Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Пудель Окуджавы

3—7 октября 2002, четверг—понедельник, дни 144—148

Замотался, завертелся, закружился.

Встаю рано, прихожу поздно.

Быстро отвечал на оперативные письма, худо-бедно, за пять дней ответил на 220 писем.

Писал ответы и ругал себя. Формально отвечаю. Нельзя так — лишь бы закрыть письмо. Я же учу своих сотрудников — отвечайте персонально, максимум доброжелательности, используйте детали, никаких отписок. Только если мы проявим искренность, мягкость, если угодно, участливость, мы сможем растопить сердце ученика, привлечь его на нашу сторону, помочь поверить в собственные силы, поддержать в нем желание пройти программу до конца и… (как не хочется мне писать это слово, но ведь пишу) оплатить программу.

Нам нужны деньги. Необходимо платить ребятам, которые помогают. Они тратят все свое свободное время, помогая развиваться нашей фирме. Для них «СОЛО на клавиатуре» не увлечение, а работа. За работу надо платить.

Наша программа стоит копейки. Одна из самых недорогих на отечественном и зарубежном рынках.

…Я отстукиваю письмо за письмом, а сам думаю об этом.

Настроение плохое.

Почему? А все началось утром в четверг. За мной заехал Роман Иванович Сорсоров и повез в Замоскворецкий суд. Зачем? Сейчас поймете.

Мама Романа Ивановича переехала в Москву из Баку и живет здесь с 1993 года. Уже почти 10 лет. Получает пенсию. Имеет прописку, но она не гражданка России. Пришло время обменять паспорт, а ей отказывают. Казалось бы, дикость. Но это факт. Если бы она прописалась на два месяца раньше, то автоматически стала бы гражданкой России. В милиции сказали: мы поменяем паспорт, но пусть нас обяжет суд, пусть суд признает, что она фактически жила в Москве до получения прописки.

И она действительно жила полгода в Москве до получения прописки.

Не буду рассказывать всей истории — это долго и длинно. Из Баку ей не присылали справку о том, что она выписана. Все помнят бакинские события. Она оформляла новый паспорт, потому что старый пришел в негодное состояние. Ей его выдали. В то время все мы были гражданами СССР. А теперь для замены паспорта требуется гражданство.

На суде выступали адвокат и журналистка «Комсомольской правды» Дарья Асланова, она училась с Сорсоровым в одной группе, часто бывала у него дома и как свидетель подтверждала, что мама Романа Ивановича Сорсорова фактически проживала в Москве и кормила их вкусными обедами.

Минут семь говорил я: тоже подтверждал, что мама Сорсорова жила в то время в Москве, и просил суд посодействовать в получении гражданства и замене паспорта.

Суд удалился на совещание (заседание проходило в таком составе: судья, секретарь судьи, адвокат, свидетели и сам Сорсоров Роман Иванович; народных заседателей не было — административные дела рассматриваются без их участия). Суд вернулся с совещания. Суд в лице судьи принял решение в иске отказать.

Обидно, досадно, грустно. Меня просто возмутило это.

Но судья бесстрастным голосом сообщила, что нужно идти формальным порядком: писать письма в ОВИР, министерство иностранных дел, получать вид на жительство, а далее получать гражданство.

Какое это имеет отношение к фирме «ЭргоСОЛО»? Никакого. Разве только, что Роман Иванович Сорсоров помогает мне. У него больше опыта по бизнесу.

Как это сказалось на работе фирмы «ЭргоСОЛО»?

Плохо. После суда приехал на фирму расстроенный. Постарался взять себя в руки. Посмотрел письма, подписал пару договоров и вспомнил свое любимое правило: когда тебе плохо, найди того, кому еще хуже, и помоги ему.

А мне было плохо. Обидно до слез. Тогда начал выбирать письма тех, кому требовалась моя помощь. Конечно, такие были: я дал на них обстоятельные ответы. Мало того, с двумя корреспондентами договорился о личной встрече — этим людям была нужна моя помощь. Так совпало — они просили, чтобы им помогли, и я мог это сделать.

Вернулся домой в четверг поздно.

Пятница ушла на разбор бумаг и составление планов. Марию Александровну Казицкую отправил работать на фирму.

Никак не думал, что суд на меня в эмоциональном плане так повлияет. Нужно уметь владеть собой.

Долго гулял с собакой, успокоился.

В субботу много времени потратил на телефонные разговоры.

На воскресенье была назначена запись звука для диска, поэтому готовил текст, обговаривал место и время встречи с Томасом (мне понравился его голос по телефону, и я не сомневался, что он отлично наговорит наш текст), утрясал все вопросы с Софьей Владимировной Костюк и Антоном Булатовичем Окуджавой.

Полдня в субботу я спал. Видимо, за последнее время настолько устал, что организм потребовал отдыха. А ведь высыпаться — это главное.

В воскресенье с Софьей Владимировной Костюк мы поехали к Киевскому вокзалу, встретили там у метро Томаса и повезли его на квартиру Антона Булатовича Окуджавы. Антон Булатович принял нас тепло.

Четыре часа мы записывали звук для диска на английском и русском языках. Работали слаженно, спокойно. Делали дубль за дублем, и Антон Булатович совсем не сердился на наши оговорки.

Прекрасный пес Антона Булатовича — черный пудель — сидел посредине его домашней студии, и нам казалось, что он внимательно слушает. Я знаю, вы не поверите, но когда мы делали оговорки, пес тявкал. Когда он тявкнул на пятой оговорке, все дружно расхохотались.

Неужели мы все-таки записали звук?

— Я тут немного смонтирую, уберу лишнее и дня через два отдам вам диск, — сказал на прощание Антон Булатович Окуджава.

Мы отвезли домой Томаса (он живет в Измайлово), приехали с Софьей Владимировной ко мне, попили чаю, составили план очередных мероприятий, где первым пунктом значилось: позвонить во вторник Антону Булатовичу Окуджаве и забрать у него диск со звуком.

Ночь с воскресенья на понедельник я провел в Интернете — настолько устал от «СОЛО», что решил переключиться. Заходил на гей-доски — искал материал для книги «Я+Я».

Раз в неделю мне звонит Дмитрий Владимирович Киреев. Он задает один и тот же вопрос: «Когда вы дадите первый выпуск «Я+Я»? И каждый раз я произношу одни и те же фразы.

— Еще чуть-чуть. Вот налажу работу фирмы и займусь гомосексуализмом. Там уже почти все готово. Мне только доредактировать, уточнить композицию. И первый выпуск - 140 страниц — пойдет к вам. Потерпите немножко.

В понедельник честно гомосексуализмом и занимался. Но… были звонки с фирмы «ЭргоСОЛО», приходили письма по «СОЛО». Из дома вел переговоры с тремя редакциями о возможной рекламе «СОЛО на клавиатуре» на страницах этих изданий.

Пять дней.

Пять дней суеты?

Не совсем.

Все-таки мы записали звук. Нашли двух новых сотрудников. Ответили на 850 писем. Придумали новую рубрику «Солисты». (Сколько времени проходит от задуманного до воплощения?) Мы решили, чтобы на нашем сайте публиковались фамилии учеников, получивших лицензию. Потом эта рубрика расширится. В ней появится подрубрика — «Список учеников, прошедших курс». Затем мы планируем сделать в он-лайне экзамен по «СОЛО». Сколько планов!

Об этом я думал в ночь с 7 на 8 октября. С понедельника на вторник.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Когда что-то планируешь, знай — все может растянуться на неопределенное время. Будь к этому готов. Имей запасной вариант. Умей ждать. Умей не торопить события.

«Счастье — свобода в настоящем, удовлетворение прошлым, надежда на будущее». В. Е. МИХАЛЬЦЕВ

494

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: