Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Нестыдное заболевание

Интервью с девушкой, больной рассеянным склерозом

С Дашей я познакомился два года назад.

Жизнерадостная, творческая, улыбчивая, с ней всегда интересно поговорить: о литературе, об отношениях, прикладной экономике, что уж там — хоть о золотых унитазах!

Ей всего лишь двадцать и, как и положено двадцатилетней девушке, она мечтает, вдохновляет и вдохновляется…

Однажды я позвонил ей и предложил встретиться. Она ответила угрюмо и коротко: «Еду в больницу. Вряд ли мы можем встретиться». И положила трубку.

Ну, не в настроении человек. С кем не бывает.

Потом я пытался с ней связаться, и она долго не отвечала, месяца три, а потом объявилась. Мы снова стали общаться, как ни в чём не бывало, а потом внезапно Даша призналась мне: «Я тяжело больна. И кому я такая нужна?» Не воспринял её слова всерьёз: ну как это вообще может быть, она — живая и светлая — как чем-то она может вообще болеть?

Дашин диагноз — рассеянный склероз (РС). Это не про старость и забывчивость, а про что-то куда более страшное.

РС — это хроническое аутоиммунное заболевание, при котором поражается миелиновая оболочка нервных волокон головного и спинного мозга. Миелиновая оболочка это как защитная оболочка проводов, при её повреждении сигнал до места назначения не доходит или доходит не полностью. Со временем человек, больной РС, неизбежно перестаёт ходить и садится в инвалидное кресло, а затем полностью теряет двигательную способность, и без помощи окружающих уже выжить не может.

Даша долго отпиралась, говорила: «Зачем нужно интервью? Кто это будет читать? Не верю, что кому-нибудь может быть интересна моя история. А вдруг напишут что-нибудь плохое?»

Нет, не напишут. Я продолжаю настаивать на своём — это интервью, ответы на детские вопросы о болезни от человека, больного этим тяжёлым заболеванием — рассеянным склерозом.

Они посвящены тем, кто только узнал о своём диагнозе и почти отчаялся, но не теряет надежды, тем, чьим родным и близким поставили этот диагноз.

РС — это не приговор, и жизнь после постановки диагноза не заканчивается.

— Когда ты заметила, что что-то меняется впервые?

Все началось весной 2010 с двоения в глазах, мне было 13 лет. Сначала двоилось, когда я смотрела вправо вдаль, этот момент из-за недосмотра невролога в моем родном городе мы упустили, и к концу лета у меня уже двоилось всё и во всех направлениях. И с этим действительно было тяжело жить, очень сильно кружилась голова из-за того, что картинка перед глазами разъезжалась в разные стороны.

— Когда тебе поставили диагноз?

Осенью 2010, когда я впервые попала в больницу, мне ставили диагнозы вроде «рассеянный энцефаломиелит», «рассеянная энцефалопатия». Как, знаете, бывает острый панкреатит, а бывает хронический, когда наблюдалось уже несколько случаев острого. Но в случае с рассеянным склерозом одного раза быть не может. Диагноз «рассеянный склероз» мне поставили уже весной 2011, когда я первый раз попала в РДКБ в Москве. Только тогда и началось нормальное лечение.

— Какие были мысли?

Я думаю, они у всех одинаковые. Почему я? За что? Что я сделала не так, кому я так насолила? Как теперь вернуть все обратно, как теперь жить? Это время нужно просто пережить, потому что ни на один вопрос ответа нет. Важно, чтобы в этот момент рядом с тобой были близкие люди, которые убеждали бы тебя в том, что никто в этом не виноват, так произошло по воле случая, просто нужно теперь научиться с этим жить. Нужно понять, что эти вопросы неконструктивны и только вгоняют тебя в депрессию, а нам всем нервы нужно беречь.

— Как реагируют на твоё заболевание близкие?

Для родителей и всей моей семьи это большая боль, и каждое обострение очень тяжело принимается и переживается. Но я очень рада, что моя семья всегда со мной, это позволяет мне никогда не думать о том, что со своей проблемой я одна. Раньше я никому не рассказывала, чем я болею, мне было немного стыдно, что люди подумают, что я все забываю. В некоторых случаях (даже в больницах!) так и было. Но потом я решила, что если рассказывать сначала о механизме болезни, а потом ее название, я буду заниматься самым настоящим просветительством, расширять людям кругозор и немного делать легче жизнь себе и таким же, как я. Самые близкие друзья, конечно, всегда со мной и в самые трудные моменты, молодой человек тоже готов переживать это все со мной. Остальные же знакомые сочувствуют мне и относятся в дальнейшем к моей проблеме довольно равнодушно, но все-таки стоит отметить, что именно негатива по поводу болезни не было никогда. А отгородиться от чужих проблем действительно легче, такой уж сейчас мир.

— Как ты живёшь во время обострений?

Обострения это как раз то, из-за чего рассеянный склероз становится невероятно тяжелым.  Когда я чувствую у себя какой-то симптом, мне нужно сходить на прием к неврологу, чтобы тот выписал направление на МРТ, потом нужно ждать очередь на МРТ, потом ждать результатов и с ними идти снова к неврологу, чтобы он на основании ухудшения моего состояния и МРТ, это подтверждающего, выписал мне направление в центр рассеянного склероза. Сплошная бюрократия, но от нее никуда не деться. А уже в центре РС меня без очереди принимает невролог и назначает лечение. К сожалению, гормональный препарат, который мне необходим для снятия обострения, бесплатно не выдают, поэтому его приходится покупать самостоятельно. И дальше мне делают до 5 капельниц, я прихожу, лежу пару часов каждый день и ухожу. После капельницы сильно кружится голова, поэтому ехать на метро домой, мягко говоря, некомфортно. Кроме того, эти гормоны сильно сажают многие органы - сердце, желудок, из организма вымываются многие витамины, кожа покрывается сыпью, я опухаю. В такое время мне становится трудно уснуть из-за сильного сердцебиения, поэтому приходится пить еще и седативные препараты. Если говорить о психологическом состоянии, то я точно могу сказать, что мне каждый раз одинаково тяжело, независимо от того, сколько обострений у меня было до этого. Не хочется никуда ходить, кроме как в больницу, сил, и тем более настроения, нет почти ни на что. Хорошо, что все же пока все обострения у меня проходят бесследно.

— У тебя были проблемы со зрением, головными болями и чувствительности рук?

Про проблемы со зрением и двоение я уже рассказывала вначале. Головные боли у меня не редкость, но я с ними с самого детства и почти уверена, что это больше сосудистые проблемы, чем неврологические, хотя, конечно, утверждать не буду. Потеря чувствительности это второй симптом, который у меня однажды появился. У меня стали неметь кончики пальцев на руках, а затем это странное ощущение распространилось на всю левую часть тела и головы (было потом то же самое и на правой части), я бы не сказала, что это полная потеря чувствительности, но я чувствовала прикосновение совершенно по-другому, мне было очень неприятно, когда кто-то меня трогал с той стороны, где у меня онемело. Я не понимала, какой предмет держу в руке, не могла понять его форму и границы, у меня выпада посуда из рук, когда я ее мыла, я не могла держать нормально ручку и, соответственно, писать. Это привело к большим проблемам в университете. Я не могла даже засовывать наушники в уши или иногда даже держать телефон в руке. Это был самый настоящий стресс, но (спасибо лекарствам) пока у меня такие симптомы полностью снимаются, иногда не быстро, в последний раз я боролась с онемением больше 4 месяцев.

— Как ты думаешь, то, что ты ешь, влияет на течение болезни?

Я читала много разных статей по этому поводу, и мне даже мои знакомые-больные РС в подробностях рассказывали о специальных диетах для нас. Самая известная из них - диета Эмбри. Но я поняла, что суть диеты заключается в том, что ты отказываешься от массы продуктов, которые почему-то сочли вредными для иммунитета, и питаешься практически одними таблетками. И я подумала, что для моего организма и для моей нервной системы куда полезнее получать удовольствие от того, что я ем всё, что мне хочется.

— Какое место занимает в твоей жизни спорт, как дела обстоят с вредными привычками?

Что касается спорта, я бы не назвала себя очень спортивным человеком, но я люблю большой и настольный теннис, и, если есть возможность, обязательно поиграю, в последнее время полюбила бег. Я уверена, что спорт это идеальный вариант «прокачки» мышц на случай возможной мышечной слабости из-за РС и прочих подобных симптомов. Не курю просто потому, что всегда была активным противником курения. А на тему алкоголя мне вспоминается диалог в больнице с парнем (тоже больным РС), который сидел на коляске и плохо говорил. Когда мы спросили у него, что он думает по поводу вреда алкоголя для нас, он сказал: «А тебе этого мало?»

— Ты принимаешь лекарства?

Я делаю себе три раза в неделю уколы препаратом, изменяющим течение рассеянного склероза (сокращенно ПИТРС), он не может меня вылечить, но я чувствую, что без него мне точно будет хуже, а с ним я могу какое-то время жить без обострений, вспоминая о своей болезни только когда делаю этот укол. Если говорить именно о таблетках, больным РС часто выписывают препараты, улучшающие мозговое кровообращение, различные витамины и так далее, я отношусь к ним довольно скептически, но всё же по указаниям врача всегда пью

— Ты думаешь о детях?

Да, конечно, по этому поводу у меня сомнений нет. Очень многие девушки, больные РС, рожают здоровых детишек, при этом даже без обострений. Когда-то я читала о том, что у моих детей чуть больше вероятность заболеть РС, чем у других, но это особенность РС как аутоиммунного заболевания. Сейчас такая экология, что и у здоровых родителей может родиться ребенок с какими-то генными мутациями или предрасположенностями к самым разным заболеваниям. Я буду знать, как следить за здоровьем своего ребенка и что держать под контролем. Поэтому я очень хочу родить ребенка и сделать все возможное, чтобы у него все было хорошо.

— Ты рассказывала бы на работе об заболевании?

На этот вопрос у меня нет однозначного ответа. Мне когда-то рассказали о том, что в государственные организации с рассеянным склерозом не возьмут. Не знаю, чем это обусловлено, но в общем-то мне в это верится. Что касается других организаций, я думаю, говорить о диагнозе не стоит, пока не спросят или не попросят пройти медицинское обследование. В любом случае, я знаю достаточное количество людей с РС, которые работают и строят карьеру. Так что, надеюсь, болезнь никак не повлияет на решение работодателя о том, взять меня на работу или нет.

— Как тебе кажется, много ли больных среди молодых людей?

Я думаю, как раз среди молодых больных действительно много. Раньше считалось, что РС это болезнь молодых, умных и красивых. На деле этот слух довольно часто подтверждается. Знакомых с РС у меня достаточно много, но я с ними всеми познакомилась в больницах или через соц.сети в специализированных группах. Не уверена, что нужно иметь много знакомых с РС, потому что у каждого болезнь своя, и, если ты узнал, что у твоего знакомого через 10 лет болезни наступило резкое ухудшение, ты не должен делать выводы, что так будет и у тебя.

В России склерозом больны не менее 150 тысяч именно молодых людей, и это становится важной медико-социальной проблемой.

Кто-то живет десятками лет без обострений, кто-то обостряется по несколько раз в год, кто-то даже не выходит из обострений. Потому что мы все очень разные, и это надо хорошо понимать. Хотелось бы поподробнее сказать про соц. сети. Замечательно, что существуют группы “по интересам”, в них можно, например, отдать нуждающимся лекарства, если у тебя есть лишние, или наоборот, найти тех, кто отдает свои лишние лекарства (сто раз проверив срок годности и прочее).  Что точно не надо делать в таких группах, так это спрашивать совета по медицинским вопросам. Для этого есть врач, и это я себе в первую вбила в голову. Интернет - место для страшилок, зачем себя лишний раз пугать?

— Что бы ты могла сказать тем, кто только узнал о том, что болен?

Наверное, что они не одни. Нас очень много и пока мы все прячемся из-за глупых стереотипов относительно склероза и забывчивости, но я уверена, что человечество стремится обретать новые знания и, таким образом, мы сможем большому количеству людей рассказать о себе и о нашем заболевании. Сможем сделать рассеянный склероз не стыдным заболеванием. Еще хотелось бы сказать, что большинство больных РС проживают долгую и замечательную жизнь, имеют много здоровых друзей, замечательную семью и работу. Нужно помнить о том, что это не смертельный приговор, что, пусть нам иногда бывает очень тяжело, это скорее всего пройдет и наступит снова ремиссия. 

985

Комментарии

Всеволод 18/12/16 06:00
Обострения встречаются довольно часто, продолжительность их тоже разная симптоматика как говорят врачи не определяется, они могут помочь только с помощью лекарств, которые сопровождаются подавлением либо болезненных состояний, либо производят частичную или полную потерю движений. Пробуйте двигаться и пытаться понять, что с Вами происходит внутренне. Главное не теряйте координацию при движениях и пытайтесь расслабляться после очередного незнакомого движения.
Игорь 23/10/16 00:08
Даша, ты прекрасна, дай Бог тебе здоровья и счастья!
Дягтерёва Альбина Сергеевна 07/10/16 14:09
У меня подруга очень близкая, ей в 27 поставили диагноз. Но ничего, родила в прошлом году. Может просто верить надо в лучше а то и всё хорошо будет. Уверена и у вас, Даша, всё замечательно сложится. Всё - от нервов!! !
Лилия 07/10/16 08:48
Держись, Даша!!! Желаю тебе, чтобы обострения были как можно реже!

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: