Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Ответ на анкету. Часть двадцать третья

Всем, кому близка тема однополых отношений, мужской и женской гомосексуальности, я предлагаю заполнить анкету «Вы+Я». Ответы на неё безусловно помогают мне в работе над книгой, посвящённой этой теме.

Очередной мой респондент, замечательный московский студент Андрей К., подробно ответил на вопросы моей анкеты, а отдельно прислал небольшую исповедь, которую Вы можете прочитать в рубрике «Дневники, письма наших читателей». Возможно, я использую её в своей книге, и она кому-то поможет многое понять.

Буду благодарен Вам за отзывы и комментарии. Постараюсь ознакомить с ними и автора исповеди.

Читайте.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

* * *

Здравствуйте, Владимир Владимирович! Я увидел вопросы Вашей анкеты по гомосексуальности. Прочитал часть уже существующих анкет и надеюсь, что тоже смогу быть Вам чем-то полезен.

Меня зовут Андрей, мне 22 года, учусь в одном из столичных вузов.

— О чем больше всего Вы бы хотели прочесть в книге «Я+Я»?

— Прежде всего о том, что я уже прочитал в первой главе. В конце концов, научных данных и сводок много, а изложить то же самое художественным языком, насколько знаю, пока не старался никто. Художественный подход оставляет больше надежд на то, что поймут другие, «нормальные». Должна, по-моему, быть художественная переработка типичных переживаний гомосексуальных людей: их удачи и неудачи, их мир изнутри. Интересно было бы и о внутреннем мире гомофоба узнать. Какова его логика, что за чувства им движут? Правда ли, что среди них в основном латентные гомосексуалы?

Также можно было бы сделать особый подробный раздел, мини-справочник, где по годам, с первых известных упоминаний, расписать существование явления в различные времена в различных обществах (по сегодняшний день). Борьбу с ним, терпимость и нетерпимость, возникновение правозащитных движений в разных странах (африканских и восточных в том числе — о гей-движениях там не слышно, но ведь геи там тоже есть) и др. А может, стоит после «Я+Я» отдельное исследование с точными фактами сделать, чтобы выход «Я+Я» не задерживать. Представляю, как трудно Вам и так осуществить задуманное.

Вероятно, взяв книгу в руки, когда она выйдет, я сам удивлюсь: надо же, а о такой форме изложения (о таком стиле, таких темах и пр.) я не подумал. Можно сказать о множестве нюансов, но не за один раз.

— На какие вопросы лично Вы хотели получить ответы?

— Вопросов много, но, думаю, теперь я способен лишь продублировать типичные вопросы, задававшиеся Вам не один раз…

Самые ёмкие вопросы из тех, что сейчас у меня на уме: какова природа бисексуальности? Откуда взялся вирус СПИДа, какова роль именно геев в его распространении? И как передаётся болезнь (через все ли формы секса и пр.)?

— Как Вам кажется, книгу надо писать только для геев и лесбиянок или постараться сделать такой, чтобы она была понятной и интересной всем читателям, независимо от сексуальной ориентации?

— В нашем нынешнем обществе она ни в чём не проиграет, даже если будет специализированным изданием для сексуальных меньшинств (и кто придумал это множественное число для обозначения нас?) Но, поскольку лучше думать о будущих поколениях, которые, надеюсь, не будут так поддаваться промыванию мозгов и нарушать традицию терпимости к геям в России, как нынешние, то книгу всё же лучше сделать общедоступной. Сегодня многие, возможно, пройдут мимо неё и уткнутся в экран с каким-нибудь расфуфыренным псевдогеем, а завтра кто-то захочет докопаться до сути.

— Какие книги, журналы на эту тему Вы читали, что давало вам чтение?

— Кроме того, что нашёл на Вашем сайте, приходилось читать разрозненные статьи; я как губка впитываю всё, что имеет к этому отношение. Вижу эту тему даже там, где она, вероятно, и не подразумевалась. (Как тот солдат, который всё время думает о половом акте…) Чаще получаю негативные эмоции, поскольку материалы (а стоит ещё и телевидение упомянуть) далеко не объективны. Даже не будь я геем, я должен был бы понять это. Сплошное передёргивание и убеждённость в том, что их (этих журналистов и пр.) точка зрения — единственно возможная и верная.

Расстроило, что подчас для создателей гей-проектов зарабатывание денег важней, чем собственно защита прав тех, о ком они пишут. Но особенно ценны для меня материалы из «обычной» прессы, ведь появление гомосексуальной темы на страницах национальных изданий даёт основание верить, что нас не выкидывают за борт, что мы тоже что-то можем.

Что до специализированных гей-сайтов, могу сказать следующее: при всём том, что чтение материалов с таких ресурсов приносит облегчение, их авторы должны разнообразить «меню», а то со временем даже они становятся не так интересны. Надо бы расцветить их, давать там более подробные материалы — например, стенограммы различных телепередач, где обсуждается гомосексуальная тема: этого ведь нигде не найти сегодня, чтобы освежить в памяти, процитировать! (А обработка мозгов «большинства» идёт тем временем.) Иногда даже лучше без комментариев материал дать.

Книги — пока только с Вашего сайта; захотелось купить книги с жизнеописаниями, их уже три как минимум. То, что обогащает меня как человека, радует — новелла Цвейга в частности.

— Что нового Вы хотели бы узнать и, самое главное, для чего: чтобы наладить свою интимную жизнь, сохранить верность в отношении другого человека, покрепче привязать к себе другого человека?

— В тех же познавательных целях прежде всего. Хотя и для налаживания будущей интимной жизни, наверное, тоже. Никого привязывать к себе не собираюсь. («Не нуждаюсь в спонсоре и не хочу им быть» — есть такая формулировка на сайтах знакомств.) Это и невозможно. Для сохранения верности, пожалуй, тоже. Однополые пары далеко не везде могут усыновлять детей, и их ничто не связывает друг с другом, кроме той, первой дани удивления (по Пастернаку). Да ещё юность проходит, человек надоедает, хочется найти кого-то «посвежее», благо для имеющего отношение к гей-сообществу человека это не такая уж и проблема… Как не стать предателем, сохранить верность, какую хранят по отношению друг к другу некоторые из «традиционных» жён и мужей? И самому не получить нож в спину, а если и получить — то по крайней мере сохранить лицо? Как остаться друзьями, даже если любовь прошла? Это большая проблема.

Но главное для меня — постоянное внутреннее развитие. Выбирать-то почти не из чего: или я буду развиваться, прогрессировать, умственно и духовно; открывать через эту тему новые горизонты… Или я, как многие неуравновешенные люди, нашедшие ЭТО внутри себя, но не имеющие никакого духовного противовеса, что-нибудь с собой сделаю, или заражусь опасной болезнью, или подставлю родных, да мало ли что ещё. Меня такие перспективы не устраивают. А читать клерикально-радикальные статьи, которыми пестрят многие издания и Интернет, сил больше нет: «рождаемость падает, бей п-ров, Россия без извращенцев» и пр. Действует примерно так же, как способен подействовать разрыв с любимым человеком.

— Что стоит учесть при издании данной книги: ее оформление, общая тональность разговора, больше писем и больше советов ученых — психологов, сексологов, венерологов, социологов, искусствоведов и т.д.? Или лучше в виде документальной повести? Может быть, мне интересно Ваше мнение, больше научности?

— Самый трудный вопрос. Хочется отвечать на всё: да, да, да! Но тогда книга не будет закончена никогда. Надо на чём-то остановиться. В конце концов, смею надеяться, книга выдержит не одно переиздание, многое можно будет добавить, подправить… Как творческому человеку, мне хотелось бы, чтобы искусство где-то доминировало. Хотя и научность необходима (а в это понятие, кстати, входят советы различных учёных и в какой-то степени даже письма). Насчёт документальности/ художественности уже говорил: попытаться воссоздать внутренний мир приверженца «содомского греха» через монолог, основанный на особо глубоких письмах. Не то чтобы это было документальностью в общепринятом смысле, но даст лучшее представление о чём бы то ни было, чем любые бумажки, именуемые документами (идея Цвейга как раз).

Оформление — вопрос особый. Я видел в опубликованной первой главе разные «гомоэротичные» снимки; очень понравился один, с двумя обнажёнными мужчинами на коне. В моей коллекции снимков тоже есть интересные, которые, вероятно, могут пригодиться как иллюстрации. Не сочтите за «пропаганду гомосексуализма» и тем более порнографии, последнего там нет, даже эротизм частичный, а вот утончённость, чувственность… Это наиболее ценно.

— Чем Вы можете быть полезными при создании данной книги, если заинтересованы в ее издании? Чем Вы могли бы помочь при распространении этой книги?

— Часть тех материалов, что у меня есть, прилагаю к письму, часть могу отослать потом. С распространением будущей книги может быть трудно по не зависящим от меня причинам. Если я просто даже покажу книгу своим знакомым и тем более близким, такое поднимется… Наше стереотипное общество тут же налепит ярлык: «п-рскими проблемами» могут интересоваться только такие же «извращенцы», наносящие «сокрушительный удар по рождаемости»! Что и говорить, стоило мне надеть на занятия чёрную рубашку со светло-бежевыми пятнами (такими кляксами) на ней, как моя одногруппница заявила, что рубашка — «п-рская».

Главное, что могу сделать, — попробовать разнести экземпляры по районным библиотекам, в которых бываю, а также дать тем людям, о которых знаю, что им это может быть любопытно. Геев знаю немного, но могу попросить их помочь мне в распространении. Если подумать, сделать можно не так мало, как поначалу кажется. Буду искать возможности.

— Испытываете ли Вы внутренний дискомфорт из-за своей сексуальной ориентации?

— Дискомфорта, вызванного конфликтами с самим собой, нет. (Камешек в огород тех, кто говорит, что мы чувствуем себя плохо не из-за реакции общества, а, типа, из-за собственной порочности.) Испытываю неудобство лишь в тех случаях, когда наблюдаю реакцию заметивших, что со мной «что-то не то», поймавших мой взгляд, жест, слово. Я не трус, но как такое может быть приятным? Девушки реагируют с таким презрением, словно ты был «нормальным», а теперь вдруг пошёл и убил человека или украл что-нибудь. Даже если человек тактично промолчит и сделает вид, что ничего не заметил… Один раз я набрал в интернет-кафе с десяток фото с голубого сайта, а когда работник скидывал их на флэш-карту, они проявились, и ещё как… Он оказался тактичным, но в таких случаях даже ещё более неловко.

Всё же заниматься самобичеванием, каяться, обзывать себя больным и преступником — глупо. Я этого не делал даже в худшую для себя пору — когда всё только начиналось, лет в 19. К чему наговаривать на себя?

— Как Вам кажется, что нужно сделать, чтобы настроение всегда было хорошим?

— Необходимо соблюдать баланс между телесным и духовным. Я не священнослужитель, но такой подход считаю спасительным. Не погрязать в телесном, тогда не будет ощущения, что ты жутко нагрешил и гореть тебе в аду до конца времён. Помочь кому-то, если твоя помощь нужна, постараться найти вместе с другими новые грани жизни (а для чего иначе нужно искусство)… Я искал и ищу тех, кто мыслит так же.

И ещё: не стоит зацикливаться на гомосексуальности, резко отчёркивать её от целого круга жизненных проблем. («Гей не гей, но будь мужчиной» — это из той же серии). Она неразрывно связана с жизнью, только надо уметь заметить это; связана, как связана любого рода любовь. Надо только постараться найти эту любовь или, по крайней мере, не пускаться во все тяжкие. Тогда разочарование — а оно, хотя бы в чём-то, для абсолютного большинства людей неизбежно, по-моему, — будет не таким горьким.

— Приходилось ли Вам обсуждать, как принято говорить, тематические проблемы с близкими людьми? Как Вам кажется, Вас понимает окружение?

— Приходилось, но редко. С друзьями я иногда «закидываю удочку». Объясняю, что такие-то и такие-то утверждения в отношении геев или трансвеститов — предрассудочны. Если это приходится к слову, конечно. Впрочем, приходится себя одёргивать, а то может получиться «пропаганда», — а я же не хочу, чтобы они стали меня опасаться. Они не такие, как все, и мыслят во многом похоже на меня. Но не факт, что они геи или очень близки к такому мироощущению. А проверять это — возможности нет, да и не хочется.

Больше всех меня понимает один друг, появившийся позже всех. Он умён, так что, думаю, просчитал всё. Он же один из самых терпимых среди всех, кого я вообще знаю, хотя не гомосексуал определённо. Читал мои стихи, даже одно с запрятанным гомосексуальным подтекстом. Было видно, что оно его озадачило.

Близкие — люди другого поколения. То есть подтверждают стереотип о «старших поколениях». Самые «продвинутые» — бабушка и отчасти мама. Бабушка сочувствует геям, говоря, что «это, конечно, болезнь, но зачем же призывать к насилию против них». С ней говорил об этом, один раз в присутствии мамы. Хотя, естественно, с общечеловеческих позиций, ведь о моей ориентации они могут лишь подозревать что-то.

Именно опасения, что поймут, «застукают», станут коситься, мешают полной искренности. С мамой отношения и так (в прошлом году) осложнились из-за того, что проглядывает моя «голубая сущность». Когда-то именно мама объясняла нам с братом, кто такие геи (хотя тогда скорее звучало не совсем верное слово «гомосексуалист»). Но одно дело пытаться просветить своих детей, другое — обнаружить то, о чём говорил теоретически, в реальной жизни, у кого-то из своих же детей… Понимаю, что это шок и для самого толерантного человека.

В обществе всё, связанное с моими настоящими чувствами, остаётся на уровне слухов. Пока скрываю, лишь избранным посылая «сигналы», чтобы прощупать почву, понять, какая будет реакция. Реакция остальных понятна и без прощупывания.

В целом я всегда стоял особняком и даже когда сталкивался с непониманием (довольно часто, по разным поводам), никогда на этом не зацикливался. Невозможно всем во всём угодить.

— У очень многих людей велико чувство одиночества, им кажется, что никто их не понимает, что они никому не нужны. Вам близки эти ощущения? Не приходилось ли Вам сталкиваться с другой постановкой вопроса? Вам кажется, что Вы понимаете других людей?

— Пока не появились друзья (а их долго-долго не было), была жуткая дисгармония, казалось, что кризис не кончается и никогда не кончится, на это накладывались только начинавшие проявляться гомосексуальные чувства… Когда друзья появились и, главное, когда я понял, что не ошибся в выборе, я стал более гармоничен. Хотя поиск настоящей любви не завершён…

Что до общества, то оно, в нынешнем его состоянии, ничего не понимает в гомосексуальности (а понимание именно в этом вопросе для меня важнее всего, остальное достаточно просто решается). И понимать не намерено. Увы, это анатомический факт. Пожалуй, это единственный неполитический вопрос, который настолько у нас политизирован. В России политики-гомофобы в почёте. Ну, а вечно гонящиеся за тиражами и рейтингами СМИ усиливают предубеждения людей. И вообще, это общество всё более склоняется к выбору нетерпимости как главной доктрины. Это хорошо заметно при общении с людьми.

Хотя, вероятно, я не тех людей вижу… Надеюсь, мне ещё предстоит встретить наших лучших людей, и мои друзья — первые в этом ряду.

Сам я стараюсь понять людей, всегда был толерантным (по природе, да и семья интеллигентная). Никогда не ввязываюсь в выяснения, скандалы, на базарные выкрики стараюсь не отвечать или отвечать с позитивным настроем. Я неконфликтный человек. Это не похвальба какая-нибудь, только есть одно «но»: чтобы прийти к пониманию, все стороны должны хотеть этого. Иначе ничего не получится. Обсуждение прекратится, все разойдутся в разные стороны с ещё большим чувством ненависти.

— Первые ощущения, когда это началось. Первый контакт — подробно.

— Первый контакт был с близким человеком. Всё произошло неожиданно. Мне тогда было 16, ему 17. Он вдруг, как бы невзначай, предложил мне «вставить» ему. Кроме того, что я поначалу даже не понял, о чём речь, странно было то обстоятельство, что он не просил меня «подставиться», как обычно и бывает, а предложил своё тело.

Я колебался, но недолго. Мы взяли крем, намазали нужное место, я вошёл… Он подбадривал меня, поощрял войти глубже, но я не стал совершать с ним половой акт. Очень скоро я вышел из него, мы разошлись. Было любопытно скорей; я незадолго до этого прочитал главку о гомосексуальности из «Курса выживания для подростков» Ди Снайдера (выдирки из «Ровесника» за 1989 год до сих пор со мной), теперь стал сопоставлять. До этого применительно к себе об этом не думал.

Прошло много времени (месяцев 8), прежде чем я довёл с ним дело до конца. Я входил очень неглубоко, боялся сделать ему больно, он же говорил, что боли не чувствует. От первого настоящего контакта я получил удовольствие, и ещё было удивление: надо же, я оставил всё внутри него.

Чаще он «давал» мне, чем я ему, он сам так хотел. Он пытался то же делать со мной, но до конца ни разу не довёл, тем более что при этом он часто делал мне больно. «Активная фаза» наших отношений — года два, с перерывами. Потом он женился.

Это не была любовь, (он совсем не нравился мне внешне, хоть мы и общались довольно много), так, проба скорей. Вообще же не это, не наши подростковые опыты сыграли решающую роль в формировании моей гомосексуальности. Всё было добровольно, совращением вряд ли получится это назвать. И потом, каждый ведь волен пользоваться прежним опытом или не пользоваться, постараться забыть. Я понял, что это согласуется с моей натурой. Особенно когда, в 18—19 лет, стал заглядываться на мальчиков, статных, красивых, слегка порочных или с «думой на челе». Причём хочу отметить, несмотря на всё нетерпение повторить прошлый опыт уже с кем-то другим, развить его, мои увлечения очень долго носили исключительно платонический характер. Я и теперь готов ждать, хотя гормоны играют, конечно. То есть это и не однополые отношения «по привычке». Это исходило из глубин моего подсознания. Никогда не знаешь, что ещё таится там…

В 20 лет я впервые полюбил парня. Первый раз увидел его в стенах университета раньше, где-то за год до начала переживаний. Он остаётся моей мечтой и по сей день. Даже несмотря на то, что я вроде бы сошёлся с одним человеком (об этом позже).

— Родители, страх, волнение, как решалась эта проблема

— Сегодня абсолютно ничего не решено. Единственное, что стало происходить с того периода, как я влюбился в парня, это словесные баталии. Чаще всего не с близкими (я живу с мамой), а с телевизором, радио или печатными СМИ, но в их (её) присутствии. А это, согласитесь, выглядит подозрительно, тем более при нынешних доминирующих убеждениях. Реакция же мамы была резкой с самого начала моих споров с гомофобно настроенными гражданами. Она проницательна и прекрасно видела всё: мою заинтересованность «Горбатой горой» (этот фильм тайком купил и посмотрел, смотрел и фильм «Уайлд»), переживания, когда главную премию «Оскар» в марте 2006 получил другой фильм, поддержку первого в Москве гей-шествия (я против слова «парад», оно всех дезинформирует), разогнанного милицией и экстремистами… В нескольких конфликтах, увы, не избежал я обвинений и в том, что я веду себя как голубой, и пр.

Нет, coming out совершить вряд ли в моём случае получится, поскольку это, без преувеличения, способно просто убить близких. Они не так молоды. Я же, как любой нормальный человек, должен беречь их и тот уют, который они создали.

— Психология Вашего знакомства, особенность, как знакомились, что выходило? Была ли у Вас настоящая любовь, ревность, ожидания?.. Первые разочарования на этой ниве.

— Первое знакомство, которое связано с моими гомосексуальными чувствами, было с человеком, которого, как я уже сказал, я люблю платонически до сих пор. Когда знакомился, думал, что может что-то выйти. Но мы друзья, не больше, стать же фактическим совратителем и потерять друга, с которым мне быть приятней, чем с кем бы то ни было, не хочется. Поэтому данный случай вряд ли может быть ценным для написания Вашей книги.

О том периоде, когда мы не были знакомы, но постоянно сталкивались в университете и пялились друг на друга, вспоминаю, как об одном из самых мучительных в моей жизни. Особенно тяжёлыми были месяцев пять, хотя с самых первых случайных встреч было заметно, что он проявляет интерес ко мне, и этот интерес был взаимным. Осенью, а потом и зимой (2004—2005), мне не хотелось жить. Я думал, что или стану ему хоть кем-то, приятелем хотя бы, или покончу с собой. Он, думаю, тоже переживал, хотя не уверен, что так же сильно… Наше знакомство всё изменило. По крайней мере, мои смелые мечты, появлявшиеся до знакомства с ним, разбились вдребезги. Но это лучше, чем время одиночества.

Кроме всего прочего, отношения с ним, при всём желании, вряд ли были бы возможны по ещё одной причине: он из религиозной семьи. Он постоянно в церкви. Меня всегда тянуло влюбляться в тех, с кем любовь ну никак не возможна! Может, он и гей, но, учитывая его религиозность (если только она искренняя), стремится подавить в себе голубое начало.

От времени моих переживаний остались голубые стихи, которых я за пару-тройку месяцев написал немало. Впервые в жизни. По-моему, некоторые неплохи. С Вашего позволения приложу пару. Никто не может это прочитать, ведь это же об «извращённой» любви…

Чувства разочарования нет. Пока есть баланс: я рад и тому, что имею возможность видеть, слышать его, разговаривать с ним, бывать с ним вместе в разных местах. Кстати, мне доставляет удовольствие, когда нас много видят вместе. Особенно гомофобно настроенные девушки. Пусть видят, пусть просчитывают! Тем более что у нас нет близких отношений, они могут лишь что-то смутно ощущать. Впрочем, это для меня косвенное удовольствие.

Другое знакомство состоялось совсем недавно. Я списался по Интернету (хотя поначалу и сомневался, стоит ли вывешивать анкету на сайте знакомств) с одним человеком старше меня, работающим в одном из московских вузов, к тому же пишущим музыку и обладающим хорошим голосом. Стал приходить к нему. Кстати, интересно наблюдать реакцию его знакомых, соседей, охранников и пр. Понимают они или нет, что при этом думают?.. Убедился, что корыстных замыслов в моём отношении у него нет. Но пока не уверен в моей симпатии к нему. Ничего более серьёзного, кроме объятий и массажа, у нас пока не было, поскольку он считает, что сначала должно пройти время (я с ним согласен, сначала нужно подружиться, но, честно говоря, после долгого ожидания в определённом месте всё сводит…). Мне кажется, мы должны стать (и остаться) по крайней мере друзьями, прекращать общение с ним не хочу, даже если он так и не станет привлекательным для меня. Очень не хочется «приучать» его к себе, а потом бросать…

Но самый желанный для меня человек — не он, увы, и пока я сомневаюсь, что это изменится.

А ещё встретил на том же сайте своего приятеля по университету. Вот ведь — бывает! Он оказался, как и я, больше созерцателем, чем действительно искателем «партнёров», мы с ним теперь переписываемся по-дружески.

— Ваш идеал? Ваши мечтания?

— Мой идеал — моя первая любовь. Он — именно идеал, и не потому, что мои мечты в отношении него несбыточны, а просто потому, что я так чувствую. Несмотря на новое знакомство, я не мечтаю ни о ком другом. (Что на парней заглядываюсь постоянно — отдельная тема.)

 

Тип? Статный, хорошо сложенный, в меру высокий молодой человек (желательно юноша), светлый, со светлыми глазами, правильными чертами, умным лицом, и ещё — полуулыбкой какой-то… Тело — спортивное, хотя мускулов очень много не нужно, по-моему.

 

Красота не самоценна, то есть она должна поддерживаться интенсивной духовной жизнью, привычкой мыслить. Это всегда видно по лицу. Красота без этого — пустое место. Впрочем, в жизни всё гораздо сложней, и зачастую мы больше всего общаемся с теми, кого поначалу совсем не принимали в расчёт.

 

Мечтания относительно возможной совместной жизни (или хотя бы о периодических встречах) — такие же, как у всех людей, хотя я скорее максималист. Мне нужно чувство, а не притворство. На случай разочарования я намерен развивать то, что называют самодостаточностью. Не сложится в любви — напирай на карьеру. Будет отдушина хотя бы.

 

— Мешает ли ЭТО в обычной жизни?

 

— Особенный стиль мышления, связанный с гомосексуальными чувствами, влияет на жизнь. Смотришь на всё несколько иными глазами. Что до реакции людей… Пока этим не слишком интересуются другие, всё нормально. (Уж лучше пусть не интересуются, чем ТАК реагируют. Я стараюсь не соваться, и пока стабильность есть. Но мне очень жаль так мыслить, как хотелось бы дожить до реальных сдвигов!)

 

В целом я верю в то, что настоящие геи (не маньяки, шатающиеся по туалетам) отличаются от других не только ориентацией. Удивительно, но пересмотр отношения к однополой любви заставляет пересмотреть и все остальные взгляды, и это, конечно, благо. Думаешь: а в чём ещё мы, может быть, необъективны, к кому, кроме геев, относимся предвзято? Умный человек должен переосмыслить всё — его ведь так больно шарахнуло из-за одной необъективности, надо разобраться и в других её видах.

 

— Что Вы можете сказать о геевской семье? Есть ли у Вас такие среди друзей и знакомых?

 

— Смотрю на это как на необходимость, это должно быть, хотя бы в форме партнёрства. Или, к примеру, в государстве должны быть уравнены в правах официально зарегистрированные и гражданские союзы (итальянский премьер-министр Проди вроде намеревался так сделать, хотя соседство с Ватиканом мешает). Не только геи ведь не женятся (по разным причинам), гетеросексуальные пары тоже предпочитают другие формы совместной жизни, даже с отдельными квартирами. Не зовите однополые союзы браками, чтобы не гневить вездесущую церковь. В какой-то форме это всё равно должно существовать.

 

Знакомых семей геев или лесбиянок нет. Может быть, среди знакомых есть пары (законом не признаваемые по-прежнему), но я как-то не интересуюсь сплетнями, личной жизнью каждого. Такое отношение к частной жизни других способствует сохранению взаимной симпатии.

 

— Хотелось бы Вам иметь детей?

 

— Пока я не готов к решению целого ряда проблем, которые влечёт за собой рождение (что вообще маловероятно) или усыновление ребёнка. Но это не от патологической ненависти к женщинам. К большинству из них я просто равнодушен.

 

На данный момент мои животные (кошки) создают как бы мини-модель тех проблем, которые возможны с детьми. Хотя, наверно, аналогия не совсем корректна.

 

— Групповые дела — бывало ли, хотелось ли?

 

— Не было, да и весь опыт пока совсем не обширный. Не думаю, что могло бы когда-то захотеться. Я слишком резко выступаю против того, чтобы питать дурацкие предрассудки о «содомитах». Может, когда-нибудь телесное любопытство возьмёт верх, но не думаю, что надолго. Страх заражения ведь тоже велик.

 

— Сплетни. Приходилось ли с этим сталкиваться?

 

— Напрямую не сталкивался, хотя прекрасно догадываюсь, что они были. Я с последних классов школы и до прошлого года учился в женских коллективах, а там кого угодно станут обсуждать. У меня пара моих приятельниц два года назад выведывали, девственник я или нет, и пришлось ответить, что да (было неприятно, но легче уж было ответить, чтоб отстали). А я к тому моменту уже не прятался от себя и признавал поворотным моментом своей жизни первый голубой опыт… Не девственник я в полном смысле слова, но как им это объяснишь? Пусть лучше распускают слухи, что я «задроч позорный» и пр. Меня никогда не смущала «слава» онаниста, как многих других, даже тех, кто гораздо младше меня. Я смотрю на такие вещи свысока.

 

Они (однокурсницы) все свои домыслы удерживали в границах «сообщества», но что-то определённо витало в воздухе. Примеров много. Одна девушка, к которой я когда-то чувствовал симпатию (и которая, видимо, ждала решительных действий от меня), перестала со мной разговаривать, просто увидев появившийся на мизинце моей правой руки колечко-оберег. Навоображала чёрт знает чего. Хотя мой внутренний мир ей всё же, видимо, удалось просканировать, она проницательней других. То кольцо вообще почему-то наделало шума. Может, всему виной палец, на который оно было надето (мизинец). Легкомысленно смотрится, что ли…

 

В другой раз я в своей группе бросил фразу про Джуда Лоу, божественно красивого актёра, исполнителя роли Альфреда Дугласа в фильме «Уайлд». Я сказал: «Нет, Лоу супер! Он, кстати, часто играет геев». Гробовое молчание в аудитории. Потом я быстро перевёл разговор на другую тему.

 

Когда у нас был праздник по поводу окончания бакалавриата, одна из однокурсниц сказала мне: «Андрей, ты нас разочаровал. Ты так и не представил нам свою единственную!» Она одна озвучила хотя бы часть их «общих» мыслей. Впрочем, мне было уже всё равно. При поступлении в магистратуру я перевёлся на новую специальность.

 

— Жизненный путь — призвание, профессия, круг интересов, насколько это сочетается с Вашей сексуальной ориентацией? Мешает или помогает это Вашим занятиям?

 

— Я надеюсь стать журналистом, сейчас учусь по этой специальности в магистратуре. Есть поэтические задатки, а также публицистические (могу написать скорее статью, чем что-то художественное). Пять лет проучился по специальности «филология» в абсолютно женском коллективе. Это, впрочем, не так важно, как многим кажется. Они не слишком-то влияли на меня, то есть не способствовали тому, чтобы я «обабился» и пр. Я жил изолированно. Недавно сменил специальность. Решение было во многом подсознательным, но я задумывался и о том, что мне светит, останься я на филологии и начни — а это неизбежно ожидало меня — преподавать. Сплошные женские коллективы, а если будут красивые мальчики — тем хуже для меня. Мало мне было страданий с моим первым возлюбленным? В общем, свою роль это сыграло, хотя не факт, что на нынешней специальности позже не возникнет тех же проблем. А была и другая, самая важная причина: журналисты имеют возможность смотреть шире, видеть весь мир, не погрязать в теоретизировании. Заниматься самыми разными темами. И круг общения ведь соответствующий, не только группа суховатых — и иных — учёных.

 

Круг интересов широк, и я стараюсь его ещё расширить. Ловлю всё, что витает в воздухе. Понемногу изучаю историю, географию, люблю новости (кроме рутинных и избыточно трагичных), слежу за публицистикой и, конечно, обожаю музыку и поэзию. Были периоды, когда вообще не читал прозу (это при учёбе на «филологии»), а стихов читал много, даже учил некоторые. Защищался тоже по поэзии, единственный на потоке.

 

ЭТО мне помогает в моих занятиях, хотя бы потому, что, разоблачая и осуждая моралистов, записывая «в стол» (в компьютер) свои мысли, маленькие и большие «статьи», я обкатал собственный стиль, манеру подачи материала и пр. Изложение мыслей даётся мне теперь легче. С данной анкетой сложнее, но для неё мысли долго собирал, от этого вышло некоторое нагромождение.

 

Если же в любви будут сложности — то и любовь, надеюсь, с кругом общения журналиста, легче искать (и найти). Такое у меня ощущение.

 

— На нашем сервере есть новелла Стефана Цвейга «Смятение чувств». Какое впечатление произвело на Вас это произведение? Не устарело ли оно? Слышали ли Вы раньше о нем? Если бы Стефан Цвейг был жив и Вы могли бы написать ему письмо, то чтобы Вы написали, о чем спросили?

 

— Прочитал в июне 2006-го, это первая вещь, которую я целиком считал с монитора. Чаще всего я читаю обычные книги или распечатки, но тут меня настолько захватило чтение, я оторваться не мог! Да и в печатном виде найти не имел возможности, хотя мама Цвейга очень любит.

 

Это божественно и производит такое впечатление именно потому, что даёт гомосексуальную тему в неразрывной связи с жизнью. Именно так получаешь настоящее представление о том, что во все времена чувствовали геи, а не по романам об изолированных гей-тусовках. (Хотя и в таких произведениях, наверно, есть своя изюминка, точно не могу сказать.) Конечно, устареть подобная вещь не может, наверно, это был и будет самый глубокий анализ внутреннего мира человека (прежде всего — человека всё-таки). Это же можно сказать о других произведениях Цвейга. Недавно прочитал «Амок», ещё некоторые новеллы читал лет в 13. Если бы не Ваш сайт (это не лесть), про «Смятение чувств» мог никогда не узнать. Спасибо.

 

Право, и не знаю, о чём можно спрашивать такого глубокого мыслителя. Впрочем, можно было бы спросить: не хотите ли Вы прописать мир этого человека «изнутри» в другом варианте новеллы? А то он лишь со стороны у Вас показан, об его чувствах зачастую лишь догадываешься. Или в этом весь замысел — чтобы читатель домысливал, допредставлял, сильнее сопереживал?

 

Вообще завуалированный смысл новеллы, по-моему, — в том, что человек должен постараться создать традиционную семью, даже если в нём доминирует голубое начало. Это из последних слов я заключил. У героя появилась семья, но никого он не смог полюбить так, как любил своего учителя. (И тут же вспоминаешь о воспетой Уайлдом любви учителя и ученика, восходящей к Древней Греции.) Попробовать всё же надо, тогда, может быть, и прощение «грехов» более вероятно. Хотя я могу ошибаться, потому что тогда встаёт вопрос ответственности перед женой, детьми, если ты решишь уйти от них к своему другу…

 

И ещё: если человек смог сделать ребёнка — ещё не факт, что при этом он перестал быть геем. И наоборот: человек, не имеющий детей и имевший опыт однополой любви, не обязательно гей по своей сущности.

 

— Смотрите ли в Интернете голубые сайты? Какие чаще и больше всего? Что Вам там нравится, а что раздражает и огорчает?

 

— Конечно, смотрю. Правда, дома Интернета до сих пор нет, что создаёт дополнительные проблемы.

 

В порносайтах есть какая-то магия, и когда поддаёшься этой магии, временной абсолютной свободе (мнимой), начинаешь смотреть там абсолютно всё подряд. Потом начинаешь одумываться: стоп, всё-таки это уже слишком. Зачем?! Ведь так эти господа (проектировщики сайтов — охотники за рейтингом) только подтверждают статус «извращенцев», повсеместно приписываемый геям! Как ни странно, именно они, а никак не организаторы гей-шествий, вносят значительный вклад в развитие ложных стереотипов и фобий в обществе. Выходит, на голубом сайте подчас собираются всевозможные грехи, даже не сексуального характера, и гомосексуальность становится в один ряд с этими грехами. А сколько там педофилии. Вот за что следует сажать! Но это не относится только к однополой любви.

 

На гей-порносайтах я выбираю фото, где показан привычный для однополой любви секс, часто со спермой, моментом оргазма. Таких фото значительная часть. Если в них нет жестокости, почему и не посмотреть. Но главное моё стремление — найти фото, которые можно причислить к разряду произведений искусства. Это могут быть и не порнографические, даже не обязательно эротические в полном смысле слова снимки. Их найти гораздо труднее. Зачастую это снимки целующихся и ласкающих друг друга мужчин. На этих фото и на лица приятно смотреть.

 

В рисованном гей-порно что-то есть. С одной стороны, неограниченный полёт фантазии, с другой — вроде и не так страшно, если рисунок провокационный. Это же плод воображения, а мы иногда, по Фрейду, такого напредставляем… Нередко те, кто рисуют, пытаются изобразить некий идеал, и у них это, кажется, выходит. Когда я ещё только подумывал, а не проверить ли мне возможности Интернета на предмет голубой любви, я пробовал что-то такое рисовать, но ничего не вышло.

 

P.S. Спасибо Вам за возможность высказаться — хочется верить, ответы и мои материалы будут полезны. Спасибо за внимание и те большие нужные дела, за которые Вы взялись.

1131

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: