Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Почему СССР оккупировал Прибалтику

75 лет назад, 14 июня 1940 года, страны Балтии — Эстония, Латвия и Литва — были присоединены к Советскому Союзу

Когда утверждают, что нельзя говорить о советской оккупации Прибалтики, то имеют в виду, что оккупация — это временное занятие территории в ходе военных действий, а в данном случае военных действий не было, и очень скоро Литва, Латвия и Эстония стали советскими республиками. Но при этом сознательно забывают о самом простом и фундаментальном значении слова «оккупация».

 

Согласно секретным протоколам к пакту Молотова — Риббентропа от 23 августа 1939 года и советско-германскому договору о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года, Литва, Латвия и Эстония попали в «советскую сферу интересов». В конце сентября — начале октября этим странам были навязаны договоры с СССР о взаимопомощи, и в них были созданы советские военные базы.

Сталин не слишком торопился с присоединением Прибалтики. Он рассматривал этот вопрос в контексте будущей советско-германской войны. Уже в конце февраля 1940 года в директиве советскому Военно-морскому флоту Германия и её союзники были названы основными противниками. Для того чтобы развязать себе руки к моменту начала немецкого наступления во Франции, Сталин спешно завершил финскую войну компромиссным Московским миром и перебросил освободившиеся войска в западные приграничные округа, где советские войска имели почти десятикратное превосходство над 12 слабыми немецкими дивизиями, оставшимися на востоке. В надежде разгромить Германию, которая, как думал Сталин, увязнет на линии Мажино, как Красная армия завязла на линии Маннергейма, с оккупацией Прибалтики можно было повременить. Однако быстрый крах Франции заставил советского диктатора отложить поход на запад и обратиться к оккупации и аннексии стран Балтии, чему теперь не могли помешать ни Англия с Францией, ни Германия, занятая добиванием Франции.

 

Апологеты Сталина считают аксиоматичным, что Горбачёв развалил СССР. Однако сделал это не Горбачёв, а Сталин, который, напротив, почитается апологетами собирателем империи.

Ещё 3 июня 1940 года советские войска, дислоцированные на территории государств Прибалтики, были выведены из подчинения Белорусского, Калининского и Ленинградского военных округов и подчинены непосредственно наркому обороны. Однако это мероприятие можно рассматривать как в контексте подготовки будущей военной оккупации Литвы, Латвии и Эстонии, так и в связи с ещё не оставленными полностью планами нападения на Германию — войска, размещённые в Прибалтике, не должны были участвовать в этом нападении, по крайней мере на первом этапе. Советские дивизии против балтийских государств были развёрнуты ещё в конце сентября 1939 года, так что особых военных приготовлений для оккупации уже не требовалось.

8 июня 1940 года заместитель наркома иностранных дел СССР Владимир Деканозов и посланник Эстонии в Москве Аугуст Рей подписали секретное соглашение об общих административных условиях пребывания на территории Эстонии Вооружённых сил СССР. В этом соглашении подтверждалось, что стороны «будут исходить из принципа взаимного уважения суверенитета» и что перемещения советских войск по эстонской территории осуществляются только по предварительному уведомлению советским командованием начальников соответствующих военных округов Эстонии. Ни о каком вводе дополнительных войск в соглашении речи не было. Однако после 8 июня, уже не сомневаясь в том, что капитуляция Франции — дело нескольких дней, Сталин решил перенести выступление против Гитлера на 41-й год и заняться оккупацией и аннексией Литвы, Латвии и Эстонии, а также отнять Бессарабию и Северную Буковину у Румынии.

Вечером 14 июня ультиматум о вводе дополнительных контингентов войск и формировании просоветского правительства был предъявлен Литве. На следующий день советские войска напали на латышских пограничников, а 16 июня такие же ультиматумы, как и Литве, были предъявлены Латвии и Эстонии. Вильнюс, Рига и Таллин признали сопротивление безнадёжным и ультиматумы приняли. Правда, в Литве президент Антанас Сметона выступил за вооружённое сопротивление агрессии, но не был поддержан большинством кабинета и бежал в Германию. В каждую из стран было введено от 6 до 9 советских дивизий (ранее в каждой из стран было по стрелковой дивизии и по танковой бригаде). Никакого сопротивления оказано не было. Создание просоветских правительств на красноармейских штыках было представлено советской пропагандой как «народные революции», за которые выдавались демонстрации с захватом правительственных зданий, организованные местными коммунистами при помощи советских войск. Эти «революции» проводились под присмотром уполномоченных советского правительства: Владимира Деканозова в Литве, Андрея Вышинского в Латвии и Андрея Жданова в Эстонии.

Когда утверждают, что нельзя говорить о советской оккупации Прибалтики, то имеют в виду, что оккупация — это временное занятие территории в ходе военных действий, а в данном случае военных действий не было, и очень скоро Литва, Латвия и Эстония стали советскими республиками. Но при этом сознательно забывают о самом простом и фундаментальном значении слова «оккупация» — захват данной территории другим государством против воли населяющего её населения и (или) существующей государственной власти. Подобное определение, например, даётся в Толковом словаре русского языка Сергея Ожегова: «Занятие чужой территории военной силой». Здесь под военной силой явно подразумевается не только сама война, но и угроза применения военной силы. Именно в этом качестве используется слово «оккупация» в приговоре Нюрнбергского трибунала. В этом случае имеет значение не временный характер самого акта оккупации, а его противоправность. И принципиально оккупация и аннексия Литвы, Латвии и Эстонии в 1940 году, осуществлённая СССР с угрозой применения силы, но без непосредственных боевых действий, не отличается от точно такой же «мирной» оккупации нацистской Германией Австрии в 1938 году, Чехии в 1939 году и Дании в 1940 году. Правительства этих стран, как и правительства стран Балтии, решили, что сопротивление безнадёжно и поэтому надо подчиниться силе, чтобы спасти свои народы от уничтожения. При этом в Австрии подавляющее большинство населения ещё с 1918 года являлось сторонником аншлюса, что, однако, не делает аншлюс, осуществлённый в 1938 году под угрозой применения силы, законным актом. Аналогично одна угроза применения силы, осуществлённая при присоединении стран Балтии к СССР, делает это присоединение незаконным, не говоря уже о том, что все последующие выборы здесь вплоть до конца 1980-х годов представляли собой откровенный фарс. Первые выборы в так называемые народные парламенты были проведены уже в середине июля 1940 года, на предвыборные кампании отводилось всего 10 дней, а голосовать можно было только за прокоммунистические «блок» (в Латвии) и «союзы» (в Литве и Эстонии) «трудового народа». Жданов, например, продиктовал эстонской ЦИК такую замечательную инструкцию: «Стоя на защите существующего государственного и общественного порядка, запрещающего деятельность враждебных народу организаций и групп, Центральная избирательная комиссия считает себя не вправе регистрировать кандидатов, не представляющих платформу или представивших платформу, идущую вразрез с интересами Эстонского государства и народа» (в архиве сохранился черновик, написанный рукою Жданова). В Москве результаты этих выборов, на которых коммунисты получили от 93 до 99% голосов, обнародовали раньше, чем на местах завершили подсчёт голосов. Но коммунистам запрещено было выдвигать лозунги о присоединении к СССР, об экспроприации частной собственности, хотя ещё в конце июня Молотов прямо заявил новому министру иностранных дел Литвы, что «присоединение Литвы к Советскому Союзу» — дело решённое», и утешил беднягу, что за Литвой непременно настанет черёд Латвии и Эстонии. И первым решением новых парламентов как раз и стало обращение о приёме в состав СССР. 3, 5 и 6 августа 1940 года просьбы Литвы, Латвии и Эстонии были удовлетворены.

 

Почему Советский Союз победил Германию во Второй мировой войне? Казалось бы, все ответы на этот вопрос уже даны. Тут и превосходство советской стороны в людских и материальных ресурсах, тут и стойкость тоталитарной системы в условиях военного поражения, тут и традиционные стойкость и неприхотливость русского солдата и русского народа.

 

В странах Балтии ввод советских войск и последующую аннексию поддержала лишь часть коренного русскоязычного населения, а также большинство евреев, видевших в Сталине защиту от Гитлера. Демонстрации же в поддержку оккупации организовывались при помощи советских войск. Да, в странах Балтии существовали авторитарные режимы, но режимы мягкие, в отличие от советского, не убивавшие своих противников и сохранявшие до определённой степени свободу слова. В Эстонии, например, в 1940 году нашлось всего 27 политзаключённых, а местные компартии все вместе насчитывали несколько сот членов. Основная часть населения стран Балтии не поддержала ни советской военной оккупации, ни, в ещё большей степени, ликвидации национальной государственности. Это доказывается созданием партизанских отрядов «лесных братьев», которые с началом советско-германской войны развернули активные действия против советских войск и смогли самостоятельно занять некоторые крупные города, например Каунас и часть Тарту. Да и после войны движение вооружённого сопротивления советской оккупации в Прибалтике продолжалось вплоть до начала 50-х годов.

 

 

Борис Соколов

Источник

212

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: