Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Праздника не получилось

1 сентября 2003, понедельник, день 477

С утра поехал на фирму. По пути завернул в университет. Узнал, что лекцию для первокурсников мне поставили в расписание на 3 сентября.

На фирме все шло хорошо: пипикал пейджер, довольно регулярно раздавались звонки по телефону, заходили люди за диском, оперативно давались ответы на письма и комментарии к анкетам.

Алексей Анатольевич Чейкин начал тестировать юникодную версию. И сразу обнаружились баги — лицензионное соглашение шло дрякодяблами и этими же дрякодяблами сопровождался процесс установки. Что такое дрякодяблы? А это когда прочесть невозможно, шрифт непонятный. Долго обсуждали, стоит или нет тестировать дальше. Может быть, лучше исправить эту ошибку, а потом уже продолжать? Голоса разделились. В результате сошлись на том, что надо тестировать дальше. Наверняка и другие неполадки вылезут. Тогда составим их полный список и отдадим Анвару Шамилевичу Хусяинову на доделку.

Говорил с Анатолием Михайловичем Карачинским. Просил его установить в IBS нашу программу для всех сотрудников, а также поговорить с ДиЛайном. Хорошо бы на компьютеры, которые они продают, делать предустановку «СОЛО на клавиатуре» или прикладывать наш диск к каждому продаваемому компьютеру. Условились созвониться через неделю.

В офис пришла Софья Владимировна Костюк, и мы вместе с ней направились в Институт сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева. Он находится рядом с первой градской больницей, что напротив нашего офиса. Там я пытался найти Владимира Семеновича Работникова, известного кардиолога и моего старого друга. Сотрудница отделения сказала, что он только что вышел к машине. И я, забыв о том, что у меня ночью болело сердце, перескакивая через две ступеньки, помчался во двор. Владимир Семенович заводил свою «Ауди». Он тут же вышел из машины, мы обнялись.

— Какими судьбами? — спросил Владимир Семенович.

— Да вот, третий день что-то сердце побаливает. Хотел бы провериться.

— По тому, как вы бежали к машине, трудно поверить, что у вас болит сердце. Но если хотите, давайте поднимемся, сделаем кардиограмму, послушаем, посмотрим. Скорее всего, ничего страшного. Может быть, перенесем на завтра, если вы не возражаете? И Миша Алшибая будет на месте.

На том и условились. После общения с Владимиром Семеновичем Работниковым настроение мое повысилось. Вместе с Софьей Владимировной мы решили прогуляться по больничному скверу и обсудить наши дела.

— Да не волнуйтесь вы, все у нас идет хорошо, — убеждала меня Софья Владимировна. - Чуть медленнее, чем мы хотим… Но это нормально. Юникодную версию закончим. Отдельную версию для англоязычников, желающих научиться набирать слепым десятипальцевым методом на русском языке, подготовим, десятую версию создадим. Коллектив у нас хороший, ребята замечательные. К вам все относятся прекрасно. Каждый готов помочь.

Мы вернулись в офис, где нас ждал Борис Владимирович Барышников. Я не видел его года три — он уже пять лет живет и работает в США. Мы говорили о том, чтобы как-то продвинуть в Соединенных Штатах наше «СОЛО».

Борис Владимирович долго рассуждал, анализировал нашу программу, рассказывал об Америке, а в конце произнес:

— Вам будет трудно. Программ таких там навалом. К русским у многих недоверие. Реклама безумно дорогая. Американцы слишком прагматичны. Я не очень верю, признаюсь, в ваш успех среди зарубежных учеников.

В шесть часов вечера я поехал в Желдорпресс. Мы условились с Дмитрием Владимировичем Киреевым (он руководитель одного достаточно модного и перспективного издательства, где в ближайшее время должны выйти три моих книжки) встретиться по дороге, у Савеловского вокзала. Но тут хлынул такой ливень, что сразу образовались заторы. До Савеловского я ехал час сорок. Все время из машины звонил Дмитрию Владимировичу на мобильный и рассказывал о своем продвижении. Он, бедный, весь промок до нитки. Но все-таки мы встретились.

Сушевский вал тоже был забит до отказа. Повернуть налево невозможно. Чудом я умудрился, нарушая все правила движения, развернуться, и минут через шесть мы уже входили в здание Желдорпресса.

Накопились физическая усталость и раздражение. Хотелось заорать, что-нибудь разбить…

Чем я занимаюсь? Курьер, диспетчер, посредник для переговоров.

В Желдорпрессе нас угостили чаем с тортиком. За 20 минут мы решили все вопросы — я о распространении дисков, Дмитрий Владимирович о распространении книг.

Домой вернулся в 11 вечера, измотанный до ужаса. Позвонил в офис.

Дежурный менеджер огорченно сообщил:

— Дисков купили мало, регистрации по Интернету снизились, звонки после шести вечера прекратились, пейджер четыре часа молчит.

Вот тебе и взлет первого сентября.

Получил два письма от Максима Андреевича Меньшикова с его наметками по зарплате. Написал три обращения к солистам. Сейчас третий час ночи — пора спать. Праздника не получилось.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Первое сентября я всегда жду с особым чувством. Помню, когда шел в первый класс, ночь не спал. Первое сентября стало для меня праздником, когда я работал в школе. Как начал преподавать в МГУ — опять первое сентября день особый, вот уже более 20 лет. А в этом году…

«Устаешь ждать, но насколько хуже было бы, если бы ждать стало нечего». Бернард Шоу

398

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: