Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Шахиджанян — Окулист

21—22 декабря 2002, суббота—воскресенье, дни 223—224

Люблю и не люблю я этот день - 21 декабря.

21 декабря родился И. В. Сталин. Комментарии излишне. Вспомнил статью Александра Терехова в «Правде» (он был моим студентом) о И. В. Сталине. После этого многие люди сторонились Александра Михайловича Терехова. А я думал, что это недоразумение, случайность, наверное, так я рассуждал, слишком многое из его материала вырезали. Защишал его перед всеми. Но это другая тема.

21 декабря — хороший день, с этого числа увеличивается световой день.

На улице метель. А мне вместе с Максимом Андреевичем Меньшиковым ехать в Шереметьево.

Алексей Викторович Андреев, наш замечательный художник, попросил меня встретить прилетающего из США через Париж связного, который должен передать мне небольшой (практически миниатюрный), но очень хороший компьютер. Этот компьютер необходимо тут же отвезти на Профсоюзную улицу, где находится головной офис той фирмы, в которой работает (в Питере) Алексей Викторович Андреев.

Я написал эту фразу и запутался, но вы, наверное, все поняли.

До аэропорта мы добирались три часа. Пробки, ужасная дорога, отвратительная видимость. Хорошо, выехали за четыре часа.

В Шереметьево понять что-либо из информационных табло невозможно.

Я вспомнил, что когда-то хорошо знал таможенников. Начал их искать. Оказывается, те таможенники, которых я знал, давно уже не работают. Но самый главный таможенник смены решил нам все-таки помочь. Он быстро выяснил, когда прибывает рейс, разрешил мне и Максиму Андреевичу Меньшикову пройти в таможенный зал (там по приезде все заполняют декларации), и мы терпеливо ожидали прилета самолета.

Как и велел мне Алексей Викторович Андреев, я стоял с табличкой, на которой значилось: «Шахиджанян — Окулист». Окулист — фамилия человека, которого надлежало встретить.

В 20 метрах от меня еще человек четыреста — тоже встречающие, и многие из них с табличками.

Ко мне подошла дама, удивленно на меня посмотрела и сказала:

— Вы еще и окулист, Владимир Владимирович, вот не знала.

Да, я со стороны смотрелся, наверное, забавно.

Нам повезло. Олег Окулист, прилетевший из Америки, сам подошел ко мне. У него на груди красовалась табличка «Шахиджанян»

Минут через 10 все прилетевшие начали получать багаж. Все, кроме Олега Окулиста. Как выяснилось через полчаса, его багаж потерялся.

— Ничего страшного, — заверила нас сотрудница аэропорта, — такое бывает часто. Вы перегружались во Франции, и ваш багаж просто не успели перекинуть. Следующим рейсом его нам доставят. Вы можете получить багаж сами или оставьте адрес — его привезут бесплатно.

Моему новому знакомому повезло — он собирался покинуть столицу через день. А если бы сегодня? Как быть тогда?

Мы обменялись с Олегом Окулистом телефонами и договорились созвониться, когда он получит багаж, — я все-таки должен получить посылку для Андреева.

В десять вечера я позвонил в Питер и обо всем рассказал Андрею Викторовичу.

В воскресенье мы созвонились с Олегом Окулистом: багаж он получил и посылку готов передать. Но в 21 час он уезжает на поезде в Вологду.

Условились встретиться у метро Красносельская, благо это недалеко от Ярославского вокзала.

Встретились, я забрал посылку и вместе с Софьей Владимировной Костюк, Сергеем Викторовичем Исаковым и Михаилом Юрьевичем Горшковым поехал искать на Профсоюзной улице головной офис фирмы, в которой работает Алексей Викторович Андреев. Мне было велено передать посылку охранникам фирмы, что мы и сделали. Правда, охранник оказался в сильном подпитии. Но я взял у него при свидетелях (Сергей Викторович Исаков) расписку, что ему передан пакет.

— Не в-волнуйтесь… В-все… того… давно, еще часа четыре назад, а кто-то еще и в-вчера уехали в Ленинград, — с трудом выговаривая слова, произносил охранник, получая посылку. - Но завтра я п-получаемое непррррременно пер-редам по н-назначению.

Вернувшись домой, я позвонил Алексею Викторовичу и сказал:

— Ваш компьютер я вручил охраннику Мельникову, и он обещал все передать по назначению.

То, что охранник был пьян, решил не говорить.

Мне было приятно выполнить просьбу Алексея Викторовича.

Конечно, общаясь с Максимом Андреевичем Меньшиковым, Софьей Владимировной Костюк, Михаилом Юрьевичем Горшковым, Сергеем Викторовичем Исаковым, мы все время говорили о «СОЛО«.

Так и прошел день. Суетно. Метельно…

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. В 1959 году я в Москве купил свою первую пишущую машинку, она называлась «Москва» и стоила 120 рублей. Тогда я первый раз в жизни летел самолетом вместе с этой машинкой.

В то время только-только открыли аэропорт Шереметьево, и была нелетная погода. Нам всем предложили переночевать в недостроенной гостинице «Шереметьево».

«Следует стремиться увидеть в каждой вещи то, чего еще никто не видел и над чем еще никто не думал». ЛИХТЕНБЕРГ

492

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: