Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Николай Николаевич требует выговоров

15 мая 2011 года, воскресенье, день 3259

С утра думаю о своей передаче на «Мегаполисе».

Пью чай — а сам придумываю начало. Как лучше: неожиданно, резко, бурно — или спокойно, ровно (я о начале передачи)?

Радиослушатели на «Мегаполисе» — в основном люди с машинами, молодые, и для них важен ритм. Поэтому, скорее всего, я начну резко — так я решил.

В два часа выехал из дому. Приехал на радио за двадцать минут до начала передачи.

Со звукорежиссёром Русланом Рифхатовичем Шарифуллиным встретились как родственники. И я начал резко:

— Кто тут сидит в машине? А слабо зарулить в Хельсинки, а дальше в Копенгаген, а потом — в Стокгольм?.. Хватит ездить по колдобинам Москвы — попробуйте настоящие дороги, настоящий асфальт!

Первыми же фразами был задан ритм передачи: чёткий, резкий и чуть-чуть нервный.

Как же хорошо, что мы теперь имеем возможность все передачи выкладывать на нашем сайте! Спасибо Евгению Алексеевичу Никитину и Дмитрию Ивановичу Беспалову.

Час говорил о поездке и о том, как важно путешествовать, пока есть силы и возможности. Чем больше повидаешь, тем интереснее. Ездить надо не за шмотками, а чтобы знакомиться с культурой других людей.

Звонков было много. Кто-то рассказывал о курьёзных случаях, произошедших за границей, кто-то говорил о надувательстве туроператоров, кто-то вспоминал о бюрократизме...

Я же рассказывал о своих впечатлениях — о встрече с шарманщиком в Дании, о посещении гей-клубов в Германии, о пробках на дорогах в Польше, о тишине и особой интеллигентной атмосфере в Норвегии, об открытости и эмоциональности финнов, об умении устраивать развлечения в Голландии... Судя по звонкам, слушали меня внимательно, и я находил понимание.

Чует моё сердце, что на «Мегаполисе» скоро мои передачи закончатся. На чём основано предчувствие — сказать не могу. Чувствую, и всё тут!

Дмитрий Пушкин

После эфира я спросил об этом Дмитрия Пушкина, редактора передачи: вот, мол, есть предчувствие, что скоро закроют для меня эфир.

— Нет-нет, Владимир Владимирович, всё нормально, — заверил Дмитрий Пушкин меня. — Мы довольны, как вы ведёте эфир. Много откликов. Пожалуйста, продолжайте и ни о чём не беспокойтесь.

Вот уже два года я раз в неделю веду прямой эфир. И многие меня знают именно по этому радиоциклу. Денег за свои прямые эфиры я не получаю — правда, имею возможность рекламировать «СОЛО на клавиатуре» и говорить о курильщиках, которым могу помочь. Уже хорошо — денег-то на рекламу нет.

Вот и сегодня, заканчивая передачу и пожелав всем доброго настроения, я, чуть форсируя голос, произнёс:

— А курильщиков, курильщиков — я прошу звонить по телефону (495) 995-82-95! Звонить прямо сейчас — и мы сможем с вами сегодня же встретиться, и после беседы со мной вы перестанете курить и запомните меня на всю оставшуюся жизнь. Жду вас в офисе.

Приехал в офис — первыми, кого увидел, были курильщики — четыре человека. Лица настороженные, смотрят на меня пугливо: что я буду с ними делать, как отучу курить?..

Всего пришло сегодня 15 курильщиков. С каждым явнимательно говорил, с каждым проводил свой жёсткий сеанс. Мне, который сам курил более пятидесяти лет — и вот уже длительное время не курит, хочется всем помочь, ибо я как никто понимаю всю вредность сигарет.

Понимаю и то, как сложно бросить курить. Я понимаю...

Многое — это я о курении — зависит от самого желающего бросить вредную привычку. Я могу лишь помочь, подтолкнуть, научить перебарывать желание закурить. Если человек абсолютно безвольный и себя убеждает, что он всё равно продолжит курить и ему никто, никогда и ничем не способен помочь (а пришёл он только ради любопытства), то тут я бесполезен.

Я всё жду, когда наше государство примет серьёзную программу по борьбе с курением. Написал по этому поводу разработку и отдал её нескольким ответственным работникам в Администрации Президента и Правительстве России.

Что нужно сделать?

Запретить продажу сигарет в ларьках.

Запретить любую рекламу табака где бы то ни было.

Дешёвые сигареты делать по особому рецепту, чтобы они вызывали неприятные ощущения: добавка особой травы и специальных ароматических веществ.

Электронные сигареты — враньё. Это просто хороший бизнес, не более. А вот если продавать сигареты, которые противно курить, то эффект будет.

Открыть бесплатные пункты по избавлению от курения для всех: иглоукалыванием, гипнозом, использованием современных лекарств типа табекса и никоретта.

Ну и, конечно, создать невыносимые условия курильщикам. Никаких отведённых для курения мест — все пусть идут курить на улицу.

Полный запрет курения в ресторанах, кафе, закусочных и других питейных заведениях. Рассказ о тех, кто не курит, по телевидению и на биллбордах. Хорошо бы дать портреты умных, авторитетных людей (актёров, писателей, режиссёров, музыкантов), которые не курят и к этому призывают других.

Сиюминутные деньги, которые получает государство за сигареты, — это не доход, это обман, ибо через несколько лет государство платит всем курильщикам значительно больше: ранняя инвалидность, лечение многих заболеваний, больничные листы, снижение производительности труда и так далее.

Когда закончил общение с курильщиками, решил поговорить с одним из сотрудников нашей фирмы — назову его Николаем Николаевичем.

— Вы, Николай Николаевич, — начал я, — работать можете лучше, а вы халтурите — это скверно. На письма отвечаете формально и с большим опозданием. Мы ведь как хотим? Пришло письмо — и через минуту-две (тут же!) отвечает реальный человек. А как это делаете вы — лучше поручить автомату: всё будет эффективнее и быстрее. Ночью если дежурите — в основном спите. А работы много. Я несколько раз вам делал тактично замечания — вы не понимаете. У меня ощущение, что вам неинтересно. Тогда зачем работать? Теперь поговорим о трансляциях. Вы знаете, что я хочу их сделать актуальными, полезными, важными. А вы их проводите формально — если я не напомню, то можете вообще не включать микрофон, и только когда позвоню — «ой, забыл», и начинаете что-то говорить. Разве не так?

Николай Николаевич меня внимательно слушал, а потом вдруг прервал и спросил:

— А чем вы ещё недовольны?..

— Тем, что вы не занимаетесь продвижением наших программ в Интернете, в блогах на www.nabiraem.ru участия не принимаете... Подумайте, может, вам у нас работать неинтересно, надо уходить? Я не хотел бы никого увольнять — человек сам должен почувствовать: это не его дело, это не отвечает его призванию, это ему неинтересно, и так далее.

— Нет-нет, что вы, — начал возражать Николай Николаевич, — я делаю, я стараюсь, лично я считаю, что хорошо работаю — не хуже других, по крайней мере, и даже лучше. Просто вы ко мне несправедливы, вы придираетесь, почему — не могу понять...

Да, Николай Николаевич ничего не понял из моего разговора. И ведь я не первый раз с ним говорю... Человек самовлюблён, самонадеян, у него нет критического отношения к себе. И я про себя подумал: будем с этим сотрудником прощаться.

Ах, легко сказать: прощаться! Ведь это всегда больно. Да и времени жалко. Сколько раз мы с ним беседовали, потом его учили работать, и вроде он поначалу всем понравился. Но я решил от плохих работников всё-таки избавляться и неустанно искать тех, кто уважает нашу фирму, кто хорошо относится ко мне, кто понимает меня как руководителя, кто понимает дело, которым мы заняты, и кому небезразличны успехи нашей фирмы.

— Вот вы, — продолжал Николай Николаевич, — делали мне замечания. А как вы докажете, что вы их делали? Где, если вы планируете меня уволить, один выговор, второй... Ведь есть закон.

И я понял: разговор с ним бесполезен. Поэтому сказал несколько общих фраз.

— Ладно, работайте, а там будет видно.

Ну что тут поделаешь? Ничего. Человек хочет, чтобы я документировал каждое замечание, проводил расследование — а я этого делать не буду. Наличие собственной фирмы удобно тем, что если тебе сотрудник не нравится, ты всегда можешь его уволить.

И я принял окончательное решение: будем с ним прощаться. А вот кем его заменим?..

Эх, Сокольников, Сокольников, Пётр Сергеевич! Это же от вас зависит кадровое пополнение.

Сам по себе Сокольников просто замечательный парень. А вот с поиском сотрудников пока не справляется. Он готов принять на работу всех, кто к нам обращается.

Сегодня я сделал очередную рассылку. Вот она.

Дорогой наш солист!

Позади — семь стран, которые мы объехали с Павлом Вячеславовичем Померанцевым.

После поездки мне стало невероятно грустно.

Прогуливаясь по улицам Хельсинки, обедая в ресторанчиках Осло, навещая могилу Андерсена на кладбище в Копенгагене, ведя переговоры о продвижении «СОЛО» в Стокгольме, изучая ночную жизнь в Амстердаме, посещая клубы (искал материал для книги «Я+Я») ночного Берлина, катаясь по улицам Варшавы — я всё время испытывал чувство горечи, обиды и грусти.

Почему?

Потому что я знал: это наша страна (СССР) освободила мир от фашизма. А в результате все другие страны живут лучше, чем мы.

У нас хуже дороги. У нас больше недоверия к людям. У нас слишком сильна бюрократия (я о России, но говорят, это есть и в других странах СНГ). У нас слишком развита коррупция и недоразвиты медицина, образование, культура...

Я говорил со многими финнами, датчанами, шведами, норвежцами, поляками, немцами, голландцами. Они воспитанные, доброжелательные, приветливые и ценящие работу, которую они выполняют. Они не привыкли халтурить и жить на халяву. Они стараются выполнять своё дело как можно добросовестнее. На улицах этих городов я видел турок, вьетнамцев, арабов, приезжих из Африки, стран Ближнего Востока — и к ним все относились уважительно. Гораздо лучше, чем у нас в Москве относятся к приезжим из Средней Азии.

На улицах не видно полицейских, а в городах нет тревожности. Я заходил в полицейские участки.

Я постарался продвинуть «СОЛО» в этих странах — беседуя с послами нашей страны, разговаривая с теми, кто проходит русский язык, общаясь с преподавателями русского языка и представителями русских общин.

В этой поездке ещё раз убедился, что мир просто нуждается в объединении. Именно Интернет может сплотить людей. Именно Интернет способен помочь человеку ощутить свою востребованность и полезность.

Я призываю всех, кто проходит «СОЛО на клавиатуре», помочь мне в реализации идеи — создание ресурса, объединяющего людей.

Да, мы сделаем наш сайт на многих языках. Программу «СОЛО-онлайн» переведём на многие языки. Разработаем систему знакомств. Создадим новые программы — по изучению английского языка, освоению русского языка, развитию памяти, скорочтению, оказанию — если кому-то это нужно — круглосуточной психологической помощи.

Задуман грандиозный проект. Не знаю, в какой мере мы сумеем его реализовать — но постараемся сделать в этом плане всё, зависящее от нас. Я помню слова Льва Толстого: «Делай, что должно, а там пусть будет, что будет».

Желаю всем удачи и радости, понимания и твёрдости, терпения и выносливости.

P.S. Я знаю: некоторых раздражает, что одно и то же сообщение я посылаю многим людям: мол, имя подставляет машина, а остальное — это механическая рассылка.

Это так и не так — и вот почему.

Представьте себе, что все вы учитесь в моей школе, я ваш учитель. И вот вернулся из зарубежной поездки — и хочу об этом всем рассказать. Не буду же каждого ученика приглашать к себе в кабинет и отдельно всё рассказывать. Я соберу всех в актовом зале и перед всеми выступлю. Разве не так?

И ещё... Если у Вас есть знакомые милиционеры (полицейские), попросите их посмотреть моё видеообращение к министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву:

Вот такая рассылка.

К сожалению, у нас слишком много «дохликов»: зарегистрировался человек — и больше не заходит на сайт, ничего не делает. Жаль! Но я неисправимый оптимист.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Доживём до понедельника — знаменитая фраза! Вот вроде и дожили. А он будет такой же, как и воскресный день. Хотя нет — он обычно бывает полегче, чем выходной...

«Пока люди любят, они прощают». Франсуа де Ларошфуко (1613-1680), герцог, французский философ и писатель

386

Комментарии

А. Р. И 29/08/11 02:55
Николай Николаевич, крайне не тактичный парень
Анисимов Дмитрий Андреевич 26/08/11 17:18
— Вот вы, — продолжал Николай Николаевич, — делали мне замечания. А как вы докажете, что вы их делали? Где, если вы планируете меня уволить, один выговор, второй... Ведь есть закон.

Николай Николаевич - мало того, что бездельник, да еще и дурак.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: