Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Про взятки и многое другое

23 августа 2004, понедельник, день 834

Артем Тарасов — замечательный человек. Говорят, он сейчас в Лондоне живет. И недавно выпустил книжку — рассказ о своей предпринимательской деятельности. Имя Артема Тарасова гремело на всю страну в начале 1990-х годов. Его называли первым кооператором. Он в те времена заплатил партийные взносы в размере 90 тысяч рублей, то есть получается, что он чуть ли не три миллиона рублей официально заработал. Но такого быть не может. Его начала проверять. Оказалось, все правда. В прессе, по ТВ и радио его то поднимали до небес, то обливали грязью. Он и депутатом, если я не ошибаюсь, успел побывать.

Я с ним встречался раза четыре. Один раз часа два с половиной говорил. Правда, говорил громко сказано — часа два с половиной я его слушал. Артем Тарасов рассказал мне о всех своих бедах, сложностях, он дал понять: если не подмазать кого-то, лучше бизнесом не заниматься, надо сразу запланировать - 50 процентов всех расходов — это подарки (завуалированная взятка), штрафы, оплаты счетов в ресторанах (приходится устраивать завтраки, обеды, ужины, для нужных тебе людей).

А вот я ни разу за два с лишним года никому никаких взяток не давал. Не было у меня и откатов.

— Поэтому ты и не можешь считаться удачливым бизнесменом, поэтому твои ребята и получают копейки, поэтому ты прозябаешь, — наставлял меня один мой старинный приятель, которому я честно рассказал о положении дел на фирме.

Да, наверное, можно найти банк и уговорить его сотрудника пробить установку «СОЛО» на все компьютеры этого финансового учреждения, при этом цену за корпоративную версию назначить в пять раз выше, скажем, 50 у.е. за одну лицензию. 300 лицензий -15 тысяч у.е. Половину, 7 тысяч, надо будет вернуть тому, кто это все организует. Такое реально. Но ведь это постыдно. И я горжусь тем, что ни разу никому не давал взяток. И никогда ни от кого не брал взяток. Это я уже не о фирме «ЭргоСОЛО» — о своей жизни.

С утра сделал около 20 звонков. И всюду отказ или перенос разговора на другое время.

Вопрос с помещением так и не решили. В мэрии попросили позвонить завтра.

В ряде организаций никак не могут решить, будут или не будут приобретать нашу корпоративную версию — позвоните завтра, послезавтра, через неделю, через месяц.

Попытался соединиться с одной фирмой, где мне обещали сделать рекламные щиты по минимальной цене, но и там не получилось переговорить с руководством.

Так и уходит время. Мы удивительно умеем затягивать решение любых вопросов. Мы поразительно любим все обсуждать, считая, что это идет на пользу — надо обсудить, подготовить, обмозговать, решение должно быть взвешенным. Это на словах, а на деле готовы утопить любой вопрос. Обсуждают и согласовывают до тех пор, пока проблема не отпадет сама по себе. Раньше я в это не верил, а теперь, став руководителем фирмы, убедился, что это действительно так.

В три часа дня мы договорились встретиться с Максимом Андреевичем Меньшиковым и Валерием Михайловичем Акчуриным на Сущевском валу, у входа в здание, где, возможно, будет располагаться наш офис. Я прибыл на место без пяти три. К моему удивлению, Максим Андреевич Меньшиков и Валерий Михайлович Акчурин уже меня ждали. Я обрадовался, ибо обычно Максим Андреевич хотя бы на одну минуту, но опаздывает. Валерий Михайлович тоже не страдает пунктуальностью.

Три часа у нас ушло на переговоры по поводу нового помещения. Мы нарисовали план трех комнат. Мы задали около сорока вопросов.

Можем ли мы работать круглые сутки? (Да, с этим проблем не будет.)

Есть ли охрана? (Охрана действует круглые сутки, и круглые сутки ведется видеонаблюдение.)

Возможно ли, что к нашему переезду сделают небольшой косметический ремонт, уж больно стены грязные? (Нет проблем, ремонт будет сделан в течение недели.)

Смогут ли наши сотрудники пользоваться столовой? (Да, конечно.)

Как будет происходить оплата? (Об этом нужно поговорить отдельно, но в любом случае сумма, о которой мы говорили два месяца назад, остается прежней.)

Как быть с Интернетом? (Он уже проведен, и вы можете им пользоваться.)

Как быть с номерами телефонов? (Мы подключим вас к нашей сети, а также поможем получить отдельный городской номер для факса.)

Можно ли будет сделать навесной потолок? (Нет проблем.)

Помогут ли нам с переездом, с доставкой мебели? (Постараемся.)

То есть на все наши вопросы мы получали положительные ответы. Так не бывает. Это настораживает.

Обговорили срок переезда. Интересно, сможем ли мы уложиться и выполнить намеченный план?

После переговоров мы решили перекусить в местной столовой — довольно дорого и не очень вкусно. Но в любом случае это лучше, чем отсутствие столовой. В том здании, где мы сейчас арендуем помещение, нет ни столовой, ни буфета.

Потом Валерий Михайлович отправился по своим делам, а мы с Максимом Андреевичем поспешили к киоску «Желдорпресс», который увидели неподалеку. Поинтересовались у продавщицы, есть ли «СОЛО на клавиатуре».

— К сожалению, нет, — сказала она. - Программа пользуется успехом, но вот уже более двух недель диск не могут привезти. «СОЛО на клавиатуре» продается лучше других программ.

Мы посмотрели, что же продается еще — насчитали 12 дисков.

— Максим Андреевич, — начал я очередную нотацию, — а ведь в этом виноваты мы сами. Лето. Спад. Помните, я говорил, что на Казанском вокзале не продают «СОЛО»? Теперь и в этом киоске не обнаружилось нашей программы. Может быть, имеет смыл, как мы с вами и говорили раньше, раз в 10 дней объезжать все точки продаж? Надо привлечь к этому всех сотрудников. Нас же 20 человек! Все наши ребята живут в разных районах Москвы. Можно каждому сотруднику дать поручение — посмотреть, как продается «СОЛО на клавиатуре» в трех-четырех точках. Всего-то! И если мы узнаем, что где-то курс не продается, мы можем принять оперативные организационные меры — сделать так, чтобы программа всегда была в продаже. А мы расслабились. Вот и результат. Ведь еще выяснилось, что в одном из магазинов «Поляриса» нет нашего «СОЛО», давно не поставляли диск в «Савеловский». Мы же теряем. Подумайте на эту тему.

— Да, конечно, — покорно произнес Максим Андреевич.

В офисе было тихо, спокойно и душно. Георгий Владимирович Чихладзе звонил нашим солистам, Мария Александровна Казицкая быстро расправлялась с анкетами и письмами, а Максим Андреевич Меньшиков принялся составлять очередные графики и схемы.

Зачем я приехал в офис? Нужен ли я здесь сегодня? Вполне мог поехать домой. Работы дома много. Но меня потянуло в офис. Кроме того, я знаю, что при мне ребята работают чуть эффективнее. Как же добиться того, чтобы все трудились с полной отдачей, независимо оттого, есть или нет начальник в офисе — это я про себя и Максима Андреевича Меньшикова?

Конечно, дело себе я нашел. Продиктовал два материала Марии Александровне, обговорил с Михаилом Николаевичем Бородиным возможность издания книги «КомпьютЕрики шутят». Отвечал на письма и оставил свои комментарии на форумах.

В 22.05 покинул офис. В 23.20 приехал домой. Два часа провел за компьютером, переписывался по аське с редактором одного периодического интернетовского финансового издания.

Сейчас почти три ночи. Ложусь спать.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Еще сегодня встречался с Александром Владимировичем Смирновым. Немного пообщался с сыном. Послушал запись, оставленную на автоответчике Аллой Аркадьевной Азарх. Написал пять писем Павлу Игоревичу Крылову, нашему ночному дежурному. Поговорил по телефону с Максимом Андреевичем Меньшиковым. К сожалению, общался торопливо. Устал. Очень устал. Невероятно устал. Фантастически устал. Не отдохнуть ли?

«Чтобы не запачкать рук, иногда нужно положить на ладонь банкноту». Станислав Ежи Лец

400

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: