Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Сергею Александровичу Капкову Сегодня не звонил. Министром культуры России он все равно станет.

2 ноября 2012 года, пятница, день 4017

Эти строчки я дописываю, готовя материал к публикации. Это сон из будущего. Я набираю их на клавиатуре компьютера, перед тем, как пойдет рассказ о прошедшем дне. Эти строчки я пишу 14 марта 2013 года.

Ночью спал плохо, отвратительно, и всё Сергей Александрович Капков. Нет, я знаю, он человек интересный, талантливый, думающий, ищущий. Благодаря его усилиям Москва становится лучше: парки, катки, музеи, театры, различные выставки, а какие праздники, фестивали! Кинотеатры становятся кинотеатрами.

Да и театральная общественность, за исключением бывшего театра Гоголя, хорошо относится к Сергею Александровичу Капкову.

Я говорил на эту тему с моими старыми друзьями А.А. Калягиным, О.П. Табаковым, М.А. Морозовым и другими режиссёрами, они в один голос поддерживают Сергея Александровича.

А вот мне с департаментом культуры Москвы не везет.

Я даже дозвониться не могу.

Трачу порой на телефонные звонки в день полтора часа, и никакого результата.

Мне обещают перезвонить, и не перезванивают, мне говорят, что сообщат о встрече с Сергеем Александровичем, и не сообщают.

Сергей Александрович Капков

Мне подтверждают, что Сергей Александрович хорошо ко мне относится и готов со мной встретиться.

Эту фразу слышу после того, как полтора-два часа дозваниваюсь, и с большим трудом добираюсь до Анастасии или Анны, его помощниц. А в основном слышу в телефонной трубке длинные гудки, когда часами никто не подходит, или короткие, когда часами занято.

Наверное, Анна и Анастасия прекрасные помощницы, но у меня настроение каждый раз падает, и чувствую себя унизительно. Впрочем нет, меня унизить невозможно. Но это отдельный разговор, мое отношение к унижению.

Во сне я дозванивался в приёмную Капкова. О, если описать мой сон, будет ещё та фантасмагория.

Но добьюсь.

Вот мне и Андрей Владимирович Шаронов сказал, что мне с Капковым встретиться надо, да и Владимир Михайлович Платонов, Алексей Геннадиевич Комиссаров поддерживают меня, и все они положительно отзываются о Сергее Александровиче Капкове, и удивляются, что я не могу с ним встретиться.

Утром проснулся с тяжелой головой, до Капкова во сне так и не дозвонился.

А теперь возвращаюсь к записи, сделанной 4 месяца назад, дневник же публикую с задержкой 4 месяца.

Судьба меня испытывает. Прохожу проверку на прочность. Просыпаюсь утром и говорю: «А что? Я проснулся. Относительно здоров. Вот сейчас встану, и буду заниматься делами. Спасибо судьбе».

В дневнике я почти не пишу о своем здоровье. А тут так все наложилось, сложилось, переплелось, что вынужден признаться: я испугался, не сразил ли меня довольно серьезный недуг.

Утром мне позвонили из больницы, где я сдавал все анализы.

«Не волнуйтесь, у Вас все в порядке».

Как же я люблю Владимира Николаевича Яковлева, главного врача больницы им. Боткина).

Владимир Яковлев

После этого известия я похлопал радостно в ладоши, прокричал непонятно кому: «Все ОК! Все замечательно! Будем жить, работать и радоваться!» Быстро позавтракал, быстро спустился с лестницы (только пешком, никакого лифта), быстро дошел до гаража, быстро завел машину, быстро выехал из гаража, резко затормозил...

Вышел из машины и все-таки закрыл гараж.

В офисе все шло неплохо. Петр Сергеевич показал мне еще двоих претендентов на должность консультанта. Хорошие ребята, но они нам не подходят — плохо говорят, безграмотны, мало образованы, идут на собеседование, даже не посмотрев, чем мы занимаемся, что из себя представляют наши сайты.

Я договорился с двумя газетами о публикациях. Обещали почти бесплатно сделать рекламу. Реклама нам невероятно нужна. Долго говорил сегодня по телефону с Ясеном Николаевичем Засурским, президентом нашего факультета. Он своеобразно отреагировал на мое решение покинуть факультет журналистики:

— Не торопитесь, не торопитесь, дорогой мой, давайте мы с Вами встретимся и все обсудим. Вы же у нас тридцать лет проработали? Вы первый кто ввел у нас творческие мастерские, студийность. Стоит ли уходить? Вы еще полны сил!

В целом день прошел неплохо. А вечером вдруг выяснилось — у нас сломался принтер. Мне понадобилось срочно кое-что напечатать. — Ой, — сказал Евгений Алексеевич, — мы не можем, у нас принтер сломан.

— Как сломан? Почему сломан?! — я не просто вспылил, я чуть ли не в истерику впал.

Так бывает, что-то делаешь-делаешь, не получается, одно накладывается на другое (отрицательные эмоции складываются, а положительные нет), и достаточно маленькой искорки — все — скандал, крик, буря.

— У нас же есть системный администратор! У нас есть мой заместитель! У нас есть четыре программиста. Если не работает принтер, что, трудно починить, или купить новый? Это же бардак!

— Почему, — продолжал я, накручивая себя, — вы не ленитесь, вы не забываете в день по пять раз напоминать мне о жалюзи, которые вы хотите поменять, и ни разу не сказали, что у нас кончился картридж для одного принтера, а второй сломался. Если нам нужно будет срочно что-нибудь напечатать, как мы это сделаем? Счет, отчет, справку, заявку на получение гранта, письмо... Что это за фирма, где не работает оборудование и все спокойны?!

Помню, я еле себя сдержал, чтоб не сказать: «К чертовой матери увольняю всех, так работать нельзя». Но помню, помню я радийную поговорку: Слово не воробей, вылетит — не поймаешь. (Правда, на радио поговорка звучала иначе: Слово не воробей — поймают — вылетишь). Вот вспомнил эту поговорку и сдержался. Пошел к машине и чувствую, ноги подкашиваются. Сел за руль и не могу успокоиться.

И я медленно-медленно поехал домой, я медленно открывал гараж, медленно поставил машину, медленно закрыл гараж и совсем медленно пошел домой. А дома я получил хорошие письма от наших учеников, и буря моя чуть-чуть успокоилась. Вот так и прошел день. Нет у нас порядка в офисе, нет. Не могу найти людей, которые все четко бы организовали, за всем хорошо бы следили.

А вот список тех, кому публично приношу особую благодарность. Список из десяти человек.

На самом деле таких людей, к счастью, больше.

Вы можете посмотреть личные странички этих солистов.

Дмитрий Андреевич Комаров
Иван Иванович Чернобровин
Наталья Викторовна Широбокова
Андрей Викторович Емельянов
Светлана Николаевна Дубкова
Константин Николаевич Павловский
Марина Георгиевна Привалова
Дмитрий Сергеевич Трифонов
Пинхас Яковлевич Спектор
Дмитрий Сергеевич Аниськин

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Как мне надоело ежедневно всегда и всех о чем-то просить. Это же работа! И люди должны отвечать за плохо выполненную работу. А в то же время, я вспоминаю себя, каким я был раздолбаем, и меня же прощали другие.

Все проходит... но не все забывается. Всеволод Евгеньевич Михальцев (1917-2001), профессор, преподаватель МГТУ им. Баумана

451

Комментарии

Светлана 07/04/13 18:03
Здравствуйте,Владимир Владимирович,я очень подозреваю,что при приеме таких сотрудников на работу Вы делали упор на какие -то другие качества,более важные ДЛЯ ВАС на тот момент.
А Вы представляете,если бы они все,такие исполнительные и ответственные ринулись звонить Вам с данной проблемой.....
Одного хозяйственника достаточно для того,чтобы картриджи были заправлены,принтеры исправны,попутно выполнены другие поручения.Это в идеале. А кто сказал,что идеалов не бывает?

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: