Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Садистка Люсенька

25 июля 2013 года, четверг, день 2573

Вчера, засыпая, почему-то подумал о странном "либретто" для сценария.

Во сне видел сцены из будущего фильма. Я во сне - гениальный режиссёр…

Сценарий под названием "Проблем нет", или "Люсенька" – по имени главной героини.

1937 год.

В НКВД, на Лубянку, приглашают на работу выпускницу медицинского института. Её родители занимают высокие посты на Лубянке – они и поспособствовали этому.

Докторша – я назвал её Люсенькой - молоденькая, хорошенькая, красивенькая, сексапильная. Работает она на Лубянке с интересом, удовольствием, большой отдачей, проявляя инициативу, рвение. Трудится с утра до вечера, а то и с вечера до утра.

Задача Люсеньки - определить, сколько допросов и пыток способен выдержать тот или иной подследственный (враг народа).

Так и диссертация, над которой она работает, называется: "Психофизиологические особенности человека при стрессовых ситуациях".

Как допросы и пытки сказывается на почках, печени, сердце, давлении, нервной системе; сколько ночей без сна может выдержать человек; когда начинаются изменения в организме, если лишить человека воды, еды…

- Это важно, - говорит Люсеньке её профессор, - всё выяснить и использовать при работе с будущими разведчиками, которых во вражеской стране будут подвергать пыткам…

Докторша по натуре - садистка. Ей нравится присутствовать при допросах, а потом она с удовольствием заставляет "больных", после "общения" со следователями и так называемых допросов с пристрастием, обнажаться, принимать различные позы, демонстрировать свои гениталии. Некоторых "больных" она заставляет онанировать; другим подопытным, под видом исследования прямой кишки, она вставляет различные предметы в анус… И всё это она делает с большой отдачей, смаком, получая удовольствие от подобных процедур.

В Люсеньку влюбляется подполковник – самый жуткий садист в управлении.

Он старше её в два раза, но уж больно Люсенька сексапильная, а у подполковника нет понимания с женой.

Подполковник с подследственными ведёт себя как садист, но сам мечтает в сексе быть в роли раба, мазохиста, истязаемого человека.

Нередко бывает, что крупные начальники – крутые, сильные, волевые, повелевающие людьми, - в сексе оказываются мазохистами. Вот и здесь такая история.

Подполковник оказывает Люсеньке знаки внимания, которые она отвергает.

И тут происходит невероятное.

Мимо этой докторши Люсеньки проходят знаменитые писатели, учёные, врачи, политики, военнослужащие… Проходят ровесники, люди старше, а нередко и моложе – но она ни в одном из тех, с кем занимается "опытами", не видит человека.

Они для Люсеньки – материал для исследования: сколько ударов выдержат, сколько могут прожить без сна, как отреагируют, если их лишить воды, еды…

И так получилось, что однажды её взгляд встретился со взглядом подследственного – мальчишки с актёрского факультета, которым занималась коллега Люсеньки, старая, жирная, противная тётка.

И ёкнуло у Люсеньки сердце.

Захотелось ей побыть с этим подследственным.

Используя служебное положение, она уговаривает старую жирную тётку отдать юношу-актёра ей.

Удалось!

Люсенька назначает юному "врагу народа" (он что-то лишнее болтал на одной из актёрских тусовок) дополнительные обследования, осмотры. Заставляет парня раздеваться, трогает его гениталии, возбуждается сама и возбуждает его.

Она изображает дело так, что это ей нужно до исследования.

Мальчишка - худой, вялый после допросов, еле ходит, нервное истощение…

Докторша просит своих начальников временно прекратить допросы юноши с актёрского факультета, и они идут ей навстречу.

(Ведь у докторши родители – крупные начальники в НКВД, Люсеньку надо слушаться, потрафлять ей, а то пожалуется папеньке с маменькой, и худо будет тем, кто не выполнит просьбу Люсеньки.)

Потом Люсенька обращается к подполковнику с просьбой, чтобы её избраннику устроили перерыв в следственных мероприятиях.

Подполковник готов выполнить просьбы, но при условии, что она пойдёт с ним в ресторан, а потом поедет на конспиративную квартиру.

Ради этого юноши (он ей почти ровесник) она согласна удовлетворить похоть подполковника.

На конспиративной квартире она изображает госпожу, а подполковник – раба, которого она хлещет, заставляет ползать на четвереньках, лаять по-собачьи…

Так совпало, что когда в НКВД сняли Ежова и назначили Берию, родителей докторши выгнали из органов, и саму докторшу тоже уволили. Но парня (докторша так успела всё сделать, через своего подполковника) освобождают.

И вот в конце фильма (такое мне снилось) они выходят из здания на Лубянке – и, почти касаясь друг друга, идут рядом: на Кузнецкий Мост, на Тверскую улицу...

Понимаю, странная история. Но подобные вещи мне снятся…

С тяжёлым чувством я проснулся – и первое, что сделал, позвонил Олегу Евгеньевичу Пильщикову, заместителю префекта Восточного округа. Невероятно мне нравится этот человек!

Олег Пильщиков

На чиновника он совершенно не похож.

Больше всего мне, конечно, понравились фразы, которые Олег Евгеньевич произносил не один раз во время нашей первой встречи:

- В жизни возможно всё! Если мы захотим, возможно всё!

Я ему тогда сказал:

– Помогите мне с помещением для фирмы! Там, где мы сейчас, нам тесно – нужно, чтобы человек тридцать поместилось. У нас круглосуточная работа…

Он мне в ответ:

– Идите и посмотрите в "Моссовете" (бывший кинотеатр Моссовета - теперь Общественный центр КП "Моссовет". "КП" – "казённое предприятие"). Вдруг вам там понравится?

"Моссовет" – напротив префектуры.

Пришли мы в это здание "Моссовета" - там всё прекрасно: салон красоты, кафе, ресторанчик, банкетный зал, зал для танцев - и они все через кассу платят деньги этому учреждению.

Пустующий огромный зал для проведения тех или иных мероприятий (на шестьсот человек); кинозал, в котором Музей кино показывает свои фильмы – классику и шедевры как советского, российского, так и мирового кинематографа. Правда, приходит смотреть кино 5-6, максимум 20 человек.

20 человек!

Раньше, в 60-е, 70-е - помню, как мы проводили мероприятия Клуба друзей кино, когда я работал в газете "Московский комсомолец".

Кинотеатр "Форум" (там мы проводили встречи) сотрясался от того, что негде было сесть; люди в буквальном смысле висели на люстрах, свешивались с балконов…

Помню, я там проводил один киносеанс (Федерико Феллини, "8 1/2"), так вышибли двери, обрушили эстакаду, которая строилась около кинотеатра…

А тут – шедевры показывают, а в зале пусто.

Музеем кино руководит Наум Клейман, которого я хорошо когда-то знал.

Наум Клейман

В "Моссовете" нам показали помещение на техническом этаже: окон нет, дверей нет, ремонт надо делать, душно, темно… В общем, хуже, чем мы имеем сейчас.

Мы сказали: "К сожалению, это нам не подходит".

Водил нас по бывшему кинотеатру Моссовета, нынешнему Общественному центру "Моссовет", чудный парень Юрий Владимирович Литвинов: энергичный, мягкий, демократичный, спокойный, ироничный. Всё чувствует, всё хорошо показывал, рассказывал…

Юрий Литвинов

За полтора года Юрий Владимирович Литвинов из этого кинотеатра сделал приличный центр.

И тут почему-то я решил съездить я в Центральную библиотеку имени Пушкина.

Ах, какая чудная библиотека! Недалеко от Елоховского собора, старинная усадьба позапрошлого века, два этажа, тишина, чистота идеальная.

Книги, столы, лампы – ох, как приятно там!

Жаль, читателей мало…

Славная женщина Ольга Макарьевна Ковальчук, директор библиотеки; ещё была на встрече сотрудница библиотеки Ольга Георгиевна (забыл её фамилию), отметившая недавно 80-летие.

Эти славные женщины мне объяснили, что ни в какую библиотеку нас не захотят пускать.

А я им говорил:

- Нам бы первый этаж большой библиотеки - или второй, или пол-этажа. Мы бы там много хорошего бы сделали. У нас ведь никто не курит – все аккуратные. Мы бы много людей призвали в библиотеку - и читали бы эти люди книжки. И польза была бы…

Я просидел там час: библиотекари хорошо меня приняли, угостили чаем, посмотрели письмо к С. А. Капкову, начальнику Департамента культуры Москвы.

– Ай, зря, Владимир Владимирович, вы так написали!..

А я там что написал?

«Уважаемый Сергей Александрович! В настоявшее время библиотеки не пользуются никакой популярностью. У них нет читателей, практически они пустуют.

Я предлагаю: отдайте нам какую-нибудь библиотеку, и мы вдохнём в нее жизнь, и будем делать программу по развитию памяти, культуру поднимем, откроем круглосуточную очную школу по изучению компьютерной грамотности. Будем учить и всех библиотекарей. Готовы это всё бесплатно делать".

А мне сказали мои собеседницы:

- Вы же обидели всех библиотечных работников! Конечно, вам ничего не дадут. И правильно, что вам написали полный отказ!..

Вот так-то!

А хочется, ой как хочется. Ведь можно всё это сделать - и как!

Ну ладно, решил я, нет так нет.

После посещения библиотеки мы поехали с Евгением Алексеевичем Никитиным в офис.

Что я сделал за сегодня?

Два выпуска дневника, три подписи к фотографиям в моей фотогалерее. Написал 12 писем.

А ещё у меня сегодня прошёл хороший разговор с Косякиным Алексеем Владимировичем.

Алексей Косякин

Я уверен, он мог бы стать блистательным актером, а он - неплохой программист и гитарист.

Сергей Захаров
Фото Владимира Шахиджаняна

Общался я и Сергеем Андреевичем Захаровым - милым, добрым, спокойным. Общение с ним всегда на меня хорошо действует.

Наверное, он бы мог быть отличным учителем в школе.

В конце дня долго обсуждал наши проблемы с Евгением Алексеевичем Никитиным.

Он мог бы быть банкиром, миллионами ворочать.

Евгений Никитин

Евгений Алексеевич - мой зам. Ему приходится несладко.

Ну, и Валерия Вадимовна Мартемьянова (с ней я тоже сегодня общался) - она скоро уходит в отпуск.

Я ей сказал:

– Валерия Вадимовна, а кто у нас в офисе цветочки поливать будет?

Пётр Сокольников

– Ничего-ничего, – услышав мои слова, встрял Пётр Сергеевич Сокольников. – Польём цветочки, польём!

Так и прошёл день.

Да, далась мне эта Люсенька, садисточка!

А сколько у нас в жизни садистов… Они не бьют никого, не рукоприкладствуют, но душу могут вывернуть, прежде чем поставят подпись на том или ином документе.

Бюрократический садизм – страшнее физического.

Вспомнил сразу рассказ Александра Рекемчука "Хлопоты".

Когда-то я очень хотел поставить фильм по этому рассказу – и даже сценарий написал. Но Госкино запретило. "Зачем о похоронах снимать кино? Советскому народу жизнеутверждающее надо – о рождении лучше снимайте, о рождении…" – так говорил мне Владимир Евтихианович Баскаков, зампред Госкино СССР, садист, равных которому просто не было.

Почему я о нём вспомнил сегодня?..

Понятно почему: всё из-за Люсеньки.

А перед сном, как всегда, смотрю на фотографии учеников. Радуют они меня, радуют…

Ксения Петровна Атаманюк
Валерия Николаевна Салюкина
Елена Анатольевна Науменко
Марина Ильсомовна Муба
Анастасия Николаевна Чигрина
Ольга Сергеевна Блажевич
Ольга Петровна Паутова
Алла Александровна Борисова
Кристина Александровна Росс
Наталья Васильевна Вяхирева

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Валерия Вадимовна давно вернулась из отпуска, цветочки мы полили. А помещения так и не нашли.

Ах, Сергей Александрович Капков (если он, конечно, останется главой Департамента культуры Москвы)!..

Сергей Капков
Фото Сергея Шахиджаняна

"Когда игра заканчивается, то король и пешки попадают в одну корзину". Народная мудрость

2094

Комментарии

Мозырев Владимир 16/09/13 21:55
Уверен, что фильм, снятый по такому потрясающему сценарию, просто обречен на кассовый успех. При условии, конечно, что в роли подполковника госбезопасности снялся бы сам режиссер. А что? Вчера - феноменальный "Клоун Мюсля", завтра - оскароносная "Люсенька-садистка"!!!
Валерия Вадимовна 16/09/13 13:12
Спасибо, Юрий Сергеевич. Поправили.
Рожков Юрий Сергеевич 16/09/13 12:40
"А ещё у меня сегодня прошёл хороший разговор с Косякиным Александром Владимировичем."

В подписи к фотографии:
"Алексей Косякин".

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: