Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Сказка про короля, или 100 человек в день

17 июля 2003, четверг, день 431

Главное событие дня — собрание на фирме. Я долго сопротивлялся, но потом сдался. Софья Владимировна Костюк, Максим Андреевич Меньшиков, Евгений Александрович Ременец, Сергей Викторович Исаков — все они советовали мне собрать коллектив, чтобы серьезно поговорить: надо выработать единую политику, надо повоспитывать наших установщиков, надо навести порядок в офисе…

Надо, надо, надо…

И я решил собрать ребят.

Сначала выступил сам. Еще раз рассказал про «СОЛО», про итоги первого года существования фирмы, по то, как мы планируем двигаться дальше. Высказал претензии: мол, не делаем так, как договорились, и в главном, и в мелочах.

Главное — это круглосуточная оперативная работа, — сказал я. - Получили анкеты - и тут же отвечаем. Человек должен обалдеть: ему пишет не робот, а сотрудник «ЭргоСОЛО», пишет не формально, а заинтересованно, искренне. Очень важно — зацепить нашего ученика.

Забудьте слова «клиент», «пользователь». Ученик или солист — так мы должны называть тех, кто скачивает программу. Я не очень симпатизирую сетевому маркетингу. Более того, я знаю, что огромное число людей, занимающихся сетевым маркетингом, — жулики, обманщики. Но принцип 1 + 2 я разделяю: научился кто-то набирать слепым методом по нашей программе, пусть найдет двух учеников, а те еще двух.

— Самое главное, — продолжал я, — не продать программу, а научить человека набирать слепым десятипальцевым методом.

Далее я долго рассказывал, как должен работать менеджер по личным установкам:

— Он должен запомниться тому, кто его вызвал. Запомниться сверхвежливым обращением, интеллигентностью, обязательностью, манерой общения и тем, как он сам здорово набирает на клавиатуре компьютера. Вот Алексей Анатольевич Чейкин, когда показывает новым ученикам, как надо набирать, устраивает целое представление: набирает стоя, сидя, с закрытыми глазами, повернув голову вправо или влево или смотря на потолок, при этом он не делает опечаток, но иногда допускает орфографические ошибки, что не одно и то же. Ученики приходят в восторг.

— После того как менеджер по личным установкам установил наш курс, — продолжал я, — он должен вести ученика, звонить ему, если нужно, помогать пройти «СОЛО» и сделать так, чтобы новому солисту захотелось научить других людей у себя на работе, в институте. Только так мы можем найти корпоративных солистов!

Я говорил убежденно, твердо, эмоционально. Я пытался внушить слушателям, что работать нужно еще лучше. На собрании никогда нельзя никого ругать, не следует позорить того или иного человека при всех. А хвалить можно и нужно. И я хвалил Евгения Александровича Ременца. Просто превозносил до небес: аккуратен, точен, верен, воспитан.

Евгений Александрович слушал молча и чуть иронично улыбался, всем своим видом показывая: мол, приятные слова радуют, но вот если бы зарплату прибавили, было бы еще лучше.

— Вы все, — говорил я, — можете значительно больше получать, но это зависит именно от вас, от вашей работы. Например, ночной менеджер должен быть не просто ночным сторожем на фирме, он может многое сделать для продвижения программы: сообщения на чужих форумах; поддержка наших форумов; персональная рассылка; борьба с кряками; продвижение программы на личных страничках — чтобы наши солисты поставили на своих сайтах ссылку на «СОЛО на клавиатуре»; обработка анкет — в два ночи человек заполнил анкету, а уже в 2.05 получил ответ — это же здорово. Пока мы могли бы обойтись без ночного дежурного. Но я верю, что еще месяц-два — и начнутся регистрации с Дальнего Востока, из США: у нас ночь, а у них день. И мы должны отработать до мелочей всю систему нашей деятельности. Понятно?

Все кивнули, мол, понятно. Алексей Анатольевич Чейкин хотел было задать вопрос, но, встретившись со мной взглядом, тут же передумал.

— Главный человек у нас Максим Андреевич Меньшиков. Исполнительный директор. Его просьба — это закон, это приказ. Я прошу всех поддерживать Максима Андреевича, помогать ему.

Я говорил и о том, что у нас на фирме создалась хорошая атмосфера, доброжелательная, уважительная, что многие люди на фирме растут, на практике осваивая курс общения, начинают лучше разбираться в информационных технологиях, заводят интересные контакты.

Потом я попросил всех сотрудников высказаться: что им нравится и что не нравится на фирме. В этом плане гласность — самый лучший способ избежать кривотолков, сплетен, закулисных обсуждений.

Не забыл я рассказать и о нашей финансовой политике, отметив, что пока не будем увеличивать цену за программу. Но и зарплату не предполагаем повышать. Сейчас почти все сотрудники у нас получают деньги, хотя и маленькие. Единственный, кто ни разу не получил зарплату, — это руководитель фирмы. Но так и должно быть.

Я сразу вспомнил о ненаписанной мною сказке о короле. Жил-был король. Еще молодым он стал править своим королевством — сменил батюшку, короля-старшего. Став королем, он переехал из королевских покоев в хижину, перестал ездить на дорогих машинах и стал питаться, как все простые граждане его королевства. «Как же так, — недоумевали министры королевства, — вы же король, вы должны жить лучше всех». Король ответил на это: «Я готов жить лучше всех, но только после того, как хорошо начнут жить все подданные королевства. Когда всем построят жилье, тогда я перееду из своей хижины в королевский дворец».

Сказку я так и не написал. Но сам действую по этому принципу. Я готов получать за «СОЛО на клавиатуре» деньги, мало того, я хотел бы получать деньги за «СОЛО на клавиатуре», и чем больше, тем лучше. Но только после того, как все сотрудники фирмы смогут ежемесячно расписываться за солидную сумму. Ведь работают они увлеченно и вполне достойны нормальной зарплаты, такой, чтобы не думать, на что поесть, на что одеться, как выжить.

Для начала нам нужно, чтобы «СОЛО на клавиатуре» оплачивало 100 человек в день.

Всего 100 человек! На всю Россию, СНГ и мир! 100 человек — это включая продажу дисков, личные установки, корпоративные продажи. Но у нас пока нет и 40 человек в день.

Но у нас есть:

арендная плата;
оплата Интернета;
покупка оборудования;
оплата расходов, связанных с созданием диска;
коммунальные услуги;
расходы на канцелярские товары;
покупка печенья, чая и кофе;
а также оплата уборщицы (копейки, но реальные деньги).

Прибыль минимальная. То есть ее нет, если учесть, что она вся идет на зарплату.

Нам нужно всего 100 человек!

Среди заходящих к нам на сайт — люди разного социального положения. Но каждый из них, если бы захотел, мог нам помочь. Что стоит пойти к своему руководителю и уговорить его приобрести «СОЛО на клавиатуре», чтобы установить программу на все компьютеры фирмы, ведомства, университета, редакции, фонда..? Ведь 95 процентов (сколько раз я об этом писал!) сидящих за компьютером набирают двумя-четырьмя пальчиками.

Однако начальники сопротивляются, я это знаю. Начальники не понимают меня. И своих коллег.

Недавно я говорил с Анатолием Михайловичем Карачинским. Умница, современно мыслит, живет, опережая время. Создал прекрасную фирму IBS.

— Анатолий Михайлович, для IBS тысяча долларов — не деньги. У вас около тысячи компьютеров. За ними сидят конкретные люди, ваши сотрудники. И только пять процентов из них набирают десятипальцевым слепым методом. Сколько времени тратится непроизводительно! Я не говорю о здоровье. При зрячем методе нагрузка на глаза в 10 раз больше, чем при слепом. Вы руководитель фирмы — купите у нас «СОЛО», дайте задание, чтобы установили его на все компьютеры и попросите сотрудников начать проходить наш курс.

Анатолий Михайлович меня внимательно выслушал и попросил позвонить через неделю.

Сегодня я ему и звонил.

— Владимир Владимирович, ничем обрадовать вас не могу. Даже огорчу. Я беседовал с нашими специалистами, и все они против того, чтобы мы воспользовались вашим предложением. Причин много. Есть и технологические: устанавливать программу, следить за ней, решать вопросы, если поменяются компьютеры. Да и потом, как утверждают мои коллеги, у нас нет проблем с набором, все достаточно хорошо набирают.

Я слушал Анатолия Михайловича Карачинского и улыбался. Уговорить его я не смог. И не смогу, к сожалению. Он верит больше своим подчиненным, которым просто не хочется возиться с «СОЛО на клавиатуре». И они его убедили не приобретать нашу программу. Сам Анатолий Михайлович набирает двумя пальчиками и считает, что этого ему достаточно. Поэтому он и не может стать моим союзником.

Нам нужно всего 100 человек в день, чтобы мы жили более менее нормально. И я не могу их найти.

Обидно и другое. Я знаю, что в среднем нашу программу скачивают и устанавливают на свои компьютеры, если брать Москву, страну, СНГ и мир, более 400 человек в день. Я говорю это авторитетно. Столько анкет мы получаем. 400! А платит лишь 40 человек в день. 10 процентов! Это еще высокий показатель для нашей страны. Специалисты считают, что в России за софт платит только один процент. Пираты, кряки, воровство программ, обман — это Россия.

Мне все говорят, что нужно сделать серьезнее защиту программы. Но сломать можно любую. Поэтому мы не будем этого делать. Я надеюсь на сознательность учеников, солистов. Они обучаются, значит, они должны меня понимать. Они должны поддержать наш коллектив.

Написал эти слова и улыбнулся: сколько раз говорил на своих лекциях, писал в своих книгах, статьях, что никто никому и ничего не должен. И солисты не должны. Просто воровать неприлично. Просто заниматься по программе, в которую вложен труд нескольких десятков человек, и не оплатить ее — это же неловко. Я не прав?

Обо всем этом мы тоже говорили на собрании. Ребята хорошо выступали, рассказывали о себе, предлагали ряд мероприятий, которые должны (опять это проклятое слово «должны»!) поднять нашу фирму, улучшить ее финансовое положение.

В то же время я понимаю, как тяжело другим руководителям фирм, производящих программы. Мне-то помогают связи, друзья.

Павел Владимирович Кочкин из Красноярска, Вачаган Багатурович Акопян, Глеб Владимирович Успенский, Евгений Борисович Голубев, Павел Николаевич Гусев, Виталий Никитич Игнатенко, Алексей Михеевич Брячихин, Сергей Петрович Цой, Юрий Михайлович Лужков, Владимир Михайлович Платонов, Дмитрий Борисович Зимин, Леонид Васильевич Колпаков, Александр Феликсович Гаврилов, Александр Александрович Каверзнев…

Я назвал всего лишь 14 человек. А на самом деле этот список на порядок больше, а то и на два. Я легко могу назвать 140 человек, которые нам помогают и помогали. А если перелистать записную книжку, то назову и 1400 человек. Тем не менее, несмотря на эту помощь, мы почти бедствуем. Какой же выход из положения? Что я как менеджер, руководитель фирмы могу сделать, какой неординарный ход придумать?

Только улучшить работу фирмы «ЭргоСОЛО».

Можно начать с одного человека: подружиться с ним, узнать его окружение, убедить стать нашим другом, тогда, может быть, от этого человека «СОЛО» пойдет к другим. Но делать все необходимо целенаправленно, увлеченно, искренне, веря в успех и понимая, что мы делаем невероятно важное дело для всей страны: даем людям знания и навыки, учим их беречь собственное время, помогаем обрести психологическое равновесие в наше тревожное время.

Посмотрите на сайте письма, которые мы получаем. Это же блеск! Анастасия Андреевна Полканова делает прекрасные обзоры писем. Спасибо ей. Но мне бы хотелось и платить деньги Анастасии Андреевне. Она же ежедневно на фирму «ЭргоСОЛО» тратит три-четыре часа.

Как быть? Что делать? Эти извечные вопросы. Искать спонсоров? Нет, не тот путь. Улучшать программу. Написать такие тексты в курсе, чтобы они доходили до каждого солиста. Такие тексты, чтобы после их прочтения люди осознанно нас поддерживали.

Справимся ли мы с этим? Постараемся.

В конце собрания провели деловую игру: как общаться по телефону, как говорить с занудами, как отвечать на вопросы нервных солистов, как вселить уверенность в тех, кто сомневается, что сумеет пройти до конца все 100 заданий.

После собрания поговорили с Максимом Андреевичем Меньшиковым, в очередной раз мы составили план наших действий.

А поздним вечером я встречался с Александром Никифоровичем Слабынько, отцом Олега Слабынько, которого несколько лет назад убили на пороге его квартиры (Олег Александрович работал на Центральном телевидении, его смерть потрясла тогда многих). Александр Никифорович работает в Югославии. Мы говорили о его сыне.

Тяжелый выдался день. Но и удачный. Собрание провели хорошо. Регистрации чуть-чуть увеличились. Мы получили 20 прекрасных писем. А в газете «Столичная» обещали завтра дать заметку о «СОЛО на клавиатуре».

Половина первого ночи ко мне приехал главный редактор этой газеты Кирилл Евгеньевич Харатьян. Мы прекрасно пообщались.

Смотрю на часы — четвертый час. Как же не хочется идти на улицу с Кристофом. Но ведь пойду, куда денусь?

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Я стоял у темного окна и смотрел на свое странное отражение в стекле. Про себя говорил: «Добьюсь, сделаю. И будет у нас все замечательно через месяц-другой, ну, в крайнем случае, через три-четыре месяца, и тогда день зарплаты станет одним из самых приятных на фирме, ибо мы сможем оценить сотрудников не только морально, но и материально.

«Ничто так не воодушевляет, как сознание своего безнадежного положения». А. КАМЮ

392

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: