Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Не хочу судиться!

22 июля 2004, четверг, день 802

С утра поехал в газету «Московский комсомолец», где Владимир Николаевич Силкин, руководитель Москомимущества, проводил пресс-конференцию.

Владимир Николаевич долго рассказывал об изменении политики в своем ведомстве: будут повышаться цены, организуются конкурсы. На бумаге все выглядит хорошо. Два конкурса, я знаю, уже провели, но кто о них знал?

Центральной темой обсуждения стал новый Дом музыки около Павелецкого вокзала. Постановлением столичного правительства народный артист СССР Владимир Спиваков был назначен президентом Московского международного Дома музыки. Но оказывается, у этого музыкального центра есть и другой хозяин. И теперь начались затяжные суды. Жуть! Я сразу вспомнил о помещении, которое предлагалось мне в Сокольниках — цокольный этаж и полуподвал. Там ведь тоже идут суды. Не хочу судиться. Я мирный человек. Мне жаль свое время тратить на суды.

После пресс-конференции мы с Владимиром Николаевичем перекинулись несколькими фразами, и он дал мне понять, что мою просьбу помнит.

Из редакции я поехал на встречу с Сергеем Саидовичем Алимбековым и Михаилом Рубеновичем Амаряном, руководителями «МТУ-Интел». Вроде мы договорились, что в ближайшее время они приобретут у нас сетевую версию «СОЛО на клавиатуре».

Минут сорок обсуждался один вопрос: сколько лицензий «МТУ-Интел» купит - 300 или 100? Мы, конечно, за 300, а они, конечно, за 100. Как это и бывает в таких случаях, сговорились на 150.

После трех я наконец оказался на фирме и 27 минут (специально засекал) беседовал по телефону с одним солистом, который спокойно (правильнее сказать — нудно) повторял одно и то же.

— Я скачал «СОЛО на клавиатуре». Я оплатил программу «СОЛО на клавиатуре». Я хочу заниматься по курсу «СОЛО на клавиатуре». Я прошел 40 заданий по «СОЛО на клавиатуре». А потом еще смог осилить 15 заданий. А после этого у меня полетела система. И мне выдали новый код по «СОЛО на клавиатуре». И мне прислали сейвы, сохраненные результаты прежних заданий. И я обрадовался, но у меня все застопорилось. Что-то не состыковалось. И я переустановил снова «СОЛО на клавиатуре». И мне прислали новый код для программы «СОЛО на клавиатуре». И я прошу снова прислать мне сейвы.

Я спокойно объяснил нашему ученику, что отправление сейвов — это нарушение, что я категорически запретил кому-либо когда-либо посылать сейвы. Но человек меня не слушал, он снова еще медленнее повторил все с самого начала — как он качал «СОЛО», как оплатил, как установил и как он хочет заниматься.

Я опять, еще любезнее, сказал, что, к сожалению, сейвы мы посылать не можем, что от повторного прохождения программы он только выиграет…

Наш ученик меня не дослушал и в третий раз повторил все, но уже с почти угрожающей интонацией. Четыре сотрудника, находящиеся в офисе, внимательно слушали наш разговор, который шел по громкой связи, о чем я честно предупредил нашего ученика.

— Если вас не устраивает наша программа, — сказал я, — то мы готовы как-то компенсировать ваши усилия. Мы можем достать вам любую другую программу, которую вы закажете, и доставить бесплатно вам домой.

— Я не хочу никакой другой программы, кроме курса «СОЛО на клавиатуре», - продолжал наш ученик. - Ибо ваша программа лучше многих, и я уже вошел во вкус. Я прошу прислать мне сейвы.

Многие менеджеры в таких ситуациях интеллигентно прерывают разговор, например, говорят, что их срочно вызывает руководитель и у них нет возможности продолжать разговор. Иногда поступают по-другому: просят оставить свой телефон и обещают перезвонить. Но мы так не поступаем. Я не поленился, поговорил с нашим учеником еще пять минут, и мне все-таки удалось уговорить его обойтись без сейвов.

— Друзья мои, — обратился я к своим коллегам по фирме «ЭргоСОЛО», - кто из вас посылал сейвы?

— Я, — сказал один из присутствующих.

— Но ведь я просил ни под каким видом никому никогда без моего разрешения сейвы не посылать. Зачем мы осложняем собственную жизнь? Зачем?

Вопрос мой повис в воздухе.

После пяти в офис приехали Лилия Маратовна и Павел Александрович Казаковы, муж и жена. Павел Александрович не так давно написал мне несколько хороших писем. Он предложил любопытные изменения в нашу программу. И мы договорились их разобрать при личной встрече.

Я внимательно выслушал все предложения наших гостей и пообещал обсудить их с Анваром Шамилевичем Хусяиновым, Софьей Владимировной Костюк, Михаилом Юрьевичем Горшковым и Максимом Андреевичем Меньшиковым.

Пока разговаривали, выяснилось, что Лилия Маратовна и Павел Александрович поженились семь месяцев назад. Они интересно рассказывали о своей жизни. И я предложил им вести на сайте дневник молодоженов. Обещали подумать.

Я почти уверен, что никакого дневника молодоженов мы не получим. Как бы я хотел ошибиться.

Вечером долго беседовал с Алексеем Анатольевичем Чейкиным. Он повзрослел. Проходит сейчас школу «Учимся говорить публично». Я не сомневаюсь, что из него выйдет интересный специалист. Какой? Будет ли он юристом, организатором, менеджером или увлечется все-таки компьютерами и снова вернется к программированию? К сожалению, об этом пока не знаем ни он, ни я. Но мы оба понимаем, что в «ЭргоСОЛО» он проходит прекрасную школу — школу общения. Одновременно здесь же учит английский язык. Алексей Анатольевич видит все механизмы работы фирмы, он вникает во многие мелочи, и я не сомневаюсь, что в будущем ему эти знания пригодятся.

В принципе, «ЭргоСОЛО» я и рассматриваю как фирму, дающую знания и навыки моим коллегам для их будущих профессий. Для многих наших сотрудников работа на фирме — первая. А это всегда запоминается.

Устал. Сейчас запишу план на завтра и лягу спать. Постараюсь заказать себе сон. Пусть мне приснится что-нибудь хорошее, славное.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S.

Это дополнение я пишу уже утром. Сон получился странным. Вместе с Софьей Владимировной Костюк мы выступали перед банкирами. Все, что я говорил, Софья Владимировна переводила на английский язык, ибо выступали мы перед англичанами и американцами. Но вся странность заключалась в том, что Софья Владимировна не только переводила — она одновременно набирала текст на компьютере, а все слушающие нас наблюдали процесс набора на своем экране. Тут появился Сергей Викторович Исаков. Он тоже стал набирать текст, который проецировался на большой экран. Но он набирал свой текст — как бы вел репортаж с этого заседания. А чем все закончилось, я не помню. Меня разбудил телефонный звонок. В 8 часов 30 минут. Звонили из офиса.

«Нет ничего скучнее чужих снов». Франсуаза Саган

382

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: