Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Шестое чувство

7 сентября 2002, суббота, день 118

Я уже писал много раз, что у бизнесменов выходных не бывает. У настоящих предпринимателей работа — наркотик. Он ее, работу, костерит, ругает, проклинает, но жить без нее не может: привык к ритму, привык, что он нужен (я говорю об абстрактном предпринимателе). Наркоманы ведь тоже проклинают себя за слабость, страсть. Только наркоман все время планирует бросить, завязать, а человек бизнеса наоборот, хочет расшириться и организовать дело так, чтобы он мог только идеи давать, а дело крутилось бы само по себе. Не у всех получается.

Я говорил со многими бизнесменами, или как их называли в советские времена, организаторами производства. Чем выше пост, чем больше дело, тем сложнее жить.

Время меняется фантастически. А психология человека почти не меняется.

Вспоминаю Екатерину Алексеевну Фурцеву, министра культуры СССР, Ивана Александровича Пырьева, председателя Союза кинематографистов СССР, Николая Трофимовича Сизова, генерального директора Мосфильма, Михаила Федоровича Ненашева (его я вспоминаю чаще других, удивительный человек), работавшего главным редактором газеты «Советская Россия», потом руководившего Гостелерадио, Госкомиздатом, Михаила Никифоровича Полторанина (при Ельцине одно время он был чуть ли не вторым человеком в государстве), Ивана Тимофеевича Фролова, академика, философа, главного редактора газеты «Правда»… Да взять Михаила Сергеевича Горбачева, Александра Николаевича Яковлева, с которыми я несколько раз встречался, — они все были заложниками своего дела.

Лишь немногим людям удавалось сохранить индивидуальность, свою личность и быть независимыми от обстоятельств, жить в радость и удовольствие, быть хозяином собственной судьбы.

Вот и я — хотел почитать книжку, но тут же вспомнил, что необходимо доделать шаблоны для программы «СОЛО на клавиатуре», обзвонить новых сотрудников «ЭргоСОЛО», поинтересоваться, как идет работа в офисе — мы и по субботам начали работать.

Суббота. Выходной день. А я именно по субботам работаю больше всего.

С утра приехала Надежда Николаевна Арева, моя ученица. И сын ее, Евгений Николаевич Арев, ему уже 26 лет, в некотором роде мой ученик. Надежда Николаевна, узнав о моих бытовых трудностях, предложила помочь. Я эту помощь принял. Она пришла и сначала немножко поворчала: как же можно так жить, совсем не следить за порядком и чистотой, почему я не сменил перегоревшие лампочки, не снял белье с балкона, холодильник не разобрал? Но ворчала она добродушно, мягко.

Днем приехала Софья Владимировна Костюк, мы занялись анализом писем. Как сделать, чтобы наши ученики находили ответы на свои вопросы на сайте?

А вечером поехали на спектакль «Шесть чувств» — перформанс-хеппенинг в 6 эпизодах, придуманный и поставленный Давидом Евгеньевичем Яном в клубе ОГИ на Петровке, дом 26.

Приехали за полчаса, ибо нас предупредили, что могут возникнуть сложности с местами. Собрались друзья Давида Евгеньевича. Я встретил замечательных людей — братьев Пачиковых, Георгия и Степана.

Давид Евгеньевич — молодец. Он, президент известной фирмы, создатель таких произведений, как «Лингво» и «Файнридер», вдруг решил попробовать себя в режиссуре. Далеко не каждый человек способен в поисках своего «я» рисковать.

Давид Евгеньевич сам написал сценарий и сам все поставил.

Зрение — так называется первый эпизод. Мы ищем красоту и не понимаем, что она нередко в глазах самого человека, того, кто смотрит, кто ищет.

Мы все живем в мире запахов. Запах иногда может рассказать очень многое. Как мы их воспринимаем, какую роль они играют в нашей жизни?

У нас у всех есть вкус. «Отнимите у человека способность чувствовать мельчайшие оттенки вкуса, и что бы он ни пробовал, все станет для него похожим на воду. Как он тогда узнает истинный вкус воды?» Эти строчки — аннотация, расшифровка к третьему эпизоду, который так и называется «Вкус».

А еще есть слух и осязание.

И, наконец, чувство, которое мы так и называем: шестое чувство.

Давид Евгеньевич собрал приличную команду: режиссера видеосъемок, режиссера монтажа, оператора, подготовительную группу. И у него получился интересный спектакль — странный, все время нужно было угадывать: а это о чем, а это зачем, а это к чему?

Режиссер Давид Ян поставил перед собой задачу: включить зрителя в действие. Сидящие за столиками не просто смотрели и наблюдали, они участвовали в спектакле.

Вот им завязывают глаза и связывают руки. Вот их заставляют переключить внимание с экрана на реальных актеров, а потом снова наблюдать, что делают участники спектакля в особой комнате…

Давид Евгеньевич попытался соединить в единое целое возможности телевидения, театра, кинематографа, музыки.

Моя оценка увиденного?

Положительная.

Хотя это скорее эскиз, набросок, серия этюдов, которым еще предстоит стать законченным произведением. Это скорее развернутая режиссерская экспликация с некоторыми примерами, порой схематичными, но позволяющая представить себе эту работу в окончательном виде. Некий рабочий вариант, который рождается в процессе обкатки на зрителе.

Так поступал знаменитый, но ныне забытый режиссер Эмиль Буриян, руководивший в Югославии театром «Д34».

В прошлом подобные поиски осуществлял со своими студентами Всеволод Мейерхольд.

Много на эту тему размышлял известный актер и режиссер Николай Охлопков.

Сегодня эти эксперименты продолжает Илья Рахельгауз в Театре современной пьесы.

На перформансе царила доброжелательная атмосфера. Я наблюдал за поведением Давида Евгеньевича и улыбался. Просто первокурсник театрального института, сдающий свою учебную работу мастеру. Мастера не было, были только зрители.

Давид Евгеньевич быстро спускался и поднимался по многочисленным лестницам, что-то шептал своим актерам, иногда чуть раздраженно отдавал команду оператору, порой был как ребенок, расстроен и огорчен, когда кто-то делал не то, что он просил. И как же он радовался (лицо его просто светилось), когда получалось!

С Давидом Евгеньевичем, как я уже писал не один раз, меня связывают добрые отношения. Я искренне ему завидовал. Вот и он решил попробовать себя в новом деле — в режиссуре. А я пробую себя в бизнесе.

Конечно, Давид Евгеньевич мог бы многому меня научить — как вести бизнес. И он пытался это делать. Я помню, как год назад ночью он прочел мне четырехчасовую лекцию — как надо выходить с «СОЛО на клавиатуре» на Запад. И, наверное, он прав. Но большинство его советов я выполнить не мог.

Причина? Она проста. То, что органично для него, то чужеродно для меня. Мы разные люди.

Соглашусь, что в бизнесе есть определенные законы. И нужно о них помнить и им следовать. Но повторю, наверное, уже в сотый раз: если вы хотите оставаться середняком, то нужно спокойно и ровно действовать по этим законам. Если же вы хотите добиться большего, то нужно искать неординарные пути, находить нетривиальные решения, ломать стереотипы.

Здесь бизнес, как это ни странно, смыкается с искусством.

В искусстве добивается успеха только тот, кто все делает не так, как другие. То же самое и в бизнесе.

Возьмем Билла Гейтса. Формально недоучка — если не ошибаюсь, он так и не закончил университета. Когда Билл Гейтс начинал свое дело, то существовало уже немало фирм, занимающихся программным обеспечением. Он что, Билл Гейтс, создал сам гениальную программу? Нет. Он просто нашел нетривиальные подходы.

Тот же Давид Евгеньевич Ян, с одной стороны, начинал, как все — делал свои программы сначала в общежитии, потом снимали два номера в гостинице «Севастополь» (их каждый день переселяли в новые номера, и они наловчились за один час переезжать и налаживать работу компьютера). Затем у него было три офиса, и все говорили, что он занимается не своим делом, ибо уже есть много электронных словарей и огромное количество фирм занимается проблемой распознавания. А лучшей-то стала фирма «АБИ». Давид Евгеньевич своего добился.

Не знаю, сможем ли мы в «ЭргоСОЛО» добиться такого же успеха? Не исключаю, что мы разоримся и закроемся. Но может быть, а я в это верю, мы прорвемся.

Все зубры компьютерного мира в Москве мне говорят, что так не делают. Они критикуют, анализируют, учат меня (нередко их советы я учитываю), предрекают полный провал. Я ведь обращался с предложениями к Евгению Валентиновичу Касперскому, Аркадию Юрьевичу Воложу, Андрею Юрьевичу Зотову, Анатолию Михайловичу Карачинскому и многим другим. Я предлагал им совместно работать. У них есть офис, бухгалтерия, телефоны, компьютеры. Я говорил:

— Мои идеи, мои принципы, ваши возможности — и мы через год повысим компьютерную грамотность процентов на 5-6. Это же прекрасно. Только 5 процентов людей набирают правильно. Мы поможем людям. Этот рынок практически необозрим. Да, есть другие программы по набору. Но мы станем лучшей программой, другой. А потом, смотрите, какие возможности. Программу «СОЛО на клавиатуре» можно объединить с программой обучения иностранному языку, с программой быстрого чтения, добавить много игровых моментов, создать специальный курс для школ.

Я рисовал перед ними блестящие перспективы. Помню, Елена Савельевна Колмановская, женщина острого ума, доброжелательная по характеру, умеющая слушать других людей, влюбленная в свою работу, выслушав меня, спросила:

— И вы уверены в коммерческом успехе?

— Не сомневаюсь.

— Но если вы так уверены, — предложила она, — так займитесь этим сами. Когда у вас будут деньги, вы сможете заказать рекламу на «Яндексе».

Конечно, «Яндекс» — великая система (вот уже три месяца я никак не могу написать для одной центральной газеты большую статью о «Яндексе», на этой неделе сделаю). Я и думал, предлагая «Яндексу» совместную работу, использовать его возможности, чтобы быстро прорваться вперед. Организация форумов, разнообразная реклама программы, обсуждение, борьба с пиратством — на «Яндексе» это сделать значительно легче, чем если начинать все с нуля.

Но «Яндекс» отказался. Отказались и все остальные.

Не верим!

Вот поэтому я теперь свои нетривиальные идеи реализую сам.

О, какая цифра! Три единицы! Нам 111 дней. Доживем до 444! И успех к нам придет. Конечно, если помогут наши ученики.

Об этом я думал, когда возвращался домой после спектакля «Шесть чувств», поставленного Давидом Евгеньевичем Яном. Хороший день был сегодня.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Посмотрите эти снимки. Конечно, они и в тысячной доле не передадут впечатления от спектакля.

Сцена из спектакля. Выбран не самый лучший момент. Были куда более интересные
Давид Евгеньевич Ян

Что означает этот жест? Я с вами, я здесь? Ладошка в серебряной краске. А у меня еще будут призы из золота! Или: я круто меняю все! И наверное… Но разве дело в успехе или неуспехе? Суть в любви к делу, которым ты занимаешься. А на этой фотографии, согласитесь, Давид Евгеньевич Ян просто счастливый человек.

Степан Пачиков с завязанными глазами

Степан Пачиков — один из зубров компьютерного мира. Его знают и у нас, и в Америке, и во многих других странах. Уверен, хоть и завязаны у него глаза, но он все видит, все помнит, все знает.

«Мы так любим критиковать, что теряем способность глубоко чувствовать поистине прекрасные творения». ЛАБРЮЙЕР

408

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: