовлюсь к радиопередаче.

В ночь с пятницы на субботу передачу провожу. Тема — «Мы и время». Куда оно уходит, как им пользоваться, почему одни успевают сделать много за день, а у других время уходит впустую.

В субботу целый день отхожу от прямого эфира: слишком себя накручиваю, делаю всё почти на надрыве. И на следующий день ощущаю разбитость, усталость и перенапряжение в мышцах. Да-да, полное ощущение, что таскал целый день тяжести, ощущение крепатуры. Первый раз я это слово услышал несколько десятилетий назад в цирке. Если не ошибаюсь, от Вячеслава Борисенко и Аркадия Бурдецкого, знаменитых акробатов цирка. Они перерепетировали и жаловались на крепатуру: тело всё болит. А я вроде спокойно сидел перед микрофоном, пил воду, отвечал на телефонные звонки, давал знаки звукорежиссёру, а разбитость чувствую во всём теле.

А ещё где-то успел простыть. Это летом-то! И поэтому в воскресенье ничего не делал, а лечился.

Читал книжки, говорил по телефону, отвечал на письма, смотрел почему-то чуть ли не через каждые полчаса, сколько было регистраций на Набираем.ру.

А ещё читал статью про выборы. Я всё хочу понять, для кого мы играем эту комедию. Кого и как мы выбираем. Кто статисты, кто режиссёры. А самое главное — кто сценаристы. Все эти темы живо обсуждаются в Интернете. Не сомневаюсь, что наши два главных руководителя хотят лучшего. Они этого хотят для себя и для страны. А в результате и для тех людей, кто живёт в этом государстве.


Владимир Путин

Дмитрий Медведев

Мы всё время живём будущим. Всё время ругаем прошлое. И никогда не говорим серьёзно о настоящем. И не умеем его, это настоящее, оценивать.

Вспоминаю детство: ругали царизм. И в школе нам говорили, что мы почти построили социализм и теперь строим коммунизм. И нам вдалбливали, что мы будем жить в этом светлом будущем.

Умер Сталин, 1953 год. Развенчали Сталина, осудили культ личности. Рассказали о жертвах репрессий — и обещают светлое будущее.

В 1960 году нам (мне тогда было 20 лет) заявили: через двадцать лет нынешнее поколение будет жить при коммунизме. Двадцать лет мне тогда казались невероятным сроком. Пролетело, как два мгновения. Каждое мгновение — по десять лет.

Сняли Хрущёва. Обещают новое общество. Не получилось.

Умер Леонид Ильич Брежнев. Началась пятилетка пышных похорон.

Проводили в последний путь Черненко, Андропова. Пришёл Михаил Сергеевич Горбачёв, к счастью, ныне здравствующий. Обещают светлое будущее.

Скинули Михаила Сергеевича. Взошёл на престол (так и писали тогда: «на престол») Борис Николаевич Ельцин. У него было крепкое рукопожатие и довольно бодрый голос, даже если он сильно выпил. Помню его рукопожатие. Первый раз мы лично увиделись в здании редакции «Московского комсомольца». Он был тогда первым секретарём городского комитета партии. Он тоже обещал нам светлую, красивую, интересную жизнь. Обещал, когда был руководителем городского комитета партии и когда стал президентом России.

Борис Ельцин

И нынешнее руководство нам обещает.

Почему я об этом сегодня пишу? Наверное, потому что читаю книжку Александра Николаевича Яковлева о тех бурных годах, которые мы прожили. О девяностых годах.

А ещё потому, что разговаривал сегодня с Эдуардом Сагалаевым. Легендарная личность нашего телевидения. Когда-то, чисто случайно, мне удалось ему помочь. Телевидением руководил в то время Михаил Фёдорович Ненашев, с которым меня связывали, да и сейчас связывают, добрые отношения. И когда Михаил Фёдорович Ненашев пришёл руководить телевидением, то не совсем честные люди начали нашёптывать ему, чтобы он убрал Сагалаева, и он уже был готов это сделать. И тут-то появился я. И Эдуарда Михайловича не только не убрали, но повысили.

Он бывал у меня дома, да и я к нему ездил. Человек талантливый, интересный. К сожалению, так и не написал книгу. А мог бы.

Вот я и хочу сделать сообщество порядочных людей, которое развивалось бы и жило, не дожидаясь помощи от руководства страны. Развивалось по своим законам, чтобы члены общества помогали друг другу, поддерживали друг друга, независимо от национальности, расы, социального положения, образования, сексуальных устремлений. Мы сами усложняем себе жизнь. Я хотел бы её упростить.

Совсем недавно я долго говорил по этому поводу с Натальей Александровной Тимаковой, и вроде она меня поняла. И обещала дать несколько советов, и даже помочь. Боюсь, что не сможет.

Не смог мне помочь и Аркадий Владимирович Дворкович. Сегодня я ему звонил по мобильному, но мы, к сожалению, не переговорили. Наверное, звонить больше не буду.

Так и прошли три дня, в размышлениях и болезни.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Публикую дневник практически накануне выборов. Всё уже заранее предопределено, как это ни грустно. В обществе, как говорили в пору моего детства, пахнет грозой. Обстановка накалена. Мало того, она взрывоопасна. Достаточно искры, случайно зажжённой спички — и может всё заполыхать, в прямом и переносном смысле.

Позавчера, 20 ноября, в Олимпийском, весь зал освистал В. В. Путина, вышедшего на ринг, чтобы поздравить победителя, Фёдора Емельяненко, ставшего чемпионом мира по смешанным единоборствам. В истории Советского Союза и России не было случая, чтобы на каком-либо мероприятии, где присутствовали первые люди государства (в данном случае, премьер-министр), они были освистаны. Трудно представить, чтобы так могли поступить с Владимиром Лениным, Иосифом Сталиным, Николаем Булганиным, Никитой Хрущёвым, Алексеем Косыгиным, Леонидом Брежневым, Николаем Тихоновым, Николаем Рыжковым... В истории новейшей России — с Егором Гайдаром, Виктором Черномырдиным, Сергеем Кириенко, Евгением Примаковым, Сергеем Степашиным , Михаилом Касьяновым, Михаилом Фрадковым, Виктором Зубковым.

Владимир Ленин
Иосиф Сталин
Николай Булганин
Никита Хрущёв
Алексей Косыгин
Леонид Брежнев
Николай Тихонов
Николай Рыжков
Егор Гайдар
Виктор Черномырдин
Сергей Кириенко
Евгений Примаков
Сергей Степашин
Михаил Касьянов
Михаил Фрадков
Виктор Зубков

«Крошечный добрый поступок лучше, чем самые торжественные обещания сделать невозможное.» Томас Бабингтон Маколей (1800-1859), британский поэт, историк, государственный деятель

322

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: