Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Первая ласточка

4 марта 2003, вторник, день 296

Черт возьми, я, наверное, не успею вбежать в вагон метро — двери вот-вот закроются. Но я бегу. И вдруг останавливаюсь. Непонятно: почему такое большое расстояние от края платформы до пола вагона? Необходимо прыгать. Смогу ли? Какое странное метро. А двери не закрываются. А я все не могу решиться сделать этот шаг — вдруг окажусь на рельсах?

И просыпаюсь.

А тут и будильник зазвонил. Понимаю, почему приснился такой сон. Накануне я читал заметку о человеке, упавшем на рельсы на станции метро «Театральная».

Утренние сны легко запоминаются. Лучше, конечно, если тебе снятся горы, море, солнце, что-нибудь радостное, приятное, успокаивающее.

Довольно бодро спускаюсь вниз за газетами. Потом звоню на фирму.

— Докладываю, — бодро начал, как будто и не было бессонной ночи (он сегодня дежурил), Ярослав Викторович Башмаков. - Обработал 40 анкет. Ответил на 18 писем. Выдал 6 регистраций.

— Шесть? — обрадовался я. - Замечательно!

Давно уже отметил закономерность: если за ночь бывает шесть регистраций, то следующий день проходит успешно — до 40 солистов оплачивают «СОЛО на клавиатуре» и становятся лицензионными учениками.

Распланировал день по минутам еще с вечера.

Банк, клиентом которого мы являемся.

Затем банк, куда я решил обратиться за помощью.

Государственное учреждение «Космическая связь».

Приезд на фирму, а оттуда с Максимом Андреевичем Меньшиковым мы должны поехать в Газпромбанк.

А вечером встреча с потенциальными сотрудниками «ЭргоСОЛО».

Одновременно нужно дозвониться в редакцию газеты «Россiя«, Герману Оскаровичу Грефу, Сергею Сергеевичу Охотникову, в «Московский комсомолец», Сергею Алексеевичу Меднову (Альфабанк), Серафиму Эдуардовичу Мелентьеву, работающему в московском представительстве Свердловской области.

Выхожу на улицу. Радость. Весна. Солнце. И чувствую: все получится.

Так бывает. Настроишься на положительный результат, и добиваешься его.

Еду в МПИ-банк и с ужасом обнаруживаю скопление машин при въезде на Рижскую эстакаду. Тут же вспоминаю свой недавний разговор с Владимиром Ульяновичем Тимошиным, и.о. начальника главного управления ГИБДД России.

Если пробка при въезде на эстакаду, то до банка доберусь минут за 40. А я отвел на дорогу 15 минут. Неужели весь мой план полетит в тартарары?

Оказывается пробка вызвана столкновением двух машин, их все объезжают, а дальше дорога свободна. До банка я доехал за 12 минут.

Когда хотел развернуться на Бутырском валу, испугался — сплошной поток машин по встречной полосе. Я моргаю фарами, и поворотник мигает, и разворот разрешен, а меня никто не пропускает. Так ведь и простоишь минут пять. Лезть нахально боюсь — можно поцеловаться. Сэкономлю минуту — потеряю час: вызов ГАИ, оформление аварии… И вдруг «Волга», идущая по встречной полосе, остановилась, водитель рукой показывает: проезжайте. Я быстро развернулся и помахал водителю. А хотелось остановиться, подойти к водителю «Волги» и с благодарностью пожать ему руку.

Что особенного сделал мой незнакомец? Ничего. Он просто оказался воспитанным и понимающим человеком. А меня это растрогало. К сожалению, подобное поведение на дорогах редкость.

И я помчался в банк.

Быстро получил платежку, договорился о переводе денег за аренду, душевно пообщался с главным бухгалтером банка Сергеем Владимировичем Николаевым и поехал в «Космическую связь».

«Космическая связь« находится в Курсовом переулке, в районе станции метро «Кропоткинская». С трудом миную Цветной бульвар, мчусь по Суворовскому, спокойно еду по Гоголевскому, немножко плутаю в районе метро «Кропоткинская», но ровно в 12.29 (встреча назначена на 12.30) вхожу во внушительное здание «Космической связи». Мне нравится это словосочетание — космическая связь. Мне нравятся девушки, работающие на ресепшене в «Космической связи». У них почти грудные голоса, интонация благожелательная, с ними хочется общаться, они не отфутболивают тех, кто к ним звонит, и совершенно нет в подтексте привычного: господи, как вы все мне надоели, будь проклята моя работа, хоть бы испортился телефон.

Владимир Владимирович Кевшин, наш солист, отвечающий в «Космической связи» за финансы, встречал меня у входа.

Я посмотрел на часы, и он посмотрел на часы. Мы улыбнулись. Он протянул мне руку.

— Владимир Владимирович, — сказал я.

— Владимир Владимирович, — ответил он.

Мы снова улыбнулись. Направились в переговорную комнату.

— Чай, кофе?

— Чай, кофе? — в свою очередь спросил я.

Мы снова улыбнулись.

— Что вы, то и я.

— Я чай, — ответил он.

Мы уселись за длинный стол и начали обсуждать проблему компьютерной безграмотности в нашей стране.

Владимиру Владимировичу 35 лет, женат, недавно родилась дочь Анна. Владимир Владимирович учился в МГТУ и получил экономическое образование в Академии народного хозяйства имени Плеханова.

Все спутники связи, которые летают в космосе от нашей страны, создаются при непосредственном участии и заказе «Космической связи».

Мы проговорили полтора часа. Я не заметил, как пролетело время. Владимир Владимирович обещал сделать все зависящее от него, чтобы сотрудники «Космической связи» смогли пройти программу «СОЛО на клавиатуре».

А все началось с Алексея Анатольевича Чейкина. Это он устанавливал программу Владимиру Владимировичу Кевшину. Впрочем, в одном из выпусков я об этом подробно рассказывал.

В 14.00 я уже мчался на Ленинский проспект за Максимом Андреевичем Меньшиковым. В 15.00 у нас была назначена встреча в Газпромбанке. Мы приехали за полчаса. Но все это время провели на КПП и в бюро пропусков и только ровно в три прошли через бдительную охрану.

Оказалось, что Максим Андреевич Меньшиков, делающий все в последний момент, за что я грожусь подвергнуть его экзекуции, никак не может поменять свой паспорт (ему уже скоро будет 21 год, я и не знал, что в 20 лет меняют паспорта).

Мы беседуем с Вадимом Моисеевичем Шлянским и Григорием Валерьевичем Плотниковым — в Газпромбанке они отвечают за обучение кадров.

Более 40 минут мы с Меньшиковым М. А. демонстрировали на большом экране нашу программу, объясняли ее преимущества, показывали свое умение набора, рассказывали о замечательных солистах и время от времени упоминали Ольгу Юрьевну Любимову.

Кто такая Ольга Юрьевна? Это наша солистка. Недели три назад она скачала «СОЛО на клавиатуре», заполнила анкету, получила от нас комментарий. Мы спросили, поскольку в анкете она сообщила, что работает в Газпромбанке, нельзя ли с кем-либо поговорить, чтобы Газпромбанк стал корпоративным пользователем? Она обещала узнать и узнала. Переговорила в управлении кадров с В. Г. Плотниковым и В. М. Шлянским. Вот вся предыстория нашего посещения.

Мы договорились, что Газпромбанк приобретет у нас 200 копий.

Да, конечно, я знаю, что от намерений до результата иногда проходит не меньше года. Посмотрим, как будет в этот раз.

Я приехал на фирму. Софья Владимировна Костюк занималась с нашими сотрудниками английским языком. Чем занимался я?

Проводил беседу с юристом Сергеем Владимировичем Романовым. Кто знает, может быть, он станет нашим сотрудником. Хотелось бы.

Разговаривал с претендентами на должность установщиков программы — «мальчиками по вызову».

Выдавали зарплату. Многие остались недовольны. И без того скудная зарплата стала еще меньше, ибо не было у нас финансового успеха в феврале. Финансы поют романсы.

А еще были телефонные звонки, консультации, встречи с солистами, пришедшими оплатить «СОЛО на клавиатуре» в офис.

Вот так и прошел день.

Это строчки я пишу в офисе. Уже одиннадцатый час. Все расходятся. На ночь останется Роман Владимирович Колотеев, и, может быть, его придут навестить наши друзья — тараканчики. Хотя, как я слышал, они избрали для места обитания, соседнюю фирму, там больше еды.

Только собрался уходить, раздался телефонный звонок. Трубку взял Максим Андреевич Меньшиков. Звонил Александр Васильевич Наумочкин. Он интересовался: а можно ли в 11 часов вечера вызвать установщика: «Вы же вроде круглосуточно работаете?« - настаивал он.

Максим Андреевич тактично пытался убедить звонившего солиста, что вообще-то поздно и добираться трудно.

— А я такси оплачу, — предложил Александр Васильевич Наумочкин.

Я внимательно слушал этот разговор.

Вот встреча-то. Мы знакомы с Александром Васильевичем около восьми лет. Он помогал мне по компьютерной части года три, много сделал для меня и моих друзей. По образованию он врач-гинеколог. Один из самых старых фидошников.

Я не выдержал и взял трубку телефона.

Выясняется, что Александр Васильевич действительно хотел бы заказать «СОЛО» с доставкой в его офис на Красной Пресне, но он и не предполагал, что я нахожусь в офисе.

— Мы сейчас приедем и установим вам «СОЛО на клавиатуре». Ждите.

Мы, Максим Андреевич Меньшиков, Евгений Александрович Ременец и Алексей Николаевич Антипин, сели в мою машину и поехали на Красную Пресню.

Офис Александра Васильевича находится в здании Центра международной торговли. По пути пытались купить лекарство для Сергея Викторовича Исакова. Евгений Александрович Ременец должен это лекарство доставить своему другу в общежитие. В трех аптеках нужных лекарств не оказалось. Решили купить на обратном пути.

Минут сорок провели в офисе у А. В. Наумочкина. Хорошо пообщались.

Потом я развез всех своих сотрудников по домам и в четыре часа ночи вернулся домой.

Я попытался обстоятельно поговорить с Алексеем Николаевичем Антипиным: как ему работать, что делать, чем заниматься. Высказал свои претензии. К сожалению, разговор шел вяло, хотя Алексей Николаевич вроде все понимал, со всем соглашался. Тогда я попробовал другую тактику. Поинтересовался, что не нравится на нашей фирме. Ответ его был очень обтекаемым.

И тогда я спросил в лоб.

— Слушайте, Алексей Николаевич, а может быть, вам кажется, что вы уже переросли уровень той работы, которой вы занимаетесь, и недовольны зарплатой? Может быть, вы уже начали подыскивать другую работу?

Он чуть растерянно посмотрел на меня и с трудом выдавил короткое: «Да».

Выяснилось, что Алексея Николаевича не устраивает зарплата, и это главная причина того, что он начал искать работу. Ребята ему нравятся, но он не очень верит в наше будущее.

Договорились, что через два месяца Алексей Николаевич нашу фирму покинет.

Конечно, этого можно было ожидать. Если бы мы платили сотрудникам хотя бы по 300 долларов, а еще лучше по 400, проблем с кадрами у нас не возникало бы.

Но где взять деньги? У солистов! Программу же многие скачивают, устанавливают, занимаются. Все это так. Но готовы нас поддержать, оплатить наш труд…

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Уход сотрудников из-за того, что мы не можем нормально платить, прогнозируемый. Я знал, что так произойдет. Но был уверен и в другом. Я считал, что солисты нас поддержат, что диск выйдет, что деньги у нас появятся. Во всех удачах благодари обстоятельства, во всех неудачах вини себя.

«Если есть способ сделать дело лучше, найдите его». ЭДИСОН

360

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: