Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

С Никитой Богословским и не только.

Смотрю на снимок и многое вспоминаю.

Середина 70-х годов. Мы начали с Юрием Владимировичем Никулиным работать над книгой. Подготовили первые главы. Теперь нужно, чтобы о книге узнало как можно больше людей, тогда не будет сложностей с изданием. Лучше всего начать публикацию в газете. В какой? В «Московском комсомольце».

В то время газету редактировал Евгений Сергеевич Аверин. Путь Евгения Сергеевича в журналистику сложный. Как-нибудь я расскажу о нем подробнее. А сейчас — пунктиром. Закончил МГТУ им. Н.Э.Баумана. Работал в райкоме комсомола. Направили заместителем главного редактора в «Московский комсомолец». (Редактировал тогда газету Алексей Флеровский, невероятно талантливый человек.) Сняли несправедливо Алексея Флеровского, редактором назначили Аркадия Удальцова. (Евгений Сергеевич Аверин работал в горкоме партии. Был помощником В.В.Гришина. Помог Ю.В.Никулину пробить новое строительство цирка.)

Но так сложилась жизнь, что на три года вернули Евгения Аверина в «Московский комсомолец» уже главным редактором. Тогда мы и начали публиковать главы из книги «Почти серьезно…»

Как-то раз мы зашли в редакцию. В конференц-зале в это время проходила встреча с читателями газеты. Евгений Аверин справа. За столом в центре Никита Богословский, слева известный писатель Леонид Ленч, в углу Юрий Никулин, Борис Грачевский («Ералаш» только-только вставал на ноги) и автор этих строк.

Я считал себя тогда пожилым: больше тридцати лет. Юрий Владимир Никулин казался мне очень пожилым — ему за пятьдесят. А сейчас смотрю на фотографии и думаю, как молоды мы были.

Евгению Аверину сегодня за шестьдесят. Сейчас он главный редактор «Книжного обозрения». К сожалению, этот очень хороший и добрый человек тяжело болен.

Леонида Ленча уже нет с нами, Никите Богословскому пошел 86-й, Борису Грачевскому за пятьдесят, Юрию Владимировичу исполнилось бы 18 декабря 77 лет, а мне через полтора года стукнет 60.

Сегодня одна моя приятельница рассказала, что ехала она в троллейбусе и невольно подслушала разговор молоденьких девушек. Одна другой говорит, вот, мол, клеится дядька, да старый он очень.

— Сколько ему? — спрашивает подружка.

— Ой не говори, — совсем старый, лет пятьдесят-восемьдесят.

Так-то. Был бы жив Юрий Владимирович Никулин, я передал бы ему этот разговор. Он бы вздохнул, улыбнулся и произнес:

— Да, старые мы, старые, но ведь и не такие старые, вот Шнееру было 100 лет, а он читал, диктовал, приглашал всех к себе в гости.

(Александр Шнеер был известным историком цирка. Он любил Юрия Владимировича Никулина и должен был пойти с нами на вечер «Московского комсомольца», да приболел. Было ему под восемьдесят. И Юрий Владимирович Никулин сказал тогда, пойдем на вечер, а потом заедем к старику Шнееру, расскажем всё, ему же интересно.)

488

Комментарии

Троцкий Александр Сергеевич 23/02/09 07:03
в 75 я приехал в Норильск, вроде бы на пару лет, а оказалось- короче я сейчас сдесь живу... Так вот, помните время было - порядочных книг - днем с огнем... приспособился - переплетать из журналов. А тогда первый раз печеталась книга в "Молодой гвардии", а может и не превый раз. Сейчас у меня три книги - 12, 13 издание и та - первая моя из журнала "МГ". И самое интересное- я перечитываю их все, какая то есть даже система- правда я ее сам еще не уловил. Но иногда и читаю переплетенную. А вообще Ю.В. мне очень нравится и в первую очередь как человек. Вы не поверите - и я не ерничаю, но почти каждый день на ночь я читаю пару листов. И очень, очень люблю рассматривать фотографии. Вообще старые фотографии, любые.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: