Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Опять о грустном

9 февраля 2005, среда, день 1004

Страна у нас особая. Можно только удивляться, как мы еще окончательно не развалились. При этом все и всё понимают.

Мы мало платим учителям, врачам и чиновникам. Нет денег у государства. Почему? А потому что мы мало платим налогов. Но ведь налоги жуткие! Все верно. И мы уходим от налогов. Такое ощущение, что каждый владелец фирмы просто мечтает как можно меньше дать стране, а значит, учителям, врачам, милиции… Но, с другой стороны, вся система налогов построена так, что если их…

Ой, не буду о грустном. Мысль-то понятна. Если поступать так, половину фирм придется закрыть. Станет ли у страны больше денег — не думаю. Но вот число безработных увеличится в два раза.

Моя любимая сказка Андерсена «Голый король» — это про нас. Мы все боимся правды. Мы куда-то убегаем от нее. Мы никак не можем сказать себе: стоп. Давайте попытаемся с такого-то числа жить иначе. Перестанем выяснять отношения, разбирать грехи друг друга. Давайте просто работать.

Сколько сил тратится на съезды, споры, склоки, дебаты, на выяснение отношений между политиками… Если бы эту энергию да в мирных целях…

Радостное событие: в «ЭргоСОЛО» заехал директор одной фирмы и поинтересовался, как идет у нас обучение. Хочет прислать своего секретаря в нашу очную школу.

Вечером я выступал в редакции корпоративного издания фирмы «МИЭЛЬ». Говорил три часа, но не устал. Когда общаешься с людьми воспитанными, интеллигентными, понимающими, то это не в тягость. Наоборот, ты отдыхаешь.

А на фирме общался с теми, кто пришел за нашими дисками.

Доктор-ветеринар, 40 лет. Сам из Орла, но уже двадцать лет живет в Москве. Хочет написать книжку о лечении кошек и собак, вот и решил научиться набирать. Я ему предложил стать автором нашего сайта. Пообещал подумать на эту тему.

Студент МАИ. «Мне надоело печатать курсовые двумя пальчиками, да и в чатах я люблю общаться. Моя подруга освоила вашу программу, а чем я хуже нее? Научусь!»

Женщина-рентгенолог. Ей за 50. «Мы у себя в больнице все теперь делаем на компьютере. Я заметила: рентген занимает пять минут, а на описание снимка уходит двадцать пять — слишком медленно печатаю. Главный врач посоветовала вашу программу».

Ди-джей, 21 год. Длинный и худой. Весь как будто на шарнирах: размахивает руками, переминается с ноги на ногу, поводит плечами, голову то вскидывает вверх, то опускает вниз, оглядывается по сторонам — прямо мультипликационный герой. А говорит басом. Солидный, густой бас. «Я. Хочу. Учусь. Буду учиться. «СОЛО». Клево. Нужно мне. Спасибо. Пальчики. Будут. Быстро-быстро-быстро бегать, верно?» Произнося слова, некоторые буквы сглатывал. Но самую длинную фразу выдал на одном дыхании и произнес почему-то чуть угрожающе.

А еще была капризная учительница. Говорила нараспев, задавала много вопросов. А ответы на них не слушала, продолжала говорить свое. «Почему у вас обложка такая оранжевая, и что значит «зарегистрировать программу надо», а если я не умею, а смогу ли научиться, и ехать мне далеко было, и вообще мне непонятно, чем вы тут занимаетесь, вы со мной говорите или по телефону отвечаете, почему у вас сто заданий, неужели меньше нельзя было, что за методика такая, а я вот возьму и верну вам вашу программу, а вы мне деньги отдадите, а моральный ущерб…»

Все это она произносила именно так: без точек и запятых, чуть взвизгивая почему-то… Я слушал учительницу и думал: как же она преподает? Бедные дети. Не выдержал, поинтересовался:

— Вы какой предмет ведете?

— Литературу и русский язык.

— В каких классах?

— В средних и в старших.

— И как дети? Трудно ведь с ними?

— Не знаю, мне это все равно, трудно или легко, я об этом не думаю, мое дело рассказывать, их дело слушать, но они часто прогуливают занятия, домашние задания не делают, с родителями говорить бесполезно, я устала преподавать, но ничего не умею больше делать… Хотела устроиться секретарем-референтом, я же грамотная, знаю французский язык, но после двух минут собеседования мне отказывают, вот и мучаюсь в школе, а дети меня мучают…

Еще приходил веселый пенсионер. В прошлом инженер, сейчас консультирует какую-то фирму. Бодренький, ладненький. Компьютер ему подарили на предприятии, когда вышел на пенсию. Вот он и решил заняться делом.

Пенсионер, доктор, ди-джей, ветеринарный врач, студент… Все они понимают полезность «СОЛО на клавиатуре», сами приехали на фирму. Молодцы!

Председатель банка, руководитель фонда, владелец фирмы, главный редактор газеты, продюсер, директор магазина — как сделать, чтобы они тоже поняли полезность «СОЛО на клавиатуре»? Риторический вопрос.

Реклама нужна. Интересные пиар-акции. Любопытные презентации. Но нет у нас на них денег, нет. Поэтому остается надеяться: скачает когда-нибудь «СОЛО на клавиатуре» некий студент, у которого отец — руководитель банка, или же девушка, мама которой владеет крупной фирмой, пройдут они нашу программу, научатся набирать слепым десятипальцевым методом, а их родители, увидев, как работают за компьютером их дети, может быть, и сами захотят последовать их примеру. Надеюсь я и на наших солистов. Они ведь тоже могут проявить активность. Хотя многие живут по принципу: я умею — и ладно, зачем других уговаривать?

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Капля камень точит. У меня многое не получается, но я продолжу бить в одну точку и обязательно своего добьюсь. Я же не один. Со мной более двадцати сотрудников фирмы — мои коллеги. Они меня понимают. Они помогут. А мне надо их научить.

«В деле налогов следует принимать в соображение не то, что народ может дать, а то, что он может давать всегда». Шарль Луи Монтескье

327

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: