Владимир Владимирович Шахиджанян:
«Добро пожаловать в спокойное место российского интернета!»
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Никулин смотрит на часы.

Юрий Владимирович старался быть всегда точным и пунктуальным. Если что-токому-то обещал, то нужно выполнить. Боясь что-то забыть, он все и всегда записывал. Он мог ехать по Москве, нередко нарушая правила. То повернет там, где нет поворота, то проскочит на желтый сигнал светофора, да и скорость часто превышал — торопился. До 72 лет он водил машину сам. Потом Юрия Владимировича возил водитель цирка. Никулин смотрит на часы. Снимок сделан моим сыном — Сергеем Владимировичем Шахиджаняном в 1988 году.

— Понимаешь, — рассказывал мне Ю. В. Никулин, — мой отец всегда и всюду опаздывал. Мы, бывало, с мамой подолгу ждали его возвращения домой. Он звонил из редакции и говорил, что идет домой; и мог прийти через два часа. Ему захотелось пройтись пешком, или по дороге он решил заглянуть к приятелю, или кого-то встретил по пути и разговорился. Это было ужасно. Мы с мамой ждем. Не садимся ужинать. А отца все нет и нет. И это отложилось в моей памяти. Я понял, что опаздывать нельзя. Да и в цирке, если кто-то опаздывает, я всегда нервничаю. Бывало, что партнер, Михаил Шуйдин, ассистенты приходят позже. Я весь изводился. И для себя решил: опаздывать не буду.

И действительно, если Юрий Владимирович не мог успеть к назначенному времени, он всегда заранее предупреждал об этом и спрашивал разрешения приехать позже. Когда мы работали над книгой, Юрий Владимирович приезжал ко мне домой часто. Два года мы встречались у него дома. А три года — у меня. Если он приходил на десять минут позже, он всегда долго извинялся и подробно объяснял причину задержки: на дороге гололед, и пришлось ехать медленно и т.д. Никулин смотрит на часы и думает: а как же все успеть? Как?! Он планировал на день всегда больше дел, чем можно выполнить, успеть. И ему нередко приходилось переносить встречи. Но что было святое — просмотр футбола по телевизору. Юрий Владимирович болел за «Динамо» и матчей с этой командой не пропускал. В эти минуты Ю. В. Никулину нельзя было звонить, просить куда-то поехать, договариваться о встрече. Если матч транслировали по телевизору, а в эти часы он работал на манеже, то в перерывах между репризами он не отходил от телевизора. Отыграв репризу, он за кулисами тут же спрашивал счет и продолжал смотреть телевизор. И тогда его иногда приходилось звать на манеж несколько раз.

— Юра, Юра, нам пора выходить. На манеж. Ты опоздаешь, — кричали инспектор манежа Завен Мартиросян, жена Татьяна Никулина.

И все-таки он тянул. А затем, оторвавшись от телевизора, уже не шел на манеж, стараясь перейти от состояния футбольного болельщика и войти в образ клоуна, а мчался, обретая за секунду-другую необходимое состояние уже на самой арене. Я как-то решил посмотреть, сколько идет та или иная реприза. Как правило, реприза занимала всегда одинаковое время. Дневное или вечернее представление, лучше или хуже реагирует зал, в будни или воскресные дни — репризы всегда секунда в секунду занимали одно и то же время. Но если шел футбол… Тогда на несколько секунд — от 10 до 30 — реприза оказывалась короче. Свои первые часы Юрий Владимирович купил, когда ему исполнилось 28 лет. В подписях к фотографиям я решил не давать фрагментов из книги. Нужно рассказывать о том, чего нет в книге. Но тут я решил нарушить это условие и предлагаю вам прочесть небольшой фрагмент из книги «Почти серьезно…» Вот этот отрывок из книги. Про часы.

«В Хабаровске сбылась и моя мечта иметь часы. Покупать часы ходили вместе с Мишей и Абдуллаевым. Когда я учился в школе, только две девочки из нашего десятого класса носили часы, и на уроках они на пальцах показывали нам, сколько минут осталось до переменки. И вот теперь у меня собственные часы «Победа». Я часто смотрел на них, подносил к уху, проверяя, тикают ли. Артисты, униформисты, рабочие, заметив это, начали меня разыгрывать, поминутно спрашивая:

— Который час?

Я как ни в чем не бывало отвечал, лишний раз с удовольствием посматривая на новенькие часы. В розыгрыш включился и Михаил Николаевич. Он заглянул в нашу гардеробную и попросил меня срочно зайти к нему. Я зашел. Карандаш предложил мне сесть, а потом, выдержав солидную паузу, обратился ко мне:

— Никулин, я вас вот по какому поводу вызвал… Не скажете ли вы мне… который час?

И вспомнилась мне история, которую я рассказал Михаилу Николаевичу. История, связанная с часами. Я учился тогда в шестом классе. Играя как-то с ребятами во дворе, мы заметили парнишку небольшого роста, нашего сверстника, прилично одетого. Он подошел к нам и деловито спросил:

— Часы никто не купит по дешевке?

Он объяснил нам, что обворован часовой магазин, где взяты двести часов. Они и продаются почти задаром, по тридцать рублей за штуку. Мы все замерли. Тридцать рублей! В магазине часы стоили больше четырехсот рублей, и вообще часы — мечта любого мальчишки. В тот момент я и не задумался над тем, что часы-то краденые. В голове стояло только одно: где достать деньги? Родителей дома не было, но я знал, что отец хранит деньги в толстовке, постоянно висевшей на спинке кровати, и я залез в карман и нашел там красную тридцатку. Спускаясь по лестнице с зажатыми в кулаке деньгами, думал: «Часы куплю отцу, а он, конечно, даст их поносить». Таинственный парень, поминутно оглядываясь, давая нам потрогать свой карман, сквозь который прощупывалось что-то твердое, четырехугольное, пояснял:

— Это образец часов — остальные дома. Показывать не буду. Карман зашит.

Почему зашит, он не объяснил. Но мы поняли: так надо. Собрали деньги — их принесли еще трое ребят — и вручили Паташону, так мы звали одного паренька. Прежде чем пойти за часами, парень отослал Паташона к воротам посмотреть, не следят ли за ним. Когда тот, стоя у ворот, крикнул, что все в порядке, парень скомандовал:

— Вы все останетесь здесь, а я с вашим Паташоном пойду за часами. Как рассказывал потом Паташон, продавец часов, пройдя с ним два переулка, остановился около какого-то дома и, таинственно оглядевшись по сторонам, сказал:

— Значит, так, я ребятам оставил двое часов, а сейчас возьму остальные. Сколько у тебя денег?

— Девяносто шесть рублей, — ответил Паташон.

Взяв у Паташона деньги и сказав, что он сейчас вернется, парень исчез. Когда стемнело, Паташон понял, что продавец часов бесследно пропал. А подходя к нашему дому и увидев группу ребят, стоявших в ожидании у ворот, он еще раз убедился, что всех нас надули, и, видимо, решив, что сейчас его начнут бить, заранее заплакал. У меня все внутри оборвалось. Пропала отцовская тридцатка. Когда я вернулся домой, папа пил чай. Я ему все честно рассказал.

— Ну что ж, больше не будешь идиотом. Жаль тридцатку, она у меня последняя, — сказал он.

Тут я не выдержал и заревел. Жаль тридцатку. Жаль отца. И особенно обидно, что меня обманули.

Карандаш, выслушав историю с часами, хмыкнул и сказал:

— Вот стервец, парень-то! Но ведь, наверное, способный артист! Вы-то ему поверили…«

Я не могу сказать, что Юрий Владимирович Никулин был очень доверчивым человеком. Нет, встречаясь с новым человеком, он как бы изучал его, на многие просьбы отвечал «нужно подумать», и лишь подумав, сообщал о своем согласии принимать или не принимать то или иное предложение. Правда, если он доверял человеку, то он становился ему как бы другом, старался помогать этому человеку, нередко звонил сам. Звонил просто так, узнать, как тот себя чувствует, не нужна ли помощь. Но… Юрия Владимировича можно было и обмануть. И был человек, который взял деньги и обещал достать икру, но исчез вместе с деньгами. Был один издатель, не хочу называть его фамилию. Он получил у Никулина Ю. В. доверенность на ведение переговоров о переиздании книги. Подчеркиваю: доверенность на переговоры. И только. А сам взял и выпустил книгу в Хабаровске, Калининграде. И при этом не спрашивал нашего согласия. Обычный мошенник. С ним Ю. В. Никулин разорвал отношения. А себя несколько раз ругал — как же я ему поверил, ведь видно было, что он мошенник и авантюрист, а я поверил.

512

Комментарии

Дмитрий Иванович Жук 29/12/15 19:25
Невероятно увлекательно! Скорее бы вышла Ваша книга!

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: