Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

"Приковали цепью, пытали": лучший графолог МВД рассказала о раскрытых преступлениях

В ее коллекции не хватает лишь почерка маньяка

«Зачем мне фотография человека, для меня гораздо важнее клочок исписанной бумаги, так как в нем выражаются преступность, радость, печаль, озлобленность, настроение духа и тому подобное», — писал известный французский ученый-антрополог Д.Тарт на рубеже XVIII–XIX веков.

Несмотря на то что предположения о связи почерка с индивидуальными особенностями душевной жизни человека высказывались еще в античности, первая работа на эту тему появилась лишь в 1622 году. Но даже в XX веке графология стояла особняком и не воспринималась мировым сообществом как наука. Правда, в последние десятилетия в Европе и Израиле ее стали преподавать в высших учебных заведениях.

Капитану Татьяне ГУДЕЛОВОЙ, несмотря на, мягко говоря, скептическое отношение к графологии в России, удалось внедрить в МВД методы изучения характера человека по почерку.

Наша героиня — человек редкой, если не сказать уникальной, профессии. Она единственный в России сертифицированный графолог в структуре МВД РФ, который проводит экспертизы по уголовным делам. Как буквы, написанные преступником, могут раскрыть его сущность — в материале «МК»

«Интересненько, буквы такие крупные и небрежные… Как я вижу, вы не особенно усидчивый человек. Сверять и выверять — не ваше», — такой приговор вынесла собеседница, за секунды пробежав взглядом страницу блокнота с моими служебными записями. И как прикажете после этого вести беседу? Ведь если допущу хоть какую-то неточность — сразу последует: «Вот, я же говорила!..» Но делать нечего, пускаюсь во все тяжкие…

— Татьяна, объясните, как это у вас получается: по нескольким буквам определили, что скрывается у меня в душе, так сказать, за семью печатями?!

— Ловкость рук, и никакого мошенничества! — с улыбкой на лице отвечает Гуделова. — Ну а если серьезно, то это не фокус и не какое-то ясновидение. Графология — ремесло, которому может обучиться в большей или меньшей степени каждый человек. По этому поводу я всегда говорю, что рисовать можно научить практически любого, а рисовать талантливо дано единицам. То же самое — и в графологии.

— Вы так и жуликов читаете?

— Да. Что журналисты, что жулики — какая разница, кого читать! Расскажу вам интересный случай, который был в моей практике. Один очень известный банк обратился в правоохранительные органы с заявлением о невозврате кредита в сумме 20 миллионов рублей. Для исследования банкиры передали нам расписку злоумышленника. Читаю. В глаза сразу бросается, что почерк нечитабельный, а это признак отсутствия ориентации на окружающих, двусмысленности, подмены понятий. Идем дальше. Письмо у человека нитеобразное — это говорит нам, что он подвержен сиюминутному влиянию, отсутствию принципов. Живет, куда ветер подует. Последняя буква в слове мельче остальных, подвисает над строчкой — не готов брать на себя ответственность. Первая буква в слове крупнее других — это значит, что заемщик заявляет больше, чем реально может выполнить. Ну и последнее — переменчивость почерка. Она говорит, что писавший легко может поменять решение, передумать.

Через несколько минут мне все становится ясно. Владелец почерка — настоящий криминальный талант. Аферист с большой буквы. Этот человек, будучи вам должен большую сумму, с легкостью возьмет еще столько же, и деньги дадите опять же вы. Обманывает легко и умело, так как в этот момент сам верит в то, что говорит. В своем ответе я предупредила банкиров, чтобы они ни в коем случае не давали ему больше наличности. И что вы думаете?..

— Рискну предположить — дали ему еще?!

— Представляете?! Вручили ему прямо в руки еще 20 миллионов рублей! Эти, как вы понимаете, довольно неглупые люди купились на очередную уловку афериста. К тому же документы оформили так, что человек не подлежит уголовному преследованию. Отношения с банком у него попадают в разряд гражданско-правовых отношений…

— Получается, что графологом стать достаточно просто. Почитал литературу по теме — и все, специалист готов?

— Конечно, нет. Сейчас Интернет кишит «признакологией». Людей убеждают, что достаточно знать: наклон вправо — это социальная направленность, строчки вверх — это оптимизм, а вниз — этот человек перенасыщен пессимизмом… Но это всего лишь один из признаков, по которым невозможно сделать выводы о характере человека. Допустим, вы пришли к доктору, сообщаете ему о том, что у вас температура, и на основании этого требуете поставить себе диагноз. Понятно, что этого не сделает ни один уважающий себя врач. Необходимо сдать анализы, выполнить другие назначения — и только после этого эскулап может распознать ваше заболевание. Так и графолог не сделает психологического портрета лишь по одному признаку.

— А что еще для этого требуется?

— Нужно собрать в единое целое множество понятий и правил. Понять движение и организацию почерка, изучить силу нажима, расшифровать верхние и нижние зоны написанного. Важное значение имеют размер букв и расстояние межу строчками. Необходимо сложить все паззлы. Но и это еще не все! Требуются специальные познания в области психологии. Поэтому все, кто изучает графологию как науку, рано или поздно приходят к тому, что начинают познавать и психологию тоже.

— И все же не терпится узнать: как буквы определяют характер человека? Объясните хотя бы на самом примитивном уровне.

— Например, исследователи выяснили: беглый, упрощенный, индивидуальный почерк присущ человеку, который в любой ситуации готов проявить инициативу. Он способен мыслить нестандартно, принимать нетривиальные решения. Если почерк более медленный, ближе к стандарту прописи, то такой человек скорее осторожный, предпочитает привычные, проверенные методы, любит готовиться ко всему заранее. Каллиграфическим почерком чаще пишут люди, которым важен их имидж, оценка со стороны окружающих. Живущие в спокойствии и гармонии с собой будут писать более размеренно, без резких перемен, но и не одинаково, как печатный шрифт; почерк таких людей будет напоминать «легкий бриз» на листе бумаги. Но опять же повторюсь: этого недостаточно. Чтобы понять все тонкости ремесла, мне пришлось учиться три года.

— Почему вы решили изучить графологию?

— Восемь лет назад я поступила на службу в органы правопорядка на должность психолога. В сферу моих обязанностей входит проверка психологического состояния кандидатов на работу в полиции и действующих сотрудников. В МВД для этого используют тесты. Они помогают узнать, насколько человек соответствует предъявляемым требованиям. Но вы же понимаете, что в этом мире нет ничего совершенного. Для себя я уяснила, что графология — именно то, что поможет в моей служебной деятельности. А еще мне было просто интересно! В то время у нас в стране невозможно было получить хорошее образование в этой сфере, поэтому училась я в израильском институте.

— Как руководство отнеслось к вашей идее?

— Несмотря на то что среди сотрудников силовых структур ходит шутка, что любая инициатива наказуема, начальство было в принципе не против! Тем более училась я дистанционно и за свой счет. А теперь, когда результаты моей работы налицо, руководители, надеюсь, даже довольны. Сейчас я не ограничиваюсь только рекомендациями по приему кандидатов на службу как психолог. Примерно два года назад я сделала первую графологическую экспертизу по уголовному делу. Новшество понравилось следователю до такой степени, что в наше управление стали приходить запросы о проведении графического анализа от правоохранителей со всей России…


Автор этой расписки выдал себя с головой — почерк показал, что он ненадежный человек. Но банк все равно выдал хитрецу кредит.

— Какие вопросы задают вам следователи при назначении графологической экспертизы?

— Все зависит от преступления. Приведу вам такой пример. Было одно довольно запутанное дело: трое злодеев похитили предпринимателя и требовали за освобождение выкуп. Это было уже не в первый раз, поэтому бизнесмен не пошел на поводу у злоумышленников. Хотя цели лишить жизни предпринимателя первоначально не было, бандиты его все равно убили — вернее, он умер от пыток и истязаний. Душегубы приковали мужчину цепью к батарее, не давали ему возможности ходить в туалет, на длительное время лишили его пищи и воды. Все это подкреплялось постоянными избиениями и пытками, а также психологическим воздействием на предпринимателя. В какой-то момент во время очередных истязаний сердце мужчины не выдержало — и он умер. После этого преступники поступили по принципу «нет тела — нет дела». Труп завернули в ковер, положили в багажник автомобиля, вывезли за город и закопали в лестном овраге. Но лиходеев через некоторое время вычислили оперативники, и следователь отправил их до суда в местное СИЗО.

— Какая же в этом деле ваша роль? Вроде бы все и так ясно.

— Вот именно здесь и начинается моя работа. Сразу хочу сказать, чтобы вы понимали: графологическая экспертиза носит в любом случае вероятностный характер. Мы можем увидеть склонность человека к противоправным действиям, внутреннюю готовность к совершению преступления. Однако это не факт, что он что-то натворит. В этом деле следователю необходимо было узнать, какую роль играл каждый подозреваемый. Как часто бывает, задержанные стали перекладывать вину и степень участия в похищении друг на друга. Каждый из них пытался выглядеть обыкновенным исполнителем — никто не хотел быть организатором преступления.

— Вам удалось разобраться?

— Судя по реакции заказчика после изучения моих выводов — да. Мне удалось совершенно точно подтвердить его видение иерархической структуры банды. Точнее сказать, убрать возникшие сомнения. Но были и свои сложности. Я держала в руках бумагу с образцом текста — и не могла ничего понять. С одной стороны, смотрю на почерк — и хочется сказать себе: да, это и есть лидер. Человек абсолютно ненадежен, склонен к обману, у него абсолютное криминальное мышление. Одним словом, это личность, для которой тюремный образ жизни приемлем. Такие, как он, не испытывают от нахождения в зоне практически никакого дискомфорта… Но, с другой стороны, я четко вижу, что он соблюдает какие-то правила, уклад жизни. Долгое время я не могла сложить паззл, а потом до меня дошло: проверяемый давно живет по тюремным понятиям. Он действительно не раз сидел в тюрьме и оказался главарем банды.

— А что с двумя остальными?

— Второй тоже был интересной личностью. Этот человек всему учился у первого. Мужчина хотел показать лидеру свое бесстрашие, доказать ему, что достоин быть рядом. У него в почерке читался большой уровень интеллекта. Злоумышленник отличался рассудительностью и рациональностью. Он реально хотел со временем обрести статус, которым обладал главарь банды. А о таких, как третий, в народе говорят: просто проходил мимо. Он случайно попал в эту компанию. Мужчина, общаясь с лидером, не мог сказать ему «нет». Я даже не скажу, что он сильно его боялся. Нет. Просто этот мужчина стеснялся отказать первому лицу вообще в чем-либо.

— Скажите, можно по почерку вычислить сексуального маньяка?

— К сожалению, образец почерка маньяка до сих пор составить не удалось. Есть, конечно, отдельные общие признаки для этих людей: одинокая доминирующая мать, издевательства одноклассников… Но, как сказал профессор Александр Бухановский, такие же признаки есть еще у множества людей, однако они не стали преступниками. Я думаю, этому ученому можно верить, ведь он составил психологический портрет известного убийцы на сексуальной почве советского периода — Андрея Чикатило, когда тот еще не был пойман.

— Сейчас очень остро стоит проблема суицидов, особенно среди молодежи. Можете вы понять — например по предсмертным запискам, — не помог ли кто-либо молодой личности переступить роковую черту?

— Да, конечно, это можно сделать. В случае когда человек по каким-либо причинам решается на самостоятельный уход из жизни, всегда встает вопрос: а сам ли он это сделал или ему кто-то помог? Нужно понимать, что человек склонен к совершению суицидального поступка исходя из своего психологического неблагополучия. По почерку я могу выяснить, насколько он счастлив, насколько доволен жизнью, насколько психологически благополучен и нервно-психически устойчив к стрессам. Но обязательно необходимо учитывать, что даже человек, находящийся в полном разладе с собой, может получить «помощь» извне и стать жертвой преступления. А это значит, что версию убийства, исходя из психологических характеристик, отвергать нельзя.

— Вам не приходилось участвовать в расследовании подобных случаев?

— Конечно, приходилось. Куда от этого денешься? В одной из войсковых частей дневальный обнаружил труп солдата с клинком в груди. Первоначальной версией следствия было, конечно же, убийство. Но после проведения криминалистической экспертизы стало понятно, что этот военнослужащий ушел из жизни самостоятельно. Естественно, у следователя сразу возникли подозрения, что кто-то довел срочника до рокового шага. На исследование он прислал образцы почерков двоих сослуживцев погибшего. Но мне для того, чтобы сделать какие-то выводы, необходимо понимать психологический портрет человека, который по своим умственным качествам может заставить другого переступить роковую черту. По идее, он должен обладать стратегическим и тактическим мышлением. Ему необходимо построить план действий, проработать шаги для достижения своей цели — значит, злодей должен понимать психологию своей жертвы. И вот смотрю я на этих солдат и вижу: ну не обладают они этими качествами! Не дано им это!

Тогда мы рассматриваем другую версию. Делаю портрет погибшего парня — и вижу, что он сам по себе был слабеньким. Не мог сопротивляться давлению со стороны, дать достойный отпор сослуживцам… Строго говоря, нуждался в более тепличных условиях проживания. А эти двое, судя по их психологическому портрету, как раз могли показывать свое превосходство над слабым товарищем.

— Этих двоих привлекли к уголовной ответственности?

— Да, привлекли. Но статья «Доведение до самоубийства» была изменена на «Превышение должностных полномочий».

— В вашей практике были случаи, когда вам удалось снять подозрения с невиновного человека?

— Ваш вопрос немного некорректен: снимает подозрения следователь или судья, а не эксперт. Но я поняла, что вы имеете в виду.

Интересная история, если так можно выразиться, произошла на Дальнем Востоке. В этом деле тоже было убийство. Под подозрение попал местный житель. Я посмотрела его образец почерка — и поняла, что этот мужчина по своей природе очень завистливый человек, импульсивный. Любовь к себе у него находится на первом месте. Такие, как он, всегда замечают, у кого сколько денег, кто на какой машине приехал, сколько заплатил за обед коллега по работе… Что мы с вами видим исходя из его психологического портрета?

— Даже не знаю, что ответить!

— А мы с вами видим причины, которые могли толкнуть нашего подозреваемого на убийство. Мотивом преступления могла быть зависть. Или бравада. Смотрите, мол, какой я молодец! Как я смог его «сделать» в кулачном бою! То есть убить человека в обычной потасовке.

Но что нам говорит личность убитого? Этот человек был из разряда маргиналов. Зато у подозреваемого — хорошее материальное положение, собственный дом, в котором он живет с красивой женой и маленькими детьми… Значит, зависть отпадает сама собой. Идем дальше. Драки никакой не было. Потерпевший был застрелен из пистолета, а это преднамеренное убийство. Следовательно, и бравировать подозреваемый не мог.

В итоге благодаря экспертизе, которая впоследствии подтвердилась следственными действиями, было доказано, что он невиновен.

— Мне непонятно: как вообще мог пересекаться подозреваемый в убийстве с потерпевшим? Как-то он появился в поле зрения стражей порядка?..

— К следователю пришла по почте анонимка, в которой неизвестный написал, что видел, как наш проверяемый совершил убийство. Позже я проверяла почерк этого человека, но не смогла сделать определенных выводов. У меня возникли подозрения, что писавший анонимку психически нездоров или является наркозависимым. Об этом я и сообщила следователю.

— На вас лежит очень много ответственной работы, и, как я понял, ее объем с каждым днем только увеличивается. Справляетесь?

— Служба в МВД во все времена проходит по принципу «покой нам только снится». Здесь работают люди, для которых приемлемо такое положение вещей. Что касается загруженности, то у нас — у любого полицейского — полно дел. Лентяи сами уходят, не выдерживая темпа работы.

Сейчас я являюсь преподавателем в институте, который заканчивала, и обучаю наших штатных психологов. В ближайшем будущем мои первые студенты получат дипломы графологов, и таких специалистов в МВД станет больше.

СПРАВКА "МК"

Татьяна Гуделова — капитан внутренней службы. Психолог УТ МВД России по ЦФО. Окончила Институт психологии и педагогики в Москве. Три года изучала основы науки о почерке в Институте графоанализа в Израиле. Привлекается в качестве эксперта по уголовным делам повышенной сложности в качестве графолога.

Источник

16

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: