Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Почему я тебе не мил, страна?..

6 октября 2013 года, воскресенье, день 3642

Вчера было очень смешно – я об этом в дневнике не написал… Два с половиной часа мы рассчитывались за проживание в гостинице с Винсентом.

Два с половиной часа!

За гостиницу мы платили, используя карточку. В результате деньги почему-то не перевели, и мы отдали Винсенту наличность, но счёт (кредитку Максима Андреевича Меньшикова) заблокировали…

Максим Андреевич меня успокоил, что, мол, такое уже бывало, волноваться не надо, деньги останутся в сохранности, блокировку снимут.

В воскресенье рано встали, собрались быстро, вроде я все вещи собрал, правда, потом выяснилось, что оставил всё-таки в номере переходник для айфона и зарядку…

В аэропорту – огромная очередь паспортного контроля на вылет.

Все злятся, нервничают, кричат друг на друга – и самыми шумными оказались украинцы. Их было больше всего.

На стойке регистрации нас встретил парень – кажется, его звали Александр Петрович. Он проходил «СОЛО» и узнал меня – поэтому помог побыстрее зарегистрироваться. Спасибо ему!

В аэропорту стояла такая духота, что мне казалось: вот-вот, и я упаду в обморок. Ни одного стула…

Вылетели с задержкой на час.

Прилетели в «Шереметьево».

Вновь долгая очередь.

Идем почти километр по «Шереметьево» за багажом. Несём ручную кладь: тележек не полагается.

Я спрашиваю сотрудника аэропорта: «Нельзя ли где тележку взять?» - «Не положено», - слышу в ответ.

Мы идём с ручной кладью, и мне тяжело её нести. Почему бы не взять тележку? Не положено, и всё…

Вот они, вожделенные тележки, - ленточкой перевязаны! Но ручную кладь в них перевозить не полагается: мучайтесь, люди Аэрофлота, мучайтесь. Как говорится, хотите кататься, умейте и саночки возить...

Россия (Родина!) встретила недружелюбно: такое ощущение, что приехал во враждебную страну, где мне просто все мечтают досадить.

Присесть невозможно.

В справочной ни на один из моих вопросов ответить не могут.

Тележек нет.

Какая наша стойка выдачи багажа – непонятно.

Я вспомнил, как много лет назад в этом же аэропорту, в ресторане, мы обедали с В. Крупиным и В. Распутиным. Нам всё не понравилось, и я попросил жалобную книгу, а меня тут же препроводили в комнатку КГБ при аэровокзале…

Сколько времени прошло - и ничего не изменилось. Ужасно это!

Понимаю, улучшать жизнь сложно. Плохие традиции сохраняются дольше, прочнее, чем хорошие. Но ведь можно, если захотеть, многое изменить. Если захотеть…

В аэропорту нас встретила Ольга Александровна Горячева, одноклассница Максима Андреевича Меньшикова, а ныне кандидат медицинских наук, один из лучших педиатров Москвы.

Ольга Александровна Горячева

Грустно закончилась Италия, грустно…

Одна радость – была в Италии, и она же в Москве: ученики! Смотрю на их портреты – и так мне приятно становится…

Татьяна Игоревна Толоконникова
Антон Алексеевич Гришечкин
Ольга Николаевна Ахметова
Александр Геннадьевич Рабинович
Ида Игоревна Исмиянова
Глеб Валерьевич Катаев
Марина Васильевна Потехина
Татьяна Александровна Елизарова
Дмитрий Сергеевич Аниськин
Николай Александрович Куренной
Евгения Николаевна Костерина

Итак, если подводить предварительные итоги поездки в Италию, то они не такие уж плохие.

Человек 150-200 в Риме узнали о нашей программе.

Возможно, у нас появится 10-15 новых учеников-итальянцев.

Знакомства, которые я сумел завязать, реально продолжить, расширить, укрепить, а это в той или иной степени скажется на работе нашей фирмы.

Будем работать…

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Я публикую свой дневник с задержкой почти в два с половиной месяца. По приезду я на нашем сайте «Набираем.Ру» опубликовал заметку… Вот она.

Совсем недавно я вернулся из Италии и на паспортном контроле получил щелчок по носу.

Вся история будет понятна, если Вы прочтете мое обращение к генерал-лейтенанту Мочалову Владимиру Вадимовичу, отвечающему за работу пограничников в аэропортах.

Зачем я это все пишу?

А затем, чтобы призвать всех, что если кто-то из должностных лиц с нами ведет себя по-хамски – нужно на них жаловаться, тогда хамства станет меньше.

***

Уважаемый Владимир Вадимович!

6 октября я прилетел из Рима в Шереметьево, перелёт проходил трудно, сложно, словом, изматывающе.

Пришлось встать в семь утра. Итальянские пробки по дороге в аэропорт, сдача арендованной машины, регистрация, огромные переходы в аэропорту, огромные очереди: на регистрацию, на паспортном контроле, на упаковке багажа.

Но все были предельно вежливо и все время простили простить.

Вылет задержался на час.

Перелет.

Прилет.

Выход из самолёта и снова длинные переходы, и ни одного кресла, стула, чтобы присесть, нет тележек, чтобы положить на них ручную кладь и катить тележку.

Всё! Почти у цели. Пройдем паспортный контроль и можно получать багаж.

Я простоял приличную очередь на паспортном контроле (окошко 26 или 27, не помню точно), время действия в районе 19-20 часов вечера.

Мы должны были показать паспорт, то есть пройти паспортный контроль.

Сотрудница, в буквальном смысле этого слова, закрыла перед нами окошко, вышла из будочки и на мои вопросы: что случилось, почему закрылось окошко, не оглядываясь в мою сторону, не произнесла, а буркнула: «У меня кончилась смена».

- Простите, - спросил я, – как Ваша фамилия?

Меня не удостоили ответом. И я вынужден был снова отстоять 20-минутную очередь.

Пройдя паспортный контроль, я попросил пригласить старшего по смене.

Через 10 минут старший по смене (забыл его имя и отчество) появился.

Я все рассказал и попросил назвать фамилию сотрудницы.

Это не в моей компетенции – был ответ – я позову Вам своего начальника.

Минут через 15 пришел начальник Кузнецов Александр Сергеевич.

Александру Сергеевичу я рассказал об этой ситуации, представился, что я журналист, психолог, преподавал 33 года в университете, являюсь жителем блокадного Ленинграда, сообщил, что плохо себя чувствую, устал. И попросил назвать фамилию сотрудницы, которая, на мой взгляд, вела себя некорректно.

На мой взгляд, полагалось: перед тем как закрыть свое окно за 10-12 минут предупредить людей, чтобы они не вставали в очередь, извиниться перед теми, кто стоял в очереди и, в крайнем случае (все-таки люди в форме), передвинуть нас к соседнему окошку, объяснив, что мы уже отстояли. Товарищ Кузнецов меня внимательно выслушал, что самостоятельно он этот вопрос решить не может.

Офицер!

Майор!!

Старший по смене!!!

И он не мог решить вопрос – называть ему фамилию или нет?

Меня это удивило. Меня это огорчило.

Когда я прилетал в Италию, я был Германии, Англии, Франции со мной все были очень любезны на паспортном контроле. И вернувшись на родину я встретился с открытым хамством, мне продемонстрировали, что я никто и ничто.

Майор Кузнецов кому-то звонил и долго с ним говорил (минут 15, я снова ждал).

А потом он сказал мне, что ничем помочь не может, не имеет права называть фамилию.

Не имеет права называть фамилию, которая у каждого на бейджике?

Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

А внешне майор Кузнецов Александр Сергеевич симпатичный, приятный, славный, обаятельный человек. Но, как я понимаю, он действовал в рамках инструкции. В рамках того, что ему сказал человек по телефону. Кто это был – я не в курсе.

Вот, собственно, и все.

«Трудно - не означает: невозможно!» Сергей Донатович Довлатов (1941-1990), прозаик

482

Комментарии

Александр 27/12/13 02:18
Уберите ссылку на набираем! сколько можно терпеть!!!
Сергей Петрович 26/12/13 07:00
Когда же вы уберете не закрывающуюся баннер-ссылку, которая появляется при заходе на 1001.ру и перенаправляет на сайт набираем.ру - я уже зарегистрирован на набираем.ру, почему я должен туда все время попадать??

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: